Главная страница
qrcode

Дороги_изменен. К истории развития дорожной сети в Марийском крае Г. Л. Ласточкин


Скачать 194,5 Kb.
НазваниеК истории развития дорожной сети в Марийском крае Г. Л. Ласточкин
Дата14.01.2020
Размер194,5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаДороги_изменен.doc
ТипДокументы
#245805
Каталог

К истории развития дорожной сети в Марийском крае

Г.Л. Ласточкин, краевед

Дороги выполняли множество жизненно важных функций в экономической, хозяйственной, политической жизни народов Казанского ханства. Они имели торговое, военное значения, являлись связующими звеньями между этническими группами марийцев. Дороги позволяли налаживать административное управление в крае. Считаем, что изучение дорог несколько дополнит историю развития края.

Отдельных публикаций о дорогах, проходящих по марийским землям во времена Казанского ханства, развития дорожной сети в последующие века в республике на настоящее время автором не обнаружены. Краткое описание дорог, отходящих от столицы ханства выполнено М.Г.Худяковым1. Названия дорог, их направления, расстояния между губернским и уездными городами (по ним можно, хотя приблизительно, предполагать как они могли пролегать) указаны в описаниях уездного города Царевококшайска, относящиеся к периоду середины XVII – XIX вв2. Небольшую информацию о дорогах можно получить из материалов «агрономического путешествия» Ф.Целлинского3. При описании Маробласти М.Н.Янтемир останавливался на дорогах, проходящих по отдельным кантонам4. Часть дорог областного и кантонного значений являлись участками старинных путей сообщения периода Казанского ханства. Отрывочные сведения встречаются в исторических книгах5. Информацию вышеперечисленных источников дополняют карты, планы разных лет исполнения, от XVI века по настоящее время.

На старой карте XVI века исполнителями нанесены некоторые города Среднего Поволжья (Нижний Новгород, Казань, Вятка и др.), между которыми размещены надписи «Черемисы луговые», «Черемисы горные». Также указаны основные реки: Волга, Кама и др. Дороги не указаны.

Ни на одной из карт Казанского ханства Г. Баттала, А. Рорлих, А. Каппелера, Я. Пеленского, Е. И. Чернышева дороги не указаны.

Содержания этнографических карт, составленных П. Н. Кеппеном и А. Ф. Риттихом в середине XIX века, соответствуют поставленной цели – указание границ народонаселения Россиице XVII века в Кокшайском уезде власти проводили землеустроительные работы: межевание земель волостей. Углы поворотов границы земельных владений марийцев были закреплены гранями. Указана дорога с «Кокшаска-города» в «Чебоксар»7.

Самая полная карта раннего периода – « Генеральная Карта Казанской Губернии Сочиненная по новейшим известиям в 1779 году Федором Черным»8. На ней нанесены границы уездов, даруг и проходящие по их территории дороги. В нашей работе, в части сравнения названий селений, будет использована «Карта Вятского Наместничества, изданного во граде С. Петра, в царствование Екатерины II в 1796 г.»9.

В конце XVIII века в Царевококшайском уезде были начаты землеустроительные работы в рамках проведения Генерального межевания российских земель. На местности прокладывались «астролябические хода». Горизонтальная съемка выполнялась в местной системе координат. На местности углы поворотов ходов межевания закреплялись. На настоящее время на территории бывшей Озяковской волости, заложенные двести лет назад, три такие точки – « ямы угольные» сохранились около деревень Среднее Азяково и Нижнее Азяково. Впоследствии на основе материалов Генерального межевания были составлены планы землепользования сельских обществ, общин и образованных на их базе колхозов. В «Экономических примечаниях к материалам Генерального межевания» указаны дороги, проходящие по территории волостей10.

В плане прохождения дорог особо ценен материал межевания земель общин, обществ Царевококшайского уезда, выполненного в 1856 году, а также карт уезда разных лет исполнения11.

В середине XIX века на территории края были начаты работы по лесоустройству. Параллельно проводились топографические работы: разбивка кварталов, проложение полигонометрических и теодолитных ходов. В итоге был составлен план лесных дач уездов Казанской губернии. План очень подробный. Но время потребовало более качественного топографического плана. И буквально вслед за лесоустроительной экспедицией в 60-х годах XIX века в Царевококшайском уезде начинает работу экспедиция военных топографов. Цель: составление более точного плана уезда в единой для России системе координат и высот. Развиваются сети триангуляции. Прокладываются полигонометрические, теодолитные и нивелирные хода. Работы велись очень интенсивно. Циркуляр Казанской губернской управы в Царевококшайскую уездную земскую управу требовал «наряжать из ближайших селений для разъездов и перевоза казенных тяжестей потребное число обывательских подвод …, а для перевоза из леса бревен, нужных для постройки сигналов, и рабочих пеших людей для поднятия оных»12. План в М 1:420000 был составлен в 1875 году. Материалы обеих экспедиций представляют особую ценность для исследователей. В работе также будут использованы карты МАО 1928, 1930, 1931 годов выпуска; Марийской АССР, изданных в 1939, 1954 годах. Для анализа результатов, сравнения названий селений, речек, прохождения дорог на планах конца XVIII – XIX веков с современными в работе будут использованы топографические планы ГУГК М 1:100000, карты-схемы земельного фонда РМЭ, воспоминания жителей деревень Азяковского сельского поселения.

