Главная страница
qrcode

Гарри Лэндрет. Игровая терапия. Академия образования


НазваниеАкадемия образования
АнкорГарри Лэндрет. Игровая терапия.doc
Дата14.02.2018
Размер1,48 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаГарри Лэндрет. Игровая терапия.doc
ТипДокументы
#30819
страница1 из 20
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ МО<РКД&СКИИ _

ПСИХОЛОГО-СОЦИАЛЬНЬІЙ ИНСТИТУТ

Гарри Лэндрет, Линда Хоумер, Джеральдина Гловер, Даниель Свини

ИГРОВАЯ ТЕРАПИЯ как способ решения проблем ребенка

Перевод Л.Р. Мошинской

Рекомендовано Редакционно-издательским Советом Российской Академии образования к использованию в качестве учебно-методического пособий

Москва—Воронеж 2001 ‘

ББК 88.8 Л92

Главный редактор Д. И. Фельдштейн

Заместитель главного редактора С. К. Бондарева


Члены редакционной коллегии:

А.

А.

Бодалев

Л.

П. Кезина

А. И. Подольский

Г.

А.

Бордовский

М. И. Кондаков

В.

А. Поляков

В.

П.

Борисенков

В.

Г.

Костомаров

В. В. Рубцов

С.

В.

Дармодехин

О.

Е.

Кутафин

Э.

В. Сайко

А.

А.

Деркач

В.

С.

Леднев

В.

А. Сластенин

Ю.И.

Дик

В.

И.

Лубовский

И. И. Халеева

А.

И.

Донцов

Н.

Н. Малафеев

В. М.Тиктинский-

И.

В.

Дубровина

Н.

Д. Никавдров




-Шкловский







Лэндрет Г., Хоумер Л., Гловер Дж., Свини Д.

Л92 Игровая терапия как способ решения проблем ре­бенка. / Перев. с англ. Л.Р. Мошинской. — М.: Москов­ский психолого-социальный институт; Воронеж: Издате­льство НПО «МОДЭК», 2001. — 320 с. (Серия «Библиоте­ка психолога»).

І5ВИ 5-89502-172-7 (МПСИ)

18ВЫ 5-89395-128-Х (НПО «МОДЭК»)

Игровая терапия — это хорошо продуманный и подтвержденный исследованиями подход, позволяющий помочь детям справляться со своими проблемами и преодолевать их. В центре внимания авторов книги — психотерапевтическое вмешательство и методологические подходы, позволившие снизить остроту проблем у детей, которым бы­ла рекомендована игровая терапия.

Книга ориентирована на специалистов-практиков, которые с ее помощью смогут аргументированно обосновать необходимость и це­лесообразность использования игровой терапии в каждом конкрет­ном случае.

ББК 88.8

I8ВN 5-89502-172-7 (МПСИ)

I8ВN 5-89395-128-Х (НПО «МОДЭК»)

© Московский психолого-социальный институт, 2001.

© Издательство НПО «МОДЭК». Оформление. 2001.

Введение

Идеология игровой терапии основывается не на догад­ках, не на пробах и ошибках, не на идее, вдруг осенившей психотерапевта. Игровая терапия — это хорошо продуман­ный, состоятельный в философском плане, основанный на принципах развития и подтвержденный исследованиями подход, позволяющий помочь детям справляться со своими проблемами и преодолевать их. Эта книга — единственная в ряду книг по игровой терапии; ее уникальность заключается в том, что впервые все существующие исследования по игро­вой терапии и описания случаев собраны здесь под одной обложкой. Как увидит читатель, результаты множества ис­следований, о которых рассказывается в этой книге, развен­чивают популярный миф о том, что игровая терапия требует многомесячных усилий.

В центре внимания этой книги — психотерапевтиче­ское вмешательство и методологические подходы, позво­лившие снизить остроту проблем у детей, которым была рекомендована игровая терапия. Краткий обзор методов игровой терапии, основанный на изучении случаев и опи­сании исследований, которые можно найти в литературе, дает яркое представление о достигнутых результатах. Эти обзоры предлагают читателю сжатые описания наиболее трудных и наиболее общих проблем, с которыми сталки­ваются игровые психотерапевты в работе с детьми. Кроме того, в этой книге описываются подходы к игровой тера­пии, основанные на самых различных теоретических по­зициях, предлагающие решение широкого круга проблем, возникающих у ребенка. Поскольку в этой книге содер­жатся ссылки на практические работы, она обеспечивает быстрый доступ к документированным исследованиям, которые наглядно показывают эффективность различных теоретических моделей игровой терапии и разнообразие подходов к ней: например, индивидуальная игровая тера­пия, групповая игровая терапия, игровая терапия в группе братьев и сестер, игровая терапия с использованием куко­льного театра, структурированная и неструктурированная «терапевтическая игра», терапевтическая игровая^еятель- ность в разнообразных условиях (частная практика, дет-

