Главная страница
qrcode

Рак души. Абсурд! резко прервал его один из заседающих


Скачать 87,71 Kb.
НазваниеАбсурд! резко прервал его один из заседающих
АнкорРак души.docx
Дата03.09.2019
Размер87,71 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаРак души.docx
ТипДокументы
#40
страница4 из 4
Каталог
1   2   3   4
Глава 13.

Самый разгар дня, солнце печёт головы сотен людей, кишащих на пыльных и душных улицах. Николай погруженный в свои мысли медленно блуждал по асфальтовым полям, среди стада пустого человеческого корма жадного и пирующего зверя – цивилизации. Николай не мог придумать ни какого выхода, он понимал, что выхода нет, нет хорошего конца, конец в любом случае будет плохой. Это его одновременно и пугало, и угнетало, и, как ни странно, разжигало в нём необходимость думать. И он думал, но в голову ни чего не приходило.

Мимо него пронеслась пожарная машина, оглушая остатки живой фауны, воем сирены. Николай поднял голову и увидел клубы чёрного дыма, поднимающегося в небеса, и смешивающегося с облаками, в одну большую чёрную крышу, покрывавшую всю поверхность земли. Он как раз направлялся к эпицентру извержения данного «прекрасия», и повернув за угол дома, его охватил пронизывающий всё тело ужас. Он узнавал горящий дом, более того, он узнавал догорающую квартиру. Это была его квартира. Он подбежал к толпе собравшейся вокруг, и пробившись через неё он был остановлен двумя верзилами пожарниками.

- Это моя квартира. – пытаясь вырваться из железной хватки кричал он. Пустите меня! Что с Машей. – с полным ужасом сердцем прокричал он.

- Извини, из той квартиры мы не смогли спасти ни кого. – тихо проговорил один из «спасателей».

Николай упал на колени, охватываемый ужасом, его сердце сжималось тисками жестокой и беспощадной судьбы… Он зарыдал, он не рыдал ни разу со времён похорон своего отца. Он рыдал, от бесконечной боли разрывающей его сердце.

Спустя несколько часов, когда смотреть уже было не на что, все разошлись. А Николай всё так же стоял на коленях и рыдал. Ему не хотелось в это верить, ему хотелось быть с ней, но это не возможно. И у него в голове проскочил недавний разговор. Единственное, что ему захотелось – это умереть. Он встал и пошёл к реке, мимо которой проходил каждый день. Но подойдя к её краю, на стене он увидел надпись: «У тебя рак души». Он остановился.

- Почему я не видел её раньше? – убитый горем подумал он. – Ведь я проходил мимо неё каждый день, а по размытой и выцветшей краске видно, что она очень стара. – Эта надпись его зацепила. Он посмотрел вокруг, ни один проходящий человек, не обращает на неё внимание, будто её нет. – Ну они то понятно, но почему я? – удивлялся он. – Ведь я не такой как они, ведь я…

- Дяденька. – тонкий детский голосок оборвал его мысли. Николай опустил голову, и увидел маленького мальчика лет пяти. – Что тут написано? – внезапно спросил ребёнок. Удивлённый Николай, даже не знал, как ему реагировать.

- Здесь написано: «У тебя рак души» - промолвил Николай.

- А что это значит? – спросил мальчик.

- Это значит, что все люди больны, тяжело больны…

- А почему они не сходят к доктору? – наивно спросил мальчик.

- А нет доктора, нет доктора способного вылечить эту болезнь. Единственный, кто может вылечить эту болезнь, это сам больной.


- А почему тогда люди её не лечат?

- Потому, что люди не знают, что больны.


- А почему им это ни кто не скажет?

- Им говорят, но они не слушают.


- А почему они не слушают?

- Потому что они больны.

- Я не понял. – обиженно нахмурив брови пробубнил мальчик.

- Вот и я не понимаю, - задумчиво, ответил Николай.

- А вы тоже больны? – неожиданно спросил мальчик, что ввело Николая в ступор.

- Я? – Николай задумался. Он посмотрел по сторонам, ни кто не видит, ни его, ни надпись, ни мальчика. – А ведь я тоже не замечал, ведь я как они. Ведь я тоже болен, ведь мы все больны. – не обращая ни какого внимания на мальчика, вслух рассуждал Николай. – Ведь «Они», - под этим словом он подразумевал иллюминатов. – Тоже больны. Но больной не может лечить больного, а мы собираемся сделать очень сложную операцию, которую не сможем, и не должны. – Нагнувшись к мальчику, Николай похлопал его по плечам и с ноткой торжественности возгласил – Спасибо.