Луговая сторона (левобережье Волги) во времена Казанского ханства делилась в административном отношении на пять провинций, «каждая из которых в русских источниках носила название дорога – соответствовала значению путь. В татарском языке существовало слово даруга, которое обозначало область и начальника области»13.

Авторы учебного пособия «История марийского народа» считают, что марийский край во времена Казанского ханства был разделен на «даруги и беляки»14.

Составители «Истории Марийской АССР» отмечают, что ханство было разделено на даруги, не имевшие «строго очерченных границ»15. Границы были условными, примерными. К примеру, граница Казанского ханства на северо-западе русским летописцам была известна лишь как «казанские украйны».

Казанский ученый И.П.Ермолаев считает, что в Казанском ханстве и даже после присоединения его к Русскому государству вплоть до конца XVI века административного деления на «дороги» не было16.

Историк С.К.Свечников полагает, что « некоторая аморфность административно - территориального деления Казанского ханства была обусловлена полиэтничностью этого государства»17.

По причине обширности земель луговой черемисы, считает К.И.Козлова, и ее явное разделение на территориально-диалектные группы поддержанное особыми внутригрупповыми этническими связями, а также и чисто практические потребности наилучшего управления этим населением, поставили казанских государей перед необходимостью учредить несколько даруг. Границы их действительно были очень устойчивыми: долгое время после разгрома Казани и основания русской системы уездов население их там, где некогда существовали даруги, переписывалось по «дорогам» и числилось за ними18.

Достаточно подробно остановился на касающейся нас теме в своей работе «Из истории взаимоотношений татарских и марийских феодалов в XVI веке» казанский ученый М.Г.Худяков. Он писал, что в Луговой стороне Казанское ханство делилось в административном отношении на пять провинций-даруг. Все они были расположены веером к северу от столицы ханства в виде расходящихся секторов, вершины которых сходились в Казани19.

Рассматривая проблемы этнографии волго-уральских татар XV-XVII вв., казанский ученый Д.М.Исхаков подробно остановился на вопросе административно-политического устройства Казанского ханства в XV-XVI вв. При этом обратил особое внимание на так называемые «дороги», на которые делился Казанский уезд, сформировавшийся после 1552 гг. на левобережной (луговой) части ханства. Дороги (точнее – даруги) включали районы расселения финно- угорских (марийцы, удмурты) и некоторых тюркских (чуваши, башкиры) этносов. Число дорог ученый связывал с числом основных кланов, имевшихся в этом государстве20. И заключил, что «даруги в Казанском ханстве являлись княжествами (юртами, бейликами)»21.

Первая информация о дорогах, в прямом смысле этого слова, говорится в «ногайских делах», относящихся к 1550 году. В грамоте ногайских мурз Юсуфа, Юнуса и Али Ивану IV, где предлагается план совместной осады Казани, указано: «Да которые их остроги и крепости по Арской дороге, и мы те идучи проломаем, и выжжем, а твоя бы рать Окречскую дорогу, да Ногайскую дорогу, да Якийскую дорогу отняли»22.

В писцовой книге 1565-1568 гг. писцы Н.В.Борисов и Д.А.Кикин называют в левобережье Волги в пределах Казанского и Свияжского уездов следующие дороги: Ташкабацкую большую, Кадышевскую, Галицкую, Кокшаскую, Шигалеевскую, Салмачскую, Кеземетевскую, Ногайскую, Иски-Юрточную, Чувашскую верхнюю, Чувашскую среднюю, Арскую, Алатскую, Атызскую, Кобяковскую, Лаишевскую, Ульвединскую23.

В писцовой книге Ивана Болтина 1602-1603 гг. указаны Уржумская и Галицко-Алатская дороги24. Писец пишет о «дер. Большой Бимер по Галицко-Алатской дороге Казанского уезда». Обратим внимание: говорится не о дорогах Галицкой и Алатской, а об единой «Галицко- Алатской дороге».

Попробуем, насколько позволяют доступные автору источники, разобраться в этой массе названий дорог. Известно, что Галицкая дорога соединяла Казань с Галичем – важнейшим феодальным центром русского Заволжья XIV века; Алатская дорога – Казань с «областью Вятка», где находились два крупных центра пушной добычи, русский город Хлынов и татарская колония Нукрат; Арская дорога – Казань с отдаленной русской областью «Пермь Великая»; Зюрейская дорога – Казань с Сибирским ханством; Ногайская дорога соединяла столицу ханства с Ногайским государством25.

Все вышеперечисленные основные пять дорог, согласно писцовым книгам, были не только путями сообщения. Они известны и как административные единицы - даруги, включавшие большое число сельских населенных пунктов. Большинство из них входило в защитный пояс города Казани и представляло собой «остроги и крепости». К ним также подходили обычные дороги: близлежащим к городу - прямо от столицы, а расположенным в стороне – от любой из главных пяти дорог.