з

ские учреждения, больницы, начальная школа, тюрьма, домашняя обстановка). Научные исследования и описа­ния случаев, включенные в данную книгу, являются резу­льтатом углубленного анализа библиографии и обширных фондов библиотеки Центра Игровой Терапии Универси­тета Северного Техаса, которая содержит более 2000 жур­нальных статей, касающихся, игровой терапии^ Кроме того, были приняты во внимание ссылки из книги Лэндре- та, Хомейера, Браттона и Кэйла (1995) «Мир литературы по игровой терапии: фундаментальное руководство для авторов и психотерапевтов, работающих в этой области», опубликованной в Центре Игровой Терапии.


многих случаях описание случая или отчет об исследова- I нии не содержат подробных критериев для правильной постановки Диагноза. Таким образом, предлагаемый диа­гноз приводится для тот, чтобы помочь игровому тера­певту взвесить возможные варианты.
Эта книга имеет своей целью обеспечить свободный доступ к научно обоснованным процедурам игровой тера­пии, доказавшим свою эффективность при работе с мири- адом детских проблем, для профессионалов и студентов, специализирующихся в области психического здоровья. Собственно говоря, в этой книге Вы найдете все научные исследования и описания случаев, давших положитель- | ные результаты, которые мы обнаружили в литературе.

Наш опыт обучения и консультирования игровых пси­хотерапевтов показывает, что они часто испытывают неу­веренность в себе и сомневаются в эффективности игро­вой терапии, если не знакомы с результатами такой рабо­ты. Цель этой книги состоит в том, чтобы исправить это упущение, представив материал, который мог бы подбод­рить и подпитать исследователей. Когда специа­лист-практик знает, что то, что он делает, основано на ис­следованиях, он будет более последователен в своей рабо­те и, значит, добьется лучших результатов.

В наши дни, когда юристы в суде и инспекции по опеке . все чаще требуют обоснованных заключений, игровым те­рапевтам необходимо уметь документировать терапевти­ческие процедуры. Эта книга принесет ощутимую пользу тем специалистам, которые стоят перед необходимостью обосновать, почему тому или иному ребенку рекомендова­на игровая терапия.

Читатель обратит внимание, что в конце каждого отче­та об исследовании или описания случая приводится пере­чень возможных диагнозов в соответствии с ВЗМ-ГУ1. Во

  1. Жестокое обращение и запущенность

Типичным подходом в случае насилия над ребенком является стремление удалить ребенка из семьи, но в та­ких случаях внутренняя динамика реакции ребенка на жестокое обращение продолжает существовать. Эмо­циональная динамика, возникшая в результате наси­лия, должна быть уравновешена аналогичной динами­кой психотерапевтического процесса — такого, напри­мер, который возникает в системе отношений в игро­вой терапии. Нельзя ожидать, что дети, испытавшие жестокое обращение, смогут описать свои пережива­ния и реакции в словах — у них для этого еще не сущест­вует когнитивно-вербальных возможностей. Дети, подвергавшиеся жестокому обращению, приходят из неустойчивой среды. Система отношений в игровой те­рапии сообщает среде, в которой они действуют, абсо­лютную устойчивость, поскольку без нее ребенок не может чувствовать себя в безопасности; Именно этот параметр — уверенность в безопасности — позволяет ребенку вывести вовне глубоко укоренившуюся в нем эмоциональную боль, исследовать ее и избавиться от нее в игре. Насилие и пренебрежение приводят к серь­езным внутренним конфликтам и проблемам отноше­ний у ребенка, а игровая терапия создает некую модаль­ность, необходимую ребенку для развития адаптивных механизмов в собственном понимании и в собственном эмоциональном ритме.

Проработка жестокого обращения в физическом и эмоциональном плане в игре с кукольным театром

Автор: Чарльз А. Берч

Фокус

Игра с кукольным театром используется как метод иг­ровой терапии для того, чтобы помочь тринадцатилетнему мальчику справиться с последствиями жестокого обращения как в физическом, так и в эмоциональном плане.

Введение

У детей, переживших жестокое обращение, часто на­блюдается очень высокий уровень тревожности. Куколь­ный театр в случае с Карлом позволил ему дистанцирова­ться от содержания игры и, следовательно, от тревожно­сти.