- Дядя странный. – весело и с улыбкой сказал мальчик, вслед убегающему Николаю.

Николай бежал вдоль улиц, он знал, что он должен сделать, во имя неё…

Глава 14.

Большой дом, с большим количеством окон, заливающих красивым солнечным светом просторные комнаты, оформленные в старом стиле на подобии царской усадьбы, украшенные большим количеством золота, статуй и картин. За столом сидят двое, молча, с очень задумчивым видом.


- Итак, - задумчиво сказал Смит. – ты уверен?

- Да. – непреклонно ответил Николай.


- Они правят планетой. Ты думаешь они не поймут? Ты думаешь они тебя не остановят?

- Даже если и остановят, я не могу помогать им. Я и так уже сильно всё усугубил.


- А если они правы?

- Даже если они и правы, я не вижу в этом истины, и я буду бороться за свою правду, в надежде, что это и есть истина. В конце концов истины не существует, любая правда относительна права, и истины быть просто не может.

- Возможно, ты и прав. Хорошо, - с тяжёлым задумчивым лицом ответил Смит. – я достану через кого ни будь нужное тебе оборудование, и сделаю так, что бы это не вывело на нас. Но ты должен понимать… Они правят планетой, у них полная власть, от них это не скрыть.


- Да, - усмехнулся Николай. – правят, и их власть безгранична, но почему же тогда мир скатился в такую яму?

- Хороший вопрос друг мой, но всё же я против твоей затеи.

- Это ради неё... – с наворачивающимися на глазах слезами, тихо сказал Николай.

- Хотя бы она не мучилась, так же как ты, ведь она знала, что скоро ты покинешь этот мир, и она знала, что это не изменить, знала, что она останется одна. Это худшая участь, что только может случиться.

Время шло, Смит достал Николаю лабораторию. С оборудованием, конечно, были проблемы, оно было доисторическое и разваливающееся. Его было не сравнить с тем, на котором он работал на иллюминатов. Но его это не волновало, ему намного лучше работалось на старом разваливающемся, ручном оборудовании, на котором работал еще, наверное, Дарвин. Его не волновали удобства, его не волновал сон, не волновала еда. Его не волновало ни что, из окружающего мира. Волновало лишь одно – успеть закончить и распространить лекарство. Было очень сложно, ведь он очень много времени проводил на работе, и не мог нарушить привычный ход вещей, что бы его не заподозрили. Ему приходилось работать ночами напролёт, спал он по несколько часов в неделю. И вирус не поддавался, ещё каких то несколько месяцев назад он приложил все силы, что бы не возможно было бы создание лекарства. Теперь он понимал, что работал действительно на совесть, и даже его отличное знание вируса не давало ему желаемого преимущества. На работе всё сильнее стали его подозревать, он приходил на работу не выспавшимся, отстранённым, нервным.

Прошло полтора месяца, времени почти не оставалось, лекарство он проверял на себе. Он понимал всю опасность, но так же понимал опасность огласки… Его начальство знало, что он занимается чем то, о чём они не знают. Первые несколько вариантов лекарств вызвали у него жуткую аллергическую реакцию, и даже лихорадку. Проблему составила совместимость с болезнями, ибо он пошёл тем же путём, что и иллюминаты, лекарство он создал в две стадии. Он не мог приглашать людей со всеми болезнями, поэтому он ввёл себе болезни, которые могли конфликтовать с лекарством. Его вид оставлял желать лучшего, начальство отправило его на больничный, он был практически при смерти. С виду он стал похож толи на сумасшедшего старика, толи на бездомного. Бледная, опухшая и обвисшая кожа, тёмно-чёрные круги под глазами, борода, слипшиеся засаленные волосы.

До судьбоносного дня оставалось всего ни чего, Николай благополучно распространил первую стадию. Но со второй была проблема, и он знал как её решить…

Глава 15.