Итак, термин «дорога» в писцовых книгах использовался для обозначения транспортной цепи так и административных единиц, располагавшихся вдоль данного пути. Дорога – транспортный (торговый) путь, отходящий от столицы ханства, по мере удаления от нее разветвлялась на небольшие проселочные дороги, тропы и тропинки. Центральным стержнем каждой «дороги» (даруги) оставался торговый путь. К нему тяготели все прилегающие селения. Очевидно, в пределах самих административных делений (провинций, даруг) были проложены, на что указывают писцовые книги, несколько путей сообщения, являющиеся важными артериями внутри самих образований. В данной статье автору придется постоянно оперировать этими двумя понятиями. Чтобы было ясно читателю в дальнейшем, отметим: дорога будет означать путь, а даруга – провинцию, округ, территорию, административную единицу. Такое разделение было сделано марийскими и татарскими учеными, а также чувашским историком В.Д. Дмитриевым в своих работах.

Остановимся на каждой из даруг.

Алатская даруга. Возникла с самого начала формирования Казанского ханства. Историческим и административным центром М.Г.Худяков считает д. Алат26, Д.М.Исхаков – д. Татарские Алаты27. В пределах Казанского уезда, согласно Писцовым книгам города Казани 1565-1568 гг. и 1646 г., к данной даруге относились 33 поселения28.

Арская даруга. Центром этой административной единицы являлся «Арский городок». Арск был укрепленным населенным пунктом – «… острог старый …, аки град тверд, и з башнями и з бойницами». В числе защитников города в 1552 г. были и марийцы. Были пленены русскими «князей арских 12, и воевод черемисских 7, и земских людей лутчих избравшие сотников старейшин 300 и всех до 500 человек»29.

Зюрейская даруга. Рассматриваемая административно-территориальная единица во времена Казанского ханства существовала под другим названием – Чувашская. М.Г.Худяков предполагал, ссылаясь на С.М.Шпилевского и на М.Г.Заитова, что историческими центрами даруги могли быть д. Старые Зюри и город на р.Шумбуте – Чаллы30.

Ногайская даруга занимала южные районы Казанского ханства. Центром данной провинции М.Г.Худяков считает древнее городище Кашан, около «Ногайского», позднее – «Шуранского» перевозов, на пересечении торгового пути с Камой-рекой31. Д.М.Исхаков обратил внимание на «центральное» положение г. Чаллы для Ногайской даруги32. Другой казанский ученый Д.Г.Мухаметшин на основе изучения эпиграфических памятников периода Казанского ханства на территории рассматриваемой даруги выделил два центра – в районе среднего течения р. Меши и округе Чаллынского городища33.

Галицкая даруга. Самое раннее упоминание об этой административной единице под данным названием относится к 1553 году. В Патриаршей (Никоновской) летописи в связи с событиями Первой Черемисской войны есть такое сообщение: «А на Галицкой дороге за Казанию рекою»34. Имеет ли отношение данная даруга к «Якийской дороге» (данное название встречается в «ногайских делах», относящихся к 1550 г.), на прямую связь которых указывают татарский и марийский ученые Д.М.Исхаков и С.К.Свечников в своих работах35, предстоит нам выяснить.

Галицкая даруга, где находилась Озяковская (Азяковская) сотня-волость, занимала крайнее западное местоположение в системе даруг, как считал М.Г.Худяков, с довольно большой от реки Ветлуга до Алатской даруги территорией. Историк основывал свои выводы на основе ряда документов, опираясь на географическую карту Казанской губернии от 1779 года, составленную Федором Черным для атласа Российской империи. Он считал, что границы этого провинциального деления «подверглись довольно существенной урезке в период завоевания Казанского ханства Москвою…, были отрезаны значительные территории между реками Ветлугой, Малой Кокшагой и Кундышем (притоком Малой Кокшаги). Вследствие этого на карте Ф.Черного (Генеральная карта Казанской губернии, сочиненная по новейшим известиям в 1779 году Федором Черным») граница Галицкой даруги проходила по Волге, Малой Кокшаге, ее притоку Малому Кундышу, с востока граничила с Алатской даругой36.

От Казани в разных направлениях отходили ряд дорог к населенным пунктам, острогам, «помесным» деревням и селам. Остановимся на них.

« Киземетевская» дорога. Пролегала «от с. Ягодного к Кезиметеву». Селение находилось « под Казанью», возможно, на берегу одноименного озера или по близости (около)37.

Ташкабацкая большая дорога пролегала «от Казани» «лугом к Ташкабану», «вниз по Волге по Ичке казанское устье и по другую сторону реки Ички Казани от гороцких животинных выпусков между Ташкабацкие большие дороги и меж покосов помесных деревень Больших и Средних Атар помесные ис покосы деревни Меньших Задних Атар…»38. Зная местоположение группы деревень «Атар» заключаем: дорога шла от столицы на юг и была одной из нескольких подобных путей сообщения в Ногайской даруге.

Кадышевская дорога. «…ею ездят ис Казани» «по всякое лесное угодье». Примыкала к Кадышево – «деревне… при р. Солонице», притока р. Казанки. В середине XIX в. д. Кадышево (Кадыш) известна как «бывшая удельная деревня», входившая в Каймарскую волость. Была расположена на Галицком торговом пути (выделено нами. – Г.Л.)39.

Шигалеевская дорога – от г. Казани до д.Шигалеево, участок Зюрейской дороги40. Деревня расположена на речушке, притока р. Меша. В XIX в. входила в Кощаковскую волость.

Салмачская дорога пролегала от столицы к одной из пригородных деревень-острогов. Деревня Салмачи по писцовой книге 1623-1624 гг. являлась «помесной» деревней располагавшейся между Зюрейской и Ногайской дорогами41.

