Главная страница
qrcode

Люди сумерек. Александр Шакалов-Далин люди сумерек


НазваниеАлександр Шакалов-Далин люди сумерек
АнкорЛюди сумерек.doc
Дата02.01.2018
Размер55,5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаЛюди сумерек.doc
ТипДокументы
#21241
Каталог




Александр Шакалов-Далин

«ЛЮДИ» СУМЕРЕК»
В ручке осталось мало чернил, но я, надеюсь, смогу написать свою историю. Ещё, я надеюсь, успею это сделать раньше, чем умру.

Моё имя Харрисон Карпентер. Я работал клерком в корпорации «Ховалд–Найджест» и жил в центре. Я занял эту должность, пройдя огромный конкурс, мы, с моей матерью, были на вершине мира. Тогда ещё я считал полученную работу верхом божьей благодати. Конечно, отличный заработок, влиятельные люди вокруг. На проверку же, у медали оказалась весьма мрачная сторона, а половина заработка уходила на оплату новой квартиры. Влиятельные люди, с которыми я работал, даже не помнили моего имени. Так я прослужил два с половиной года, все ещё надеясь, что смогу заползти хотя бы на вторую ступеньку карьерной лестницы.

Комната находилась на самом верхнем этаже здания, её называли «комнатой переговоров». В ней, практически каждый день совещалась верхушка, самые значительные люди нашей фирмы, мои цари и боги. Часто по вечерам, когда здание пустело, я нарочно выискивал предлоги, чтобы задержаться и попасть туда. Комната была огромна. В центре, прямоугольником стояли столы с приставленными к ним креслами из натуральной кожи. Огромное окно, прикрытые жалюзи, изящные светильники, свисающие с потолка, чёрные шкафы на фоне серых стен. Даже цветы по углам, всё было пропитано величаем людей, которые проводили здесь буквально полжизни. Я с опаской пробирался туда, садился на каждое кресло, иногда даже разговаривал, подражая директорам.

- Я думаю, это выгодное предложение, мистер Дуайт.

- Разумеется, мистер Фон Рауз.

Три раза меня отлавливали и выгоняли охранники, но пересилить себя я не мог. И однажды, случилось это.

Я был в комнате переговоров, сидел в кресле Девидсона, представляя, что оно моё. Внезапно, грёзы потревожил скрип, доносившийся из-за входной двери. Я испугался. Меньше всего, нужно было попасться охране, учитывая, что они сделали мне последнее предупреждение всего день назад. В таких случаях, я прятался, так сделал и тогда. Между одним из шкафов и стеной было свободное пространство, куда я залезал, если вовремя слышал делающего обход охранника. Но не охранник вошёл в комнату переговоров. Это был мужчина в возрасте, которого везла на скрипевшей инвалидной коляске женщина с пустым, ничего не выражающим, густо накрашенным лицом. Мужчина был очень худ, с серыми длинными прямыми волосами и в костюме, того же цвета. Глаза скрывали круглые очки, с чёрными стеклами, я предположил, что незнакомец был слеп. У меня имелась возможность наблюдать за всем через узкую щель, что я и делал, затаив дыхание.

За слепым в комнату вошли ещё несколько человек, точно сказать не могу, но восемь – девять, точно. Среди них я заметил женщин, и даже двоих детей. Все они были одеты в строгие костюмы, а их лица больше походили на маски. Создавалось впечатление, что ни один не испытывал в жизни каких – либо эмоций. Свет они не включили. В полумраке лица пришедших казались мертвецки серого цвета. Меня прохватил озноб, я ждал, что будет дальше.

Пока все не вошли, и дверь не закрылась, в комнате стояла тишина. Потом заговорил один, за ним, другой. Их речь скорее походила на громкий шёпот, как будто сухие листья шелестят. Говорили они на незнакомом языке, я не понимал ни слова, хотя, в университете, слыл полиглотом. Обращались к слепцу, похоже, он был главным. Более всех мне запомнился мужчина в чёрном костюме, высокий, с очень длинными кудрявыми волосами, стянутыми сзади в хвост. На нём были синие очки ромбы. Он выделялся не только внешне, но и своим поведением – вёл себя более энергично, говорил громче и постоянно широко улыбался, хотя, от этой улыбки, мне стало не по себе. Я запомнил, что его называли Прискин, и мне показалось, что многие его не любили. Слепец всё это время молчал, только слушал. Мне уже начинало казаться, что этот человек мёртв, но вдруг, он поднял руку. Шёпот – шорох моментально прекратился. Теперь все слушали его. Он говорил очень медленно, часто употребляя слово «пауар», но произносил его как – то горлом, мыча на втором слоге так, что я не смогу это повторить. Остальные слушали очень внимательно, только Прискин продолжал улыбаться. Я сел на колени, и прильнув глазом к щели, подумал: «Ну и вляпался же я, кто все эти люди? Почему они так странно себя ведут?» - но не получил ответа ни на один из этих вопросов.