В психотерапевтической работе с Карлом возникли следующие темы: его этническая принадлежность, физи­ческое насилие и пренебрежение; тот факт, что родители бросили его; смерть приемного отца и отвержение прием­ной матери, желающей «разусыновить» его.

Описание случая

Карл родился вне брака у девочки-подростка. В возра­сте четырех месяцев он.был помещен в опекунскую семью. Несмотря на то, что, по данным социального работника, опекуны часто применяли по отношению к ребенку жес­токие и унизительные формы физического наказания, было дано разрешение на усыновление Карла. Спустя че­тыре года, .после того, как Семья дважды сменила место жительства, приемный отец умер. Приемная мать говори­ла, что последним желанием ее покойного мужа было «ра­зусыновить» Карла. В процессе поиска подходящего места для Карла приемная мать повторяла, что он тупой, под­лый, ревнивый, упрямый и что в его жилах течет «плохая кровь». Позже Карла поместили в опекунскую семью, но его контакты с приемной матерью и сестрой регулярно продолжались.

Психотерапевтическое вмешательство

Первоначально Карл был направлен к психологу в свя­зи с обострением социальных и учебных проблем. Год с ним работала психотерапевт-женщина. Когда она уволи­лась из клиники, Карла направили к автору статьи, поско­льку в рекомендациях отмечалось, что, принимая во вни­мание вступление мальчика в переходный возрастг жела­тельно, чтобы с ним работал Психотерапевт-мужчина.

Работа с Карлом происходила в клинике по игровой терапии. На ранних стадиях в игре Карла всплыли конф­ликты, связанные с его афро-американекой принадлеж­ностью, и ярость от того, что его бросили. Ему Хотелось понять, что в нем дурного, и получить подходящее лекар­ство, которое могло бы его вылечить. На этой начальной стадии у него развивается глубокая привязанность к пси­хотерапевту.

На седьмом занятии Карл выбрал две куклы-марио­нетки: попугая агрессивного вида и красную птйчку, похо­жую на дятла, которых он попросил задавать психотера­певту вопросы, поскольку вербальное общение, существо­вавшее до сих пор между пациентом и терапевтом, приве­ло к повышению уровня напряженности. Он попросил те­рапевта сохранить эти куклы до следующего занятия.

На Следующем занятии Карл сразу отыскал эти куклы и попросил, чтобы занятие записывалось на магнитофон. Когда кукольное представление окончилось, Карл и тера­певт прослушали запись и обсудили некоторые моменты в развитии действия.

Игра на последних четырех занятиях была исполнена глубокого смысла (каждое представление записывалось на пленку и прослушивалось). В первом случае представле­ние развивалось вокруг птички-ребенка (Карл), которая вылупилась после того, как птичка-мама улетела. У птич­ки-малышки не было никого, кто кормил бы ее, у нее не было имени, и она не знала даже, что она за птичка. При­шла птичка-соседка и забрала малышку к себе домой.

Во втором кукольном представлении воплотилась по­требность Карла понять, почему его бросили, даже если эта причина унижала его в собственных глазах. В пред­ставлении также обнаружилось, что Карл воображает, что он носит имя своего отца.- 8

В центре третьего представления была встреча красной птички (Карла) с биологической матерью (попугай). Хотя он испытывал волнение от встречи с матерью, когда она изъявила желание взять его домой, он заявил, что уже «слишком поздно» и что он хочет остаться с птичкой, ко­торая о нем заботится. Содержание представления, как и прежде, свидетельствовало о том, что Карл все еще хочет оставаться с приемной матерью, несмотря на то, что она его отвергает, и на то, что, умерев, приемный отец поки­нул его.

В последнем представлении обнаружилось, что Карл считает жестокое обращение со стороны родителей неиз­бежным. Во время кукольного спектакля опекуны в его нынешней семье обижали его, угрожали ему и жестоко с ним обращались. Спектакль заканчивался на том, что его биологическая мать пришла к нему на выручку и забрала его в прекрасную страну. Карл по-прежнему надеялся, что родившая его мать станет тем безупречным родителем, ко­торого у него никогда не было.

Комментарии

Судя по описаниям занятий, сюжет театрального пред­ставления Карла развивался спонтанно; эта деятельность со всей очевидностью демонстрировала его взгляд на соб­ственное прошлое и надежды на будущее. Игра предоста­вила ребенку средства, с помощью которых он мог еще раз разыграть травмы своего детства и изучить их. Требуя, что­бы кукольное представление записали на магнитофон и потом проиграли пленку, Карл позволял терапевту участ­вовать в процессе на более глубоком, более активном уровне.