Иски-Юрточная и Ульвединская дороги. Судя по расположению на местности (см. карты Казанского ханства) они могли примыкать только к Зюрейской дороге. Деревня Иски-Юрт и Альведин (я) были расположены на правом берегу реки Меша42.

Кобяковская дорога. Деревня Кобяково была расположена между Арской и Зюрейской дорогами, «… по заполю и за рекою за Нурмою по Казанской дороге…»43.

На Окречской и Якийской дорогах остановимся особо. Они упоминаются единожды в «ногайских делах» в связи с походом русских войск на Казань в 1550 г. Попробуем вникнуть в смысл, заложенных летописцем, цитаты. При этом обратим внимание на выдержку: «… их остроги и крепости по Арской дороге (выделено нами. – Г.Л.)… проломаем и выжжем …». Автор склонен считать, что в выделенной выдержке заключено значение «Арской дороге» тождественное «путь», а не административной единице, предлог «по» утверждает это значение. Арск, Яик, Окречь (Укречь) являлись пригородными деревнями-острогами Казани. Русские отряды вели боевые действия только в приказанской территории. Следовательно, остальные три дороги: «Ногайская», «Окречская», «Якийская», где русским войскам предлагалось также «отнять» такие же «остроги и крепости», могут иметь это значение. Не было необходимости знать русским воеводам, к какой определенной административной единице относятся эти укрепленные поселения. Им с чисто тактической стороны необходимо было знать пути подхода к ним, а ими были выше указанные дороги. Поэтому, полагаем, нельзя их отождествлять с «дорогами» - даругами. Боевые действия велись по дорогам (а их было множество, как мы убедились) в «даругах». И летописец это четко отразил.

В тоже время при описании будущих событий по «Окречской, Нагайской, Якийской» дорогам слегка прослеживается общий контекст, предполагающий ведение боевых действий на территориях, примыкающих к этим трем дорогам. В этом случае «Окречская и Якийская» дороги должны являться административными единицами, одними из пяти известных. Были ли они таковыми?

Ситуацию с «Окречской дорогой» из летописи анализировал Д.М.Исхаков. Ученый связывал возникновение названия дороги с местоположением острога Укречь-Култук (Укреч) в Ногайской даруге и д. «Укречь», находившейся в Зюрейской даруге. И посчитал, что в первом случае следовало бы понимать «Окречскую дорогу» как обычную дорогу, ведущую к острогу, а во втором - как Зюрейскую даругу, «что более вероятно»44.

Местоположение д. «Укречь» среди массы деревень Зюрейской даруги на «Карте центральной части Казанского ханства» нам не удалось определить. Деревня Укречь, относящаяся к селениям XV – XVI веков в Ногайской даруге, нанесена на данной карте. Деревня Укречь(Рождествено) находилась на Лаишевской дороге, несколько в стороне от Ногайской дороги. Получается, что одна и та же дорога от Казани носила двойное название? Примеры есть: Галицкая = Атызской, Зюрейская = Чувашской. Но в летописи «Окречская» и «Нагайская» дороги указаны как разные, отдельные. Или же часть Ногайской дороги в пределах уезда называлась «Окречской»? Такие примеры тоже имеются. Часть пути Зюрейской дороги в пределах уезда называлась Шигалеевской, часть Алатской – Кадышевской (см. Карту центральной части Казанского ханства).

Согласно писцовой книги Казанского уезда 1602-1603 гг. к Зюрейской даруге относилась д. Угречь за «служилыми новокрещены вопче» с «ясачными новорещены». И «в даче 106 году» (по современному летоисчислению 1597/98 г.) «Дана им та деревня в той земле место, что у них взято в деревне в Бумери и отдано по государеве грамоте князь Якову Асамазину». В материалах межевания писцовой книги встречаем названия «Утречь», «Атречь на ключе», «Угречь», «Атреть». Составитель книги предполагает, что эти названия относятся к одной и той же деревне. Её местоположение можем определить по тем же материалам межевания, где фигурируют названия: р. Меша, д.Бимер, Алведин и Улвединская дорога, р. Селенгуш, «от деревни Алведин: выехав из воротец дорогою в Сии Юрт – деревни, «что была пустошь Иски Юрт на реке на Меше»45. Следует, что деревня Угречь была «помесной» деревней, основанной в 1597/98 г.

Обратимся к Генеральной Карте Казанской губернии Федора Черного. На территории Ногайской даруги на Каме – реке были два перевоза. К ним подходили отдельно от столицы две дороги: западная – к группе селений XV-XVI вв. Тамгачи, Сенгели, Укречь (нахождение острога Укречь - Култук и д. Исенгелей в бассейне р. Меша отмечено в Писцовой книге Казанского уезда 1602-1603 годов)46 и далее к нижнему перевозу; восточная – к поселению Шуран и к верхнему перевозу, называемого во времена ханства, Ногайским. Одна из дорог называлась Ногайской, а вторая ...? Два перевоза на Каме - реке перемыкались по берегу реки Лаишевской дорогой.