Время пришло, Николай вывел лекарство, были, конечно, непроработанные моменты, были побочные эффекты, лекарство не прошло должных испытаний. Но времени уже не было, тянуть было нельзя. Оставалось только одно – распространить вторую стадию лекарства. И сделать он мог это только из одного места, только одна организация подготовила аппарат для распространения. И сегодня ночью, под предлогом полной проверки вируса и аппарата, он собирался распространить лекарство, он был очень рад что работал в головном отделе, и что распространение начнётся от них.

Он стоял перед офисом и думал, думал обо всём, думал о себе, думал о людях, которые его не знают, думал об организации, думал о ней… Час пришёл, Николай направился внутрь. По пути его встретил охранник. Резко вскочив, при виде незнакомого старика, похожего на сумасшедшего, с трясущимися руками, он направился к нему, хватаясь за оружие. Но злость резко сменилась удивлением.


- Это Вы? – ужаснувшись, воскликнул охранник. – Что с вами произошло?

- Я иду проверить вирус и аппарат распространения. – кашляя произнёс Николай.

- Сейчас? А может лучше это сделает, кто ни будь другой? Вам же плохо.

- Да мне плохо! – твёрдо воскликнул Николай. – Мне плохо, меня отправили на больничный, я в жизни не чувствовал себя так плохо. – Николай подошёл к охраннику и дружески стал ему тихонько объяснять. – Я не могу сидеть дома, я так с ума сойду, тут я делал действительно важные вещи, а сидя на больничном, я чувствую себя бесполезным. Но ведь я лучший специалист, я не могу позволить себе оставить всё без проверки.

- Но у нас есть ещё специалисты. Они проверят.

- Друг, - Николай выдержал паузу. – я не могу спокойно спать. Позволь… одна проверка.

Охранника терзали сомнения, он понимал, что такое нарушение приказа может привести к его увольнению, а то и к чему ни будь по хуже. Но так же он не мог спокойно смотреть на Николая. Он не был учёным, но он понимал, что должен чувствовать Николай, а его вид подкреплял чувства. – Хорошо. – с терзаемой душой произнёс он.

- Спасибо, ты не представляешь, как ты мне помог. Если что ни будь понадобится, я всегда к твоим услугам. – дружески произнёс Николай, и он направился к двери.

- Стой. – сзади прозвучал крик, и Николай пронзаемый ужасом остановился. – Ваша карточка заблокирована. – Произнёс охранник вводя что то в компьютер. – Я её восстановлю на 3 часа. Вам хватит?

- Да спасибо.

Николай провёл карточкой по замку, дверь открылась, и он вошёл. Он шёл по мрачному коридору, который даже не смотря на белый цвет был тёмным. Он шёл, и изредка ему встречались люди, коллеги которые с неописуемым ужасом сторонились его. Он быстро прошёл в лабораторию, не обращая ни на кого внимания, и начал включать аппарат. Он стал вводить что то на главной панели, поворачивать рубильники, нажимать кнопки, сверять показатели приборов. И вот, дрожащей рукой, он достал из кейса ампулы с лекарством. Он поместил их в аппарат и нажал несколько кнопок.

Вот он, час настал, осталось нажать лишь одну кнопку, и произойдёт то, к чему он стремился всё последние несколько месяцев, то чего хотела бы она, то для чего он был рождён. Дрожащая рука зависла над кнопкой, пот ручьями стекал по его лицу, мысли его круговоротом стучали по черепу. Ему казалось что его голова вот-вот лопнет. Он вспомнил её… И голова успокоилась, мысли пропали, была только одна мысль, руки не дрожали, его душа была не тут, его душа была с ней, он стал абсолютно спокоен. Роковой щелчок прозвучал, кнопка нажата, этот миг должен стать переломным в жизни человечества. На главном экране появилась табличка, красная табличка со словом «Error». Ужас объял Николая, двери позади него открылись. В лабораторию вбежала толпа охранников с оружием, они заняли периметр и направили оружие на Николая.

- Вы действительно думали, что мы не узнаем? – прозвучало из двери от вошедшего главы, главы всей организации. – Мы знаем всё, обо всех, а вы надеялись, что мы не узнаем про вас?

Николай повернулся к выходу и его объял ужас, его пронзили копья предательства.

- Смит. – Произнёс Николай, смотря на человека заходящего в лабораторию следом за главным.