Слепец закончил свою речь. Снова поднялся шёпот – шорох, потом они стали говорить по очереди, потом заговорил Прискин. Он тоже говорил долго и, похоже, приводимые им доводы заинтересовали слепца.

Я сидел в своем укрытие больше двух часов, а они все шептали и шептали, я перестал соображать, меня клонило в сон, а шёпоты всё глубже и глубже погружали в небытие.

Когда проснулся, за окнами брезжил рассвет. Я лежал в комнате переговоров покрытый чьим – то пиджаком. На часах было без пяти семь, скоро начнется рабочий день! Я вскочил и, скинув пиджак на пол, вылетел из помещения. Вокруг все было обычным, но не для меня, казалось, за мной кто-то постоянно наблюдает, странные люди с серой кожей. Стало страшно. Спустившись вниз и выйдя из здания, я остановился, чтобы подумать. Всё, что я увидел, было похоже на сон, на странный сон. Обернувшись к Ховалд-Найджест, я заключил, что не вернусь туда сегодня, не вернусь никогда, и уверенно пошёл домой.

Мама очень волновалась, вся в слезах, она рассказала мне, что уже звонила в службу спасения. Она была счастлива видеть меня живым и здоровым. Я придумал себе правдоподобное оправдание и решил пока не говорить о том, что произошло. Страшно хотелось есть и мы отправилась на кухню. Мама растила меня без отца, который предпочёл более лёгкую жизнь в Бельгии. Хлопоты по хозяйству, работа, моё воспитание отнимали у неё слишком много времени и сил, чтобы заниматься собой. Мама отдала мне лучшие годы своей жизни, и я всегда хотел обеспечить ей счастливую безбедную старость. Я не стеснялся того, что очень точно вписывался в общее понятие о «маменькином сынке».

Мама приготовила яичницу с беконом. Я быстро всё съел, и отправился к себе в комнату, твердо решив, позвонить боссу и сказать, что увольняюсь. Уже подойдя к письменному столу, на котором стоял телефонный аппарат, я почувствовал внезапное головокружение, перед глазами поплыли стены, в голове помутнело. Последнее, что увидел, это искаженное от слез лицо мамы и ее слова:

- «Прости, Харри».

Когда тьма рассеялась, я лежал в комнате со странными песочными стенами и клетчатым потолком. Вокруг стояли стеллажи со склянками и медицинскими инструментами. Попытка пошевелиться оказалась тщетной, я был пристёгнут ремнями к медицинскому столу. Рядом послышались шаги, я приподнял голову и ужаснулся! Передо мной стояли двое верзил, оба бритые наголо, в одинаковых санитарных халатах, ни дать ни взять, однояйцовые близнецы. Но напугал меня тот, кто стоял между ними! Сгорбленная приземистая фигура, почти карлик с неестественно длинными руками. Малюсенькие глазки, остренький носик и гигантский рот, искривлённый в чудовищную ухмылку, умещались на круглой голове, растущей, будто из плеч. Неаккуратные, короткие волосы немыты и всклокочены. Заиграла музыка, «Кондор летит» Ласта, я повернул голову и увидел Прискина.

- Приступайте, Алиса, - сказал он улыбаясь.

Через мгновение я почувствовал резкую боль в области живота, снова повернул голову, и увидел карлицу, вынимающую из меня иглу огромного шприца. Вокруг снова потемнело.