Та же «Писцовая книга» отмечает, «… а ныне за ним два кабака: один по Лаишевской дороге - от Казани 30 вёрст, а другой по Ногайской дороге»47. Направления их известны. Думается, мы определили название второй дороги из «Генеральной Карты…» Фёдора Чёрного. Окречская дорога во времена Казанского ханства следовала от столицы к острогу Укречь. Но с основанием в апреле 1557 г. «на Каме в Лаишеве город» и падением значения острога дорога стала называться Лаишевской: сначала, возможно, часть пути от острога до города-крепости, а потом от Казани до Лаиша и до верхнего перевоза на Шуране. В то же время обе дороги в отдельности, как следующие от Казани в Ногайское государство в более широком понимании, знали под названием Ногайская дорога.

Якийская дорога пролегала от столицы ханства к пригородной д. Яки. Деревня Яки из писцововой книги 1602-1603 гг. известна на территории «Галицкие ж и Алацкие дороги». В переписной книге 1646г. деревня в составе Алатской дороги, тогда как по переписной книге 1678 г. она включена в число селений Галицкой дороги48. Далее казанским ученым Д.М.Исхаковым была рассмотрена подобная ситуация с д.Ибря. На основании выше названных примеров и так как «Галицкая даруга» была известна в более ранний период – «А на Галицкой дороге за Казанию рекою», ученый делает вывод: «в Якийской дороге надо видеть именно Галицкую даругу». Населенный пункт «Яки» ученый видел её центром. Второе заключение связывал с событиями, связанными с «посылкой по улусам» в 1553 г., когда «государь по всем улусам чернымъ людемъ ясачнымъ жалованные грамоты опасные, чтобы шли къ государю, не бойяся ничего». Казанский ученый свои выводы подитожил теми же событиями 1553 года – приход «бити челом» отдельными даргуами , т.е. «Арьские люди» - население Арской даруги, а «луговые люди из Як» - население Галицкой даруги49.

В связи с исследуемой темой в научной диссертации на Якийской дороге остановился марийский ученый С.К.Свечников. Ученый-историк предположил, что особо выделенное летописцем «место Яки» являлось «центром притяжения местного лугомарийского населения» и связывал его с современной д.Большие Яки. Сделал заключение: «Судя по местоположению» данной деревни, «Якийская дорога – это известная по русским письменным источникам Галицкая дорога»50.

В писцовой книге г. Казани 1565-1568 гг. отмечены «служилые татарове из Яков», в писцовой книге Казанского уезда 1602-1603 годов – проживающие в д. Яки «ясачная чюваша». Деревня Яки представляла собой достаточно укрепленный острог, чем и выделялся от «многих мест» - «острогов лесных», откуда пришли «ко государю» «луговые люди». К нему тянулись небольшие проселочные дороги и тропы из этих самых «многих мест». В таком случае одна из них должна быть Галицкой дорогой. Тогда невольно возникает вопрос. Являлась ли Галицкая дорога одной из них или продолжением Якийской?

Прежде чем дать ответ на данный вопрос, мы должны выяснить, что же представляла собой архиважная для нас Кокшаская дорога. В названии прослеживается, что оно как-то связано с реками Большая (Верхняя) Кокшага и Малая (Нижняя) Кокшага, а также марийцами, проживавшими в бассейне этих рек. Но так ли? В дальнейшем выясним. В этом направлении следует также и Галицкая дорога. Напрашивается следующий вопрос: не одна ли дорога с двойным или даже, возможно, тройным названием?

Обратимся опять к писцовой книге г. Казани 1565-1568 гг. Отдельно отмеченные выражения «Галицкая дорога», «Кокшаская дорога» не дают ответа. Нам необходимо сочетание этих названий с другими подобными названиями дорог, мест, связанное одним действием, мероприятием, событием, что не позволяло бы их разрывать. Оно имеется в материалах межевания «помесных земель» «за Казанию рекою».

Большой воевода в качестве поместья держал «с. Ягодное на Казанке» с прилегающими к нему лугами, лесами. Поместья воеводы и архиепископа занимали междуречье рек Волги и её притока Казанки. Представляло своего рода сегмент с разновеликими сторонами: по р. Казанке до 5 км, по Волге до 3,5 км (по материалам межевания и современной карты ГУГК). В данную отмежеванную территорию входила «архиепискупля» с. Круглые поляны с землями и лесами.

В конце XIX в. М.Пинегин писал: «На правом берегу Казанки луга были покрыты болотами, отчасти сохранившиеся и до наших дней, за ними начинался дремучий лес, который шел вверх по левому берегу Волги…»51.

В настоящее время эта часть города Казани, называемая Заречье. Одна из улиц называется Краснококшайской. До 1919 г. эта улица Ягодной слободы называлась Царевококшайской. Достопримечательностью Царевококшайской был Ягодный базар, где крестьяне из окрестных деревень торговали ягодами, молоком, мясом, грибами, По большей части это были «черемисы» - марийцы, прибывшие сюда по Царевококшайской дороге52.

Это небольшое отступление к тому, чтобы читатель имел представление с какой частью города мы «имеем дело».

А теперь переключаемся к материалам межевания, имеющего, как мы полагаем, большое значение для восстановления некоторых исторических моментов в Марийском крае. Поэтому предлагаем его изложение полностью.

