Главная страница

Давным-давно. Давным-давно, в настолько стародавние времена, что теперь уже и нельзя сказать, правда это или вымысел в королевстве, о котором уже мало кто помнит, жил да был придворный алхимик


Скачать 25,26 Kb.
НазваниеДавным-давно, в настолько стародавние времена, что теперь уже и нельзя сказать, правда это или вымысел в королевстве, о котором уже мало кто помнит, жил да был придворный алхимик
АнкорДавным-давно.docx
Дата28.12.2017
Размер25,26 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаДавным-давно.docx
ТипДокументы
#19936
Каталог

Давным-давно, в настолько стародавние времена, что теперь уже и нельзя сказать, правда это или вымысел; в королевстве, о котором уже мало кто помнит, жил да был придворный алхимик. Был он одинок и все свое время проводил с ретортами, растворами и эликсирами. Увы, его знания сыграли с ним злую шутку – одержимый идеей создания идеального живого существа, он не заметил, как впал в немилость. Его пугающие игры с жизнью и смертью сочли слишком опасными и жестокими. Алхимика приговорили к смертной казни, однако судьба распорядилась иначе, и безумному гению удалось бежать. Он выстроил себе темную, продолжая свои немыслимые опыты, постепенно утратив остатки рассудка.

И вот, одной безлунной ночью, алхимик корпел над очередной порцией эликсиров в надежде создать нечто такое, что могло бы оживить мертвую плоть. И чем он больше углублялся в работу, тем очевидней для него становилась простая истина: в этот раз его тоже ждет провал. Воспылав гневом от собственного бессилия, он смахнул плоды своих трудов на пол, вдребезги разбив все колбы разом, перевернув все перегонные кубы и ступки. Вонючая смесь из едких жидкостей залила пол, забрызгав ни в чем неповинный горшок с мирно растущей в нем Венериной Мухоловкой.

Расстроенный своими неудачами алхимик погрузился в глубокий тяжелый сон, поэтому совершенно не заметил, как растение зажило своей жизнью. Сначала оно выбралось из горшка, расползаясь по полу длинными стеблями лиан, затем, ежеминутно увеличиваясь в размерах, перекинулось на стены и потолок, свешивая побеги.

К утру вся лаборатория алхимика была превращена в огромный цветочный парник, посредине которого красовалась огромных размеров венерина мухоловка, однако в отличие от своих сородичей, эта, пусть и обладая умопомрачительными масштабами, не выглядела угрожающе, напротив, казалось совершенно безобидной, будто какой-то сердобольный художник нарисовал ее.

С первыми лучами солнца, которое так редко проникало в единственное окно башни, проснулся и сам ее хозяин, пребывая в полном замешательстве от увиденного, он силился понять, что же произошло, как вдруг…

Огромная венерина раскрыла свой «зубастый рот», заливая все пространство нестерпимо ярким светом. Когда же алхимик сумел оправиться от нахлынувшего наваждения, а глаза перестали слепнуть и слезиться, он разглядел силуэт девушки, застенчиво прикрываясь длинными, как лианы, оплетшие комнату, волосами.

Девушка, которая получила имя Венус, прекрасно понимала своего «создателя», так как по ее мнению, все растения живые и умеют чувствовать и думать, просто говорить не получается. Именно поэтому пришлось немного постараться, что бы освоить человеческую речь, да и вообще привыкнуть новому телу. Вот кстати с телом как раз и возникли проблемы…

Так уж вышло, что Венус была идеальной красавицей, взять в жены которую мечтали бы принцы всех королевств. Даже не смотря на то, что на половину она была растением, все же очень немногое отличало ее от человека, в частности кожа необычного зеленого цвета и пара прелестных белоснежных клычков, а в остальном…. Красавица – глаз не отвести. Правда было и еще кое-то: волосы у Венус были просто невероятной длины, такие, что свесив косу из окна башни, вполне бы хватило, что бы достать до земли. Ну и к тому же цвет был уж больно необычен. Чаще всего у красавиц как: златые кудри и все такое - а тут одна половина прядей зеленая, другая – красная. Да хоть и так, а все равно ничем не хуже.

Увидев такую красоту, алхимик, возжелал воссоздать утерянный рецепт эликсира, что превратил обычное растение в такую прелесть, и как только Венус освоилась в новом для нее облике, он преступил к экспериментам.

Став пленницей в темной башне, она подвергалась каждодневным мучительным пыткам, которые сам алхимик называл опытами. Всякий раз они приносили лишь боль и страдания девушке-растению.

Шло время, но как не старалась выбраться Венус из своего сурового заточения, тяжелые цепи, сковывающие ее, пресекали любые попытки и поэтому вся ее свобода ограничивалась лишь одним единственным окошком, из которого можно было увидеть лишь темный и дремучий лес, уходящий к горизонту.