- Смит? – удивлённо сказал главный. – Вы действительно так и не узнали его? – с высокомерной улыбкой произнёс он и расхохотался во весь голос. – Смит… Вы не задумывались, почему он так яро скрывает своё имя от вас? Ведь вы его лучший друг. – усмешка снова повисла на его лице. – Друг. – он приподнял голову и улыбка его ещё сильнее искривилась. – Возможно он вам больше известен под именем Бурыжников… - он выдержал паузу, и снова рассмеялся, когда лицо Николая покрыл ещё больший ужас. – Да-да, тот самый герой, который, - он сделал паузу, со вспоминающим лицом – как там сказал судья? Ах да: «Обезвредил опасного маньяка, на руках которого не одна жизнь»

Николай, вопя во всё горло, бросился на них. Резкая боль в шее, один из охранников ударил его прикладом. Он скорчился на полу, кашляя и задыхаясь, от боли. Главный разразился ещё большим смехом. Двое охранников подняли Николая за руки и упёрли дула под рёбра. Николай поднял голову и посмотрел на Смита, на лице которого не было ни чего, ни стыда, ни жалости, ни злости.

- На самом деле, ты должен быть ему благодарен. – со всё той же ухмылкой, в которую так хотел врезать Николай, произнёс главный. – Ведь это он спас твою любимую…

Лицо Николая резко переменилось, он перестал вырываться, на его лице повисло удивление, из глаза потекла слеза.

- Да-да, она жива, благодаря ему. – главный показал на Смита. – Мы отдали приказ убить её, но он притащил её живой, со словами: «Она может послужить нам как хороший инструмент, в случае если придётся шантажировать его». Я конечно не люблю инициаторов, но в этот раз он был прав. – он слегка отвёл голову и с задумчивым видом произнёс. – Я ни когда не видел такого, такой преданности, таких эмоций. Мы стёрли её память, записали новые, но она пошла против этого. Она забыла кто она, забыла своих родных, друзей, она забыла всё, кроме тебя, она помнила тебя, помнила как ты выглядишь, помнила как тебя зовут, помнила, что чувствовала рядом с тобой. Она помнила о тебе всё. Но это не важно, мы поселили её туда, от куда она до тебя не доберётся, как и ты для неё.

- Почему? – склонив голову, с которой падали слёзы, произнёс Николай.

- Почему? – удивлённо и с яростью крикнул главный. – Она забрала у нас нашего главного учёного, она осквернила того, кто мог изменить жизнь на всей планете.

- Почему тогда вы меня сразу не убили? Почему заставили испытать это? – разрываясь эмоциями выдавил Николай.

- Это же очевидно. Нам нужен козёл отпущения. Неужели ты думаешь, что мы убьём миллиарды людей, и люди не захотят крови? Им нужен будет виновный, и мы его ему дадим. – На последней фразе он как всегда расплылся в улыбке.

Николай молчал, Николаю было уже всё равно, мозг Николая перегорел, было не понятно, ни что он чувствует, ни о чём думает.

- Уведите его. – выходя из лаборатории нервно произнёс главный.

По улице мчался грузовик Полиции, в котором сидел в наручниках один человек, сидел и смотрел в пол. Машина остановилась, за перегородкой послышались удивлённые возгласы и смешки, человек поднял голову и посмотрел в окно закрытое решёткой. За решёткой виднелся зелёный сад. Он был посреди города, посреди пыльных улиц, посреди бетонного ужаса цивилизации. И в этом саду на траве, раскинув руки, лежал старик, лежал, улыбаясь и смотря в небо, старик наслаждался этим моментом, и было видно, что старик счастлив, по-настоящему счастлив, возможно, впервые за свою длинную жизнь. Машина тронулась, но в глазах заключённого, надолго застыли деревья, кусты, трава и старик.

Машина остановилась снова, и двери открылись, заключённого вывели из машины и отвели в камеру. Полицейские закрыли решетку, и ушли в другую комнату.

- Кто это такой то? – спросил один у другого.

- Не знаю, какой то сумасшедший учёный, - спокойно ответил тот. – вроде как, он выпустил какой то вирус.

- Надеюсь не опасный…

Их прервал смех доносящийся из камеры. Они быстро вскочили и побежали туда.

- Что это с ним? – удивлённо и с опаской спросил один.

- Не знаю, я же говорю он сумасшедший.

Сумасшедший сидел в камере и смеялся.

А напротив на стене, была выцарапана фраза:

«У тебя рак души»
1   2   3   4

перейти в каталог файлов


связь с админом