На странице 50 писцовой книги г. Казани читаем: «… да к городу же Казани ко всему посаду всеким казанским служилым людем иногородским посацким всеким же людем казанским жильцом приписан лес за рекою за Казанью за помесной землею села Ягодные поляны, который лес от Кадышевские дороги по реке по Казани по левому берегу вверх до реки до Яков и х Кокшаге (выделено нами. – Г.Л.); а от помесные земли от лесу села Ягодные поляны тот лес отмежеван, а межа тому Казанскому подгороцкому лесу с помесною землею боярина и воеводы князя Петра Андреевича Булгакова села Ягодные поляны, от архиескупля лесу деревни Круглые поляны от новые архиескупли межи, которое в бору Поль Ягодного села(выделено. – Г.Л.) от котловины и от Кадышевские дороги и от граненые сосны бором налево прямо к болоту, которая у бору межягодного села земли за болотом подля бор к двум березам на них грани, а стоят у болота блиско Галецкие дороги; а от берез по гранем прямо к Галецкой дороге, а у дороги по обе стороны на дву соснах грани, а от сосен дорогою направо поехав с версту к двоеной сосне стоит у дороги на правой стороне на ней грань, а от сосны и от дороги налево лесом по гранем через Кеземетевскую дорожку, что от Ягодной к Кезиметеву, а от дорожки прямо бором по гранем к бортной сосне, а у сосны яма угольная; а впереди бортные сосны немного отшед стоит сосна ис, а у нее угольная ж, а на соснах грани; а от сосен и от ям тем же лесом бором по гранем прямо х Кокшаской дороге (выделено нами. – Г.Л.)

Далее излагаем с этой же страницы:«…х Казанскому ко всему посаду всеким людем ездить тремя дорогами Кадышевскою да Галецкою да Кокшаскою (выделено. – Г.Л.) по всякое лесное угодье через помесную землю села Ягодные поляны безъявочно до Яков х Кокшаге (выделено нами. – Г.Л.), а не дорогами через помесную землю в лес не ездити; а налеве земля и луги и лес по заполью и по реке по Казани до устья помесного села Ягодные поляны; …»53.

Из текста следует, что «Кадышевская», «Галецкая», «Кокшаская» в пределах поместных земель воеводы и «села Ягодные поляны» являются разными дорогами. Из этих трех дорог нам известна Кадышевская дорога. Она пролегала от Казани к деревне-острогу Кадышево. Могли ли сойтись где-то за пределами поместной земли, т.е. за ходом межевания в лесу, оставшиеся две дороги. Не исключено. Чтобы выяснить это, необходимо уточнить весь ход межевания. Читатель, разбирающийся в землеустройстве, топографии, прочитав данный материал, может представить всю ситуацию: направление хода, местоположение дорог по отношению друг к другу и др. Но мы не будем полагаться на воображение, и всю ситуацию восстановим на схеме без определенного масштаба, направления (ориентации). Данная схема проложенного межевого хода с ситуацией может иметь прямое изображение и обратное – его отображение. Зная ситуацию на местности (для этого можно использовать карты), т.е. местоположения и взаиморасположения р. Казанки, д. Кадышево, д. Ягодные поляны, д. Кезиметево, р. Волги, мы можем сориентировать схемы и выбрать правильный вариант.

Проведем детальный анализ материала размежевания поместных земель д. Ягодные поляны, с. Круглые поляны и лесных угодий жителей г. Казани и его посада. При поверхностном изучении материалов межевания может сложиться впечатление, что межевой ход прерывается на участке устья реки «Яков» - «котловина». Получается, как бы межа состоит из двух «висячих» ходов: первый – «от Кадышевские дороги по реке по Казани по левому берегу вверх до реки до Яков и х Кокшаге»; второй – «от котловины и от Кадышевские дороги» до «х Кокшайской дороге» и р. Волги. Подобное мнение возникло у автора «Списка населенных мест Казанского уезда с кратким их описанием» Н.И. Износкова. Составитель в пояснении дает следующую информацию относительно этого места: «В списке с Писцовых книг по городу Казани с уездом 1566-1568 упоминается речка Яки, до которой и къ Кокшагъ был отведен лес в пользование жителям г. Казани и посада»54. Чтобы как-то оценить ситуацию на данном участке автор строк проанализировал технологию межевания этих же исполнителей- межевщиков в других подобных материалах данной писцовой книги. Мы детально ознакомились с писцовыми книгами Казанского уезда 1603-1604 гг., а также с материалами межевания земельных и промысловых угодий ясачных марийцев Чемуршинской и Закокшайской волостей Кокшайского уезда 1686 г55. Подобной ситуации автором в них не обнаружено. Межевщики обязательно, если возникала ситуация, где «межевать не мочно за большими болоты и за лесами и за большими ломами», обходили ходом. При этом в описаниях указывали, что «тем непашенным лесом и болот» или «лесом черным», т.е. за пределами хода межевания, «владеть всем вопче». Всегда уточняли, «а того непашеннного лесу и болот» «будет в длину вёрст…, поперег – вёрст…».

Чтобы несколько прояснить ситуацию, рассмотрим участок «от Кадышевские дороги по реке по Казани по левому берегу вверх до реки до Яков и х Кокшаге от котловины и от Кадышевские дороги…». Действительно, словосочетание «х Кокшаге» «разрывает» ход, на что обратил внимание Н.И. Износков. Оно может продолжить межевой ход от «до реки до Яков», но никак не связано с «от котловины». Особо отметим: его место в ходе межевания далеко не случайно. О значении «х Кокшаге» остановимся ниже. Союзное слово «и» относится к «от котловины» и восстанавливает целостность межевого хода. Весь межевой ход представлен на схеме (см. прилож. схема 1).

