Главная страница
qrcode

Невероятная и грустная история семейства Медина-Эрнандес


Скачать 23,81 Kb.
НазваниеНевероятная и грустная история семейства Медина-Эрнандес
АнкорНевероятная и грустная история семейства Медина.
Дата22.05.2020
Размер23,81 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаНевероятная и грустная история семейства Медина...docx
ТипДокументы
#50562
Каталог

Невероятная и грустная история семейства Медина-Эрнандес


Они познакомились в пятницу. Шел дождь, что не было удивительно для этого времени года. Невысокий сеньор вошел в гостиную. На нем был серый костюм со свежим цветком в петлице. Роза. Ее запах Хосефа почувствовала сразу. Запах был ей неприятен. Как будто нежно пахнущее растение опрыскали розовым маслом для придания большего аромата. Это показалось ей вульгарным и вызывающим. Она, как и велела ей мать, не одобряла все вызывающее. Сеньор был другом ее брата. Его звали Хосе Медина-Эрнандес. Он был молод, худ и молчалив. За все время сиесты он ни разу не взглянул на нее и весьма быстро ушел с другими мужчинами курить на веранду.
Когда вечером отец сообщил Хосефе, что молодой сеньор попросил ее руки, она подумала, что сошла с ума. Но трижды повторив «отче наш», она обнаружила, что разум ее ясен как никогда. И тогда она поняла, что с ума сошел сеньор Хосе. Но поскольку он оказался первым претендентом, которого родители подпустили к ней ближе чем на 10 метров, она решила пока не отказываться от этого нового впечатления и подольше понаблюдать за несчастным безумцем.
В следующие три месяца сеньор Медина-Эрнандес каждый день во время сиесты приходил в их дом. На нем был все тот же серый костюм со свежей розой в петлице, все так же сбрызнутой терпко пахнущим розовым маслом. Все эти месяцы без перерыва шел дождь. Арабские служанки совсем опухли от влаги и вяло бродили по дому, похожие на огромных сухопутных рыб. Хосефа хотела отказаться от этого брака. Родители бы не возражали. Они считались с ее мнением во многих вопросах, поскольку полагали, что каждый человек в праве сам выбирать цвет ленты на своей шляпе и свою судьбу. Нескончаемый дождь превратил три месяца ее жизни в один долгий удушающий день, а резкий запах розового масла преследовал в купальне и снился по ночам. В утро одного из вторников она поняла, что единственный способ разрушить дождевое заклятие худощавого безумца - уехать вместе с ним прочь из этого города. Обдумав этот вопрос, Хосефа решила, что с такими мыслями она того и гляди станет такой же помешанной, как и он. Вечером она дала сеньору свое согласие.
Сеньор Хосе говорил очень мало. Чаще всего он рассказывал о предстоящей службе в небольшой провинциальной тюрьме и прочих мало значащих для Хосефы вещах. Только однажды он взглянул ей прямо в глаза и твердо произнес:
- Я ненавижу жёлтых мотыльков.
- Отчего же сеньор ненавидит мотыльков? – удивленно спросила его невеста.
- Мне приснился сон. В нем стая желтых мотыльков окружила Вас и унесла прямо в небеса. Я ненавижу желтых мотыльков.
Это были самые теплые слова, сказанные им до свадьбы.

Жизнь жены тюремного надзирателя была трудной. Приходилось работать кухаркой и жить в доме с множеством комнат, в которых жили другие незнакомые ей семьи. Много раз ей хотелось собрать вещи и вернуться в родительский дом, но гордость заставляла сжимать зубы и не опускать руки. Когда проявились первые признаки ее беременности, муж сказал, что рождение мальчика будет знаком великой удачи и благословения всех его начинаний. «Для великих начинаний нужен дом побольше», - бесшумно прошептала Хосефа и ушла на кухню.
В положенный срок родился мальчик. И, как будто повинуясь заклинанию сеньора Хосе, сумевшего на три месяца погрузить целый город в нескончаемый дождь, дела семьи пошли в гору. Одно повышение следовало за другим, и вскоре Хосефе уже не требовалось работать за троих и делить один дом с чужими людьми.
В те вечера, когда они с мужем и мальчиком сидели в гостиной, мечтая о блестящем будущем их семьи, она была действительно счастлива. В эти часы она любила мужа, сына и свою жизнь, разворачивающуюся перед ней пестрым полотном, огромным как саван Великой Мамы. Сеньор Хосе грезил о величии их рода, славе фамилии, которая из поколения в поколение будет все крепче утверждать себя в сердцах и памяти людей. «Пройдут годы, и сильнейшие люди этой страны будут произносить имя Медина-Эрнандес с уважением!» Она слушала и верила ему, этому худощавому колдуну, своему мужу, и гордилась ролью матери зарождающейся великой семьи.
Годы шли, и великие планы сеньора Хосе только крепли. Он стал комендантом тюрьмы, сохранив за собой славу честного и справедливого человека. Хосефа родила ему еще двоих дочерей и воспитывала их, постепенно все больше отдавая заботу о сыне в руки его честолюбивого отца. Впереди юношу ждала военная служба и большие надежды. Дочерей ждало выгодное замужество. Все шло своим чередом, а потом началась война. Хосефе показалось, что она ей приснилась. Ее разум запутался в политических хитросплетениях Второй Республики и не смог до конца выпутаться из них. Новости с мест сражений, количество погибших, иностранные лозунги - все это смешалось для нее в единый поток бредового сна, который больной видит в самые жаркие ночи своей лихорадки. Она почти уверила себя, что побег с сеньором Хосе из города вечного дождя не спас ее разум, и она все-таки сошла с ума. Она молилась о том, чтобы происходящее было следствием лишь ее личного безумия, а не безумия целой страны. Яркими вспышками в мире ее лихорадочного