Источник. Вигсії, С.А. (1980). Рирреї ріау іп а Шігіе- еп-уеаг-оИ Ьоу: гететЬегіп§, гереа!іп§, апсі лгогкіп§ іКго- и§Ь. Сііпісаі Зосіаі \Уогк Іоитаї 8(2):79

-&0.

Возможные диагнозы по В8М-ІУ

  1. Г енерализованная тревожность.

309.21 Страх разлуки.

  1. Физическая жестокость.

У61.20 Проблемы детско-родительских отношений.

Преодоление последствий крайней депривации, дегидрации и комы в игровой терапии

Автор: Давид Фридман

Фокус

Ребенок, перенесший жестокую депривацию, участвовал в игровой терапии после госпитализации и передачи его в опе­кунскую семью.

Введение

Мать шестилетнего Сина во время жары лишала его какой бы то ни было жидкости, пытаясь «вылечить» его от энуреза. Его двухлетняя сестра умерла от такой же депри­вации. Когда Сина госпитализировали с диагнозом резко­го обезвоживания, он находился в коматозном состоянии. После выписки он был направлен к психотерапевту. Син относился к окружающим с повышенной настороженно­стью. Он не говорил на первичном приеме и только кивал головой.

Описание случая

С точки зрения психологии личности Син описывает­ся как ребенок, который научился быть для самого себя сверхбдительным Я-объектом, которому грозила опас­ность дисинтеграции в случае, если он не удовлетворял потребности матери. Подавление собственного, такого ес­тественного на данной стадии развития, нарциссизма привело к отсутствию удовольствия, активности и иници­ативы. Личностная психология исходит из того, что отра­жение потребностей ребенка не только придает им цен­ность, но и облегчает ребенку процесс возрастной интег­рации.

Психотерапевтическое вмешательство

Когда Син начал посещать занятия по игровой тера­пии, он не проявлял никаких эмоций, казался роботом, не говорил и не играл. Инициатором игры выступил автор, используя стимулирующие игрушки и пищу. Чтобы снять у Сина напряженность от непосредственной близости, ав­тор играл сам до тех пор, пока в конце концов Син, кото- 10 рый реагировал только на самые осторожные приглаше­ния к игре, нашел в себе силы к ней присоединиться.

Через четыре месяца ежедневной работы Син смог на­конец попросить иірушку или еду. Для того, чтобы сохра­нить контакт с ним, требовалось постоянно отражать его чувства. Автор указывает, что малейшая реакция, которая не соприкасалась непосредственно с субъективным ми­ром СиНа, разрушала хрупкий терапевтический союз: Син приходил в волнение и незамедлительно замыкался в себе. Спустя семь месяцев произошло важное изменение. Игра Сина, носившая до тех пор бесцветный и монотонный ха­рактер, стала оживать и наполняться эмоциями. В игре Сина с куклами, изображающими маму и младенца, стала возможной ситуация, когда младенец швырнул «плохую маму» о стену. Эта игра продолжалась пятнадцать минут. В последовавшей за этим игре возникла кукла, обозначен­ная теперь как «маленький человечек»;, этот человечек строил тюрьмы, где «плохую маму» можно было держать, не опасаясь, что она сбежит.

Теперь игра Сина была спонтанной и наполнилась си­льными эмоциями. Однако автор указывает, что отраже­ние все еще должно было быть сфокусировано на «малы­ше». Если задавался прямой вопрос, в поведении Сина возникала регрессия: он казался взволнованным и зам­кнутым.

Изменения появились и вне занятий. Син умел быть агрессивным — мог даже сказать «нет» авторитетным ли­цам. Игровой терапевт также помогал опекунам Сина удовлетворять потебности, возникающие в процессе раз­вития мальчика и формирования его Я.

Комментарии

Продолжительная острая депривация привела к необ­ходимости длительного психотерапевтического вмешате­льства. Депривация, или пренебрежение по отношению к ребенку, часто приводит к тому, %то такие дети не умеют играть. Многие специалисты единодушны в том, что в ка­честве первого шага на пути к выздоровлению нужно по­мочь ребенку научиться играть. Если эта задача, являюща­яся ключевой для развития ребенка, оказывается выпол­ненной, ребенок может использовать игру как выразите­льное лечебное средство.
Источник. Ргіесішап, В. (1983). А $е1Г-р5усЬо1о§у регз- ресііуе. Азвосіаіїоп/ог Ріау Ткетру Иетіеііег 2(3):6—&.


ц
Возможные диагнозы по В8М-ІУ

  1. Реактивные Нарушения привязанности.

  1. Запущенность ребенка.

). Игровая терапия и выявление факта
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

перейти в каталог файлов


связь с админом