Кокшаская дорога в межевом ходе занимает самое крайнее положение к Волге. Зная местоположения д. Ягодные поляны и д. Кезиметево (в настоящее время Куземетьево – южная окраина поселка Юдино) можем сказать, что Кокшаская дорога проходила по левому берегу Волги. Писцовая книга г. Казани указывает дорогу, «что ездят берегом к свияжскому перевозу»56. В конце XIX в. по берегу Волги пролегал Старый Московский почтовый тракт. Тракт проходил по д. Арахчино (совр. Аракчино), с. Васильево (по мар. Ва – сола). Не вызовет никаких сомнений, что данный тракт являлся частью Кокшаской дороги середины XVI века. Межевой ход примыкал к Волге ниже (по течению реки) д. Кезиметево, т. к. он пересекал дорогу, следующую от д. Ягодные поляны к указанной д. Кезиметево, расположенной за пределами поместной земли воеводы. Поэтому можно предполагать, что на данном участке Кокшаская дорога проходила по д. Кезиметево.

Внимательный читатель, наверное, обратил внимание на отсутствие в материалах межевания Якийской дороги, известной в «ногайских делах» - с чего мы начали эту часть исследования и пока не высказали свои соображения по ней.

Нам известно местоположение населенного пункта «Яки», расположенного севернее г. Казани и отмежеванного участка, прилегающего к р. Казанке и Волге. Поэтому Якийская дорога ни при каких обстоятельствах не могла пролегать мимо отмежеванной территории, она должна её пересекать. Тогда Якийская дорога должна являться участком «Галецкой», на прохождении которой от Казани на север и связанной с «местом Яки» указывали уважаемые ученые. Но ведь известна ещё другая дорога, претендующая на это название – это Кадышевская. В XIX в. «Кадышево, деревня при речке Солонице, на Галицком торговом тракте, от города 11 в.»57. Зная направление Кадышевской дороги, пока мы можем подтвердить ещё раз то, что «Кокшаская» и «Кадышевская» дороги разные, следующие в разных направлениях. Они никак не могли где-то в ближних пределах дремучего леса пересечься или слиться в одну. Важным является то, что текст межевания указывает конечную цель Кадышевской дороги (а может лишь промежуточную?) – пункт Кокшагу.

Думаем, проясняет во многом ситуацию с дорогами в этой части исследования две выдержки из материала межевания: «…до реки до Яков и х Кокшаге…» и « людем ездить тремя дорогами Кадышевскою да Галецкую да Кокшаскую по всякое лесное угодье через помесную землю села Ягодные поляны безъявочно до Яков х Кокшаге…». Обратим внимание на два одинаковых выражения « до Яков х Кокшаге». Равнозначны ли они? В первой выдержке «Яков» - это название реки. В писцовой книге г. Казани пояснено, что «Яки (Аки) р., доходит туда городской Казанский лес»58. Данная речка является левым притоком р. Казанки. В середине XVI в. известно с. Аки на одноименной речке. В конце XIX в. д. Аки, входившая в Воскресенскую волость, располагалась «при р. Киндерке». В настоящее время Аки – пригородное селение г. Казани. Во втором случае «Яков» - это деревня-острог. В XVI веке Яки – деревня при р. Куль; в конце XIX в. Большие Яки – также «деревня при р. Куль», притока р. Петъялки59. Обращает наше внимание направления в ходе межевания и выражения, расположенных на достаточно большом расстоянии друг от друга места «Яков» (устье р. Яки (Аки) и Кадышевская дорога) и деревни - острога «Яков».

Имеют ли оба словосочетания «до Яков» отношение «х Кокшаге». В первом случае – да. Во втором – нет. Читаем внимательно вторую выдержку. В

логическую последовательность межевого хода вклинивается слово «безъявочно», связанного только с «до Яков». Значит, «безъявочно до Яков» вводное словосочетание, и оно не имеет никакого отношения к «х Кокшаге».

Из вышеизложенного следует, что к середине XVI в. от столицы ханства Казани в северном и западном направлениях следовали три дороги: первая – через Кадышево, вторая – по «месту Яки» и далее, третья – Кокшаская, по берегу реки Волги.

А где же всё-таки Якийская дорога? Полагаем, что Якийская дорога являлась частью «Галецкой» дороги до какого-то поворота и далее следовала до населенного пункта Яки. Это подтверждается словом «безъявочно», т.е. не заходя, не заезжая «всеким людем», если нет такой необходимости, « до Яков» при передвижении «х Кокшаге». Возможно, что населенный пункт «Яки» был таможенным пунктом для этой дороги, почему и в писцовой книге отмечены «служилые татарове из Яков».

Направление Кокшаской дороги известно. Не ясна ситуация с двумя другими дорогами: «Галецкой» и Кадышевской. Что это – разные дороги или представляли слившиеся где-то далее в лесу единый торговый, транспортный путь?

(продолжение следует)


Примечания

1. Худяков М.Г. Из истории взаимоотношений татарских и марийских феодалов в XVI веке // Полтыш – князь черемисский. Малмыжский край. Йошкар – Ола, 2003. С.95 – 105.

2. Йошкар – Ола. 1584 – 1991. Документы и материалы по истории города. Йошкар – Ола, 1994. С. 31, 46, 62, 64, 70, 76, 97.