Очнувшись во второй раз, я сразу попытался встать, но опять безрезультатно. Подо мной был горячий песок. Я лежал в палатке из чёрной парусины, от духоты перед глазами всё плыло. Собравшись с силами, я смог встать на четвереньки и выбраться, а потом закричал, не узнавая собственного голоса. Голубое небо, жёлтая земля, вот то, что я увидел. Куда бы ни посмотрел, везде видел только песок. Часы показывали 12:35, но меня больше поразила дата. От ночного приключения меня отделяли всего три часа. Я находился посреди голой пустыни, макушку пекло проклятое солнце. Первым делом, осмотрев палатку, и ничего в ней не найдя, кроме тоненькой фляжки с водой, я, вдруг, рассмеялся. Положение оказалось катастрофически безвыходным, что делать, не понимал. Сидеть на одном месте я не мог и, определив, где север, по положению солнца, побрёл туда, на дрожащих ногах, волоча за собой палатку. Не знаю, почему я выбрал север. В кино все всегда идут на север. Шёл, пока были силы. Сначала очень хотелось есть, потом это желание пропало, но я начал чувствовать страшную усталость. По дороге, избавился от ботинок, а потом страшно жалел об этом – песок нещадно жёг ноги. Постоянно думал о том, что со мной произошло, ничего не понимал, и сколь долго не шёл, впереди было все одно – голубое небо и жёлтый песок. Наконец солнце село. Стало легче дышать, но мне необходимо было отдохнуть, чтобы продолжить свой путь завтра. Еды не было, воды оставалось чуть-чуть, мне выделили палатку чёрного цвета, он притягивает солнечные лучи. Я не стал её ставить, завернулся в парусину, прикрыл голову рубашкой и заснул. Проснулся в 8:20 и снова, не мог встать на ноги с первой попытки. Мои вчерашние следы замело, пришлось вновь выяснять, где север. И я пошёл дальше. Мучили голод и жажда, фляжка опустела, всё труднее было бороться с усталостью. Солнце страшно пекло голову, я догадался обмотать её рубашкой, стало чуть легче. Пройдя часа четыре, обнаружил, что не волоку за собой палатку, я не заметил, как её край выскользнул из руки. Возвращаться не стал – бесполезно. Всё бесполезно. Волной накатило отчаяние, но тут, моё внимание привлекла, еле заметная, между небом и землёй, чёрная точка. Превозмогая себя, я с надеждой побрёл в её сторону. Уже на пол пути, узнал чёрную палатку, которая, похоже, стоит здесь давно. Подойдя, и с трудом раздвинув засыпанные песком полы, я увидел внутри мёртвое тело. Я узнал, кто это был. Сам труп, конечно, до неузнаваемости иссох, но по одежде, и лежащей рядом сумочке я опознал Делию Гаен. Она работала у нас пресс – атташе, и пропала примерно полтора месяца назад. Приходила полиция, задавала вопросы. Приходила её мать, убитая горем пожилая женщина, уже не надеявшаяся, что дочь найдут живой. В корпорации дело быстро замяли, и всё вернулось на круги своя. Наверное, Делия увидела (или услышала), то же, что и я. В её сумочке я нашёл ручку, и пишу это послание на своей рубашке. Остаться в живых, не надеюсь. Я уверен, что случайно столкнулся с истинными царями и богами, правящими на планете. Люди, которые смогли заставить мою мать так со мной поступить. Те, кто запросто могут, за несколько часов, переправить человека в середину пустыни, несомненно, обладают огромной властью. Это люди с серой кожей, они мрачны и беспринципны, они твёрдо знают, что им нужно и как это взять, ни с кем не делясь. Я набрёл на труп Делии Гаен, но не известно сколько ещё человек они здесь похоронили. В палатке Делии, лежала фляжка. Она примерно в трое больше моей. Наверное, воду они выдают в зависимости от социального статуса, а может, это из-за её «слабого пола»? Единственное, что я знаю это то, что одного из них зовут Прискин, и странное слово «пауар», которое запало мне в голову (хотя, это может быть ничего не значащий артикль, вроде английского «the»). Пиджак, которым я был накрыт, когда проснулся в комнате переговоров, теперь я уверен, был надет на женщине, которая везла коляску слепца. Боже, если бы я не заснул тогда, то сейчас, возможно, не находился в этой пустыне! Мне становится всё труднее сглатывать слюну, болит живот, даже двигать ручкой неимоверно тяжело. Моя рубашка стала похожа на часть костюма Джефри Раша из «Пера маркиза де Сада». Хочется плакать, выть от отчаяния. Страх перед смертью от жажды сковывает мысли, вряд ли она будет лёгкой и быстрой. Думаю, мне осталось не долго, и мир не много от этого потеряет. Я всю жизнь мечтал приблизиться к великим, что ж, приблизился, даже ближе, чем хотел. Чернила кончаются. Не знаю, попадет ли мое послание в чьи-то руки, или навсегда останется в этих песках? А может, они придут и заберут его? Это покажется бредом, но я чувствую, как серые люди, «люди сумерек», смотрят на меня. Кто знает, на что ещё они способны?
перейти в каталог файлов


связь с админом