Днем обычно алхимик отправлялся по своим делам, и это были самые счастливые часы жизни юной пленницы. Благо, ее мучитель располагал действительно потрясающей библиотекой, и поэтому, после наведения порядка в кошмарной башне, Венус садилась и читала разнообразные книги. И в скором времени могла похвастать обширными знаниями в совершенно разных областях. Даже в алхимии.
Из года в год продолжались мучения красавицы, один невыносимо серый и безжизненный день сменялся другим, все больше она уверялась в том, что остаток своих дней она проведет в промозглой холодной башне, куда так редко попадает солнечный свет. Однако в один прекрасный день все переменилось.

Перемены принес с собой молодой паренек по имени Джексон. Будучи наследником царского престола, роскошная жизнь во дворце с бесконечно льстивыми придворными и завистливыми вельможами порядком надоела ему, и он частенько убегал из дворца, под личиной простого странника. В одной из своих вылазок он и повстречал алхимика. Разговорившись, Джексон пропитался искренней жалостью к обезумевшему старику и согласился приносить для него нужные травы и снадобья, которые сам алхимик достать не мог.

Так, раз в несколько месяцев принц появлялся на пороге темной башни, и двери, которые мог открывать только алхимик, распахивались перед ним. В такие дни хозяин башни запирал свою пленницу в самой дальней комнате, не разрешая произносить и звука.

И вот как-то раз, когда Джексон в очередной раз принес алхимику травы, и они как всегда уселись перед камином, старый алхимик ненароком прикорнул за очередной партией в шахматы. Джексон хотел было разбудить его, но нестерпимое желание побродить по башне не давало ему усидеть на месте. Сотни коридоров и комнат открылись перед ним, как огромный древний лабиринт, в котором наш герой заблудился. Блуждая из одной части башни в другую, Джексон вдруг услышал тихие всхлипы. Будучи по природе своей благородным, с пылким сердцем рыцаря, юноша не мог стерпеть чьих бы то ни было слез и в ту же секунду отправился разузнать, в чем же дело.

Тихонько подкравшись к двери, он заглянул сквозь замочную скважину и обомлел от увиденного: буквально в двух шагах от него сидела прекрасная девушка, тихо роняя слезы на холодный пол темницы. Он хотел было позвать незнакомку, но вдруг услышал страшную ругань и брань – это рассвирепел проснувшийся хозяин башни, увидев, что гостя нет на своем законном месте, ведь посещать другие комнаты, кроме как главную залу, ему было не дозволено. На все вопросы по поводу юной красавицы старый алхимик ничего не отвечал, а лишь злился пуще прежнего.

После этого Джексон уже не встречал алхимика и не появлялся в его башне, но образ таинственной незнакомки, томящейся в неволе, не давал спокойно спать ему по ночам. От одной лишь мысли о ней сердце его начинало биться чаще, тяжкие думы не давали ему покоя. Он потерял аппетит и ходил бледный, как призрак. Диагноз был однозначен - любовь с первого взгляда.

Осознав, что без незнакомки ему не мил и целый свет, он решил спасти ее, во что бы то ни стало. И вот, в один ясный солнечный день принц вновь предстал перед дверьми башни. Так уж сложилось, что и в этот раз алхимик отправился по своим делам, а поскольку двери башни открыть мог только он, Джексон никак не мог пробраться внутрь. Тогда он встал под окошком, и стал изо всех сил звать незнакомку. Порядком сорвав голос, он уже было отчаялся, как вдруг, его возлюбленная выглянуло в окно.

- Кто ты? - испуганно спросила она, - Зачем ты пришел сюда? Если алхимик узнает, что я разговариваю с незнакомцами, он может разозлиться. Тогда несдобровать ни тебе, ни мне.

- Как раз для того, чтобы вызволить тебя из неволи, и я пришел, - честно признался юноша. - Да вот незадача, я никак не могу пробраться внутрь.

- Хорош рыцарь, пришел спасать даму, да не знает как, - рассмеялась Венус. - Была б моя я воля я бы уже давно и сама сбежала, если бы не цепи.

- Быть может я? я смогу как-нибудь помочь, надо лишь придумать, как пробраться к тебе.

- Что ж, - улыбнулась пленница, - в общем-то, есть одна идея, скажи мне только как тебя величать, мой дорогой горе-спаситель.

- Джексон, - немного смутился тот.

- А я Венус, - ответила девушка, скинув из окна свои длинные косы.

Взобравшись по волосам на самый верх башни и перепрыгнув через подоконник, принц не заметил, как обронил запонку, да и не мог он заметить, ведь увидев свою избранницу вблизи, он уже не смог сдержать нахлынувших чувств и выпалил все сразу. И о том, как увидел ее в первый раз, и о том, как потерял голову после этой встречи, и о том, что после того, как встретил Венус, не представляет своей жизни без нее.

Удивленная таким неожиданным признанием девушка не смогла сдержать слез, ведь еще никто и никогда не говорил ей подобного. Стоит ли говорить, что и Венус влюбилась в юношу с первого взгляда?