3. История Марийского края в документах и материалах. Вып. 1. Йошкар – Ола, 1992. С. 516 – 526.

4. Янтемир М.Н. Описание Маробласти. Краснококшайск: Издание У.М.С. Маробоно, 1927. Вып. 1. Краснококшайский кантон. С. 13; Вып. 8. Торъяльский кантон. С.61 – 62. Вып. 2. Моркинский кантон. С.56 – 57. Вып. 6. Оршанский кантон. С.91.

5. Герберштейн С. Записки о Московии. Москва, 1988. С. 158; Россия в дорожном отношении. Том 1. С – Петербург, 1902. Карты Казанской и Вятской губерний.

6. Йошкар – Ола. 1584 – 1991. … С.31.

7. Айплатов Г.Н., Иванов А.Г. Владенные выписи ясачных марийцев Кокшайского уезда 1686 года // МАВ 7/97. С. 135.

8. ГА КО. Ф. 1405, оп. 1, д. 1а.

9. ГА КО. Ф. 1405, оп. 1, д. 1б.

10. ГА РМЭ. Ф. 133, оп. 1, д. 1.

11. ГА РМЭ. Ф. 133, оп. 1, д. 65, 70, 30, 48; Ф. 306, оп. 1, д. 72,73, 98.

12. ГА РМЭ. Ф. 18, оп. 1, д. 7, л. 76.

13. Худяков М.Г. Указ. соч. С.96.

14. Иванов А.Г., Сануков К.Н. История марийского народа. Йошкар – Ола, 1999. С.16.

15. История Марийской АССР. Том 1. Йошкар – Ола, 1986. С. 48.

16. Ермолаев И.П. Среднее Поволжье во второй половине XVI – XVII вв. (Управление Казанским краем). Казань, 1982. С. 60 – 62.

17. Свечников С.К. Присоединение Марийского края к Русскому государству. Диссертация к.и.н. Казань, 2002. С. 32.

18. Козлова К.И. Очерки этнической истории марийского народа. Московский университет, 1978. С. 89,116.

19. Худяков М.Г. Указ. соч. С. 103.

20. Исхаков Д.М. От средневековых татар к татарам нового времени (этнологический взгляд на историю волго - уральских татар XV – XVII вв.). Научное издание. Казань, 1998. С. 14.

21. Там же. С. 15.

22. Там же. С. 42.

23. Материалы по истории Татарской АССР. Писцовые книги города Казани 1565 – 1568 гг. и 1646 г. Ленинград, 1932. С. 53, 150; История Татарской АССР. Т. 1. Таткнигоиздат, 1955. « Карта центральной части Казанского ханства» (приложение).

24. Ермолаев И.П. Указ. соч. С. 62, 67, 72, 73.

25. Худяков М.Г. Указ. соч. С. 95, 96.

26. Там же. С. 96.

27. Исхаков Д.М. Указ. соч. С. 56.

28. Там же. С. 14.

29. Казанская история. С. 132.

30. Худяков М.Г. Указ. соч. С. 97, 98.

31. Там же. С. 99, 100.

32. Исхаков Д.М. Указ. соч. С. 22.

33. Там же. С. 22.

34. ПСРЛ. Т. 13. С. 215.

35. Исхаков Д.М. Указ. соч. С. 42, 43; Свечников С.К. Указ. соч. С. 91.

36. Худяков М.Г. Указ. соч. С. 102, 103.

37. Материалы по истории Татарской … С. 150.

38. Там же. С. 53.

39. Список населенных мест Казанского уезда с кратким их описанием. Составил Износков Н.И. Казань, 1885. Каймарская волость.С. 2.

40. История Татарской АССР. Т. 1. Таткнигоиздат, 1955. « Карта центральной части Казанского ханства» (приложение).

41. Там же.

42. Писцовая книга Казанского уезда 1602 – 1603 годов. Издательство Казанского университета, 1978. С. 177; « Карта поселений, упоминаемых в писцовой книге 1602 – 1603 годов» (приложение).

43. Там же. С. 80.

44. Исхаков Д.М. Указ.соч. С. 31.

45. Писцовая книга Казанского уезда … С. 77, 85, 86, 96.

46. Там же. С. 63.

47. Там же. С. 100.

48. Исхаков Д.М. Указ. соч. С. 42, 43.

49. Там же.

50. Свечников С. К. Указ. соч. С. 91.

51. Казань в ее прошлом и настоящем. Очерки по истории, достопримечательности и современному положению города. Составил М. Пинегин. С – Петербург, 1890. С. 64.

52. Ренат Бикбулатов Рафаэль Мустафин. Казань и ее слободы. Казань. Издательство «Заман», 2001.С.159.

53. Материалы по истории Татарской АССР. Писцовые книги … С. 50, 51.

54. Список населенных мест Казанского уезда с кратким … Кукморская волость. С. 6.

55. Айплатов Г.Н., Иванов А. Г. Указ. соч. С. 119 – 136.

56. Материалы по истории Татарской …. С. 54.

57.Список населенных мест Казанского уезда … Каймарская волость. С. 2.

58. Материалы по истории Татарской …. С. 156.

59. Список населенных мест Казанского уезда …. Воскресенская волость. С. 1.






перейти в каталог файлов


связь с админом