Поначалу влюбленный, не могли никак наговориться друг с другом, опомнившись лишь под самый вечер, когда солнце уже начало клониться к закату, что означало лишь одно – старый алхимик должен был скоро вернуться. Тогда-то Венус и рассказала принцу о том, как можно победить алхимика и тем самым освободиться. Суть заключалась в том, что под действием всевозможных варений и зелий старый алхимик стал практически бессмертным, что объясняло его долгую жизнь. Однако Венус удалось разработать формулу зелья, с помощью которого можно одолеть безумца, и она успела даже приготовить оное, за время, проведенное в башне, но, увы, не хватает одного ингредиента, растения, которое называется Белая Чайка и растет далеко в горах, на севере. Джексон пообещал отыскать нужное растение и немедленно отправился к себе в замок, что бы, снарядившись, той же ночью тронуться в путь.

Три дня и три ночи гнал он коня на север, да еще три дня и три ночи взбирался в горы, не зная усталости, покуда не отыскал нужный цветок. А Венус тем временем томилась ожиданием в башне, сама не своя от волнения. Заметив странные перемены в поведении своей пленницы, алхимик заподозрил недоброе. А когда однажды утром заметил запонку, втоптанную в грязь, он сразу понял, что произошло. Коря себя за такую наивную доверчивость и неразумность, он придумал хитрый план, как можно легко извести принца: каждое утро, когда он уходил из башни, он делал большой круг и вновь приходил к ней, только с другой стороны, так, чтобы его не было видно из окна. Он заходил внутрь при помощи тайного хода и незаметно для Венус поджидал вместе с ней Джексона.

И вот на двенадцатые сутки принц, наконец, пробрался сквозь чащу леса на опушку, где стояла та злосчастная темная башня. Обессиленный дорогой он едва ли смог подняться по волосам пленницы, но предвкушение скорой встречи помогло ему преодолеть и это испытание.

Уже готовые броситься в объятия друг друга, влюбленные не заметили, как поджидающий в засаде алхимик выхватил смазанный ядом клинок и ринулся на принца. Завязался страшный бой. Хоть и обессиленный, Джексон противостоял старику как мог, однако, пытаясь выхватить у алхимика кинжал, он и не заметил, как тот полоснул его острием, оставив неглубокий кровоточащий порез. А Венус тем временем, порыскав в сумке принца, отыскала нужный ингредиент и, не теряя времени, добавила его в колбочку с почти законченным эликсиром, что держала всегда с собой.

С размаху она хватила колбой об голову алхимика, как раз в тот момент, когда тот заносил кинжал для последнего удара. В ту же секунду языки зеленого пламени окутали седую голову безумца. Тот выронил кинжал и волчком закрутился на месте, пока весь ее силуэт не исчез в зеленой дымке, а когда все рассеялось, то вместо алхимика из пола уже росла уродливая старая поганка, которая через мгновение рассыпалась в пыль и улетела, подхваченная проникшим в окно ветром.

И вроде бы вот он, счастливый финал, но не тут-то было… Джексон упал замертво, сраженный ядом. И как не умолял Венус его открыть глаза, как бы долго не целовала его холодные губы, ничего не могло больше спасти принца.

Покинув злосчастную башню, убитая горем Венус отвезла тело принца в его королевство и поведала горькую историю о том, что же на самом деле случилось. И тогда на королевство опустился траур. Тело принца вскоре похоронили, но никто не тосковал о его кончине больше чем его возлюбленная. Каждый день она приходила к нему на могилу и тихо плакала, роняя большие горькие слезы на землю.

Но не пугайся, дорогой читатель, на этом наша сказка не кончается, скорее даже наоборот, только лишь берет свое начало….

Однажды, придя в очередной раз на могилу любимого, она заметила, как на месте захоронения вырос странный цветок, который она не встречала ни в живую, ни в одном известном справочнике. Удивленная этим неожиданным «гостем», ее, вдруг осенила идея, и тогда старая темная башня старого безумного алхимика вновь ожила. Несколько месяцев подряд Венус ночью трудилась в старой лаборатории, а днем ухаживала за цветком, который она пересадила в большой просторный горшок. И вот одной прекрасной лунной ночью, готовый эликсир, почти такой же, как когда-то попал на венерину мухоловку старого алхимика, оросил лепестки диковинного цветка, а на следующее утро перед Венус стоял уже ее возлюбленный, разве что кожа была зеленого цвета, да и волосы поменяли окрас…

В конце концов, влюбленные вернулись в королевство, и даже не смотря на немного непривычный внешний вид, все были очень рады возвращению принца. Ну а дальше, как и полагается в таких случаях, Джексон и Венус поженились, а потом стали вместе править королевством, ну да это не важно, ведь главное, что жили они, тоже как полагается, долго и счастливо.

КОНЕЦ
перейти в каталог файлов
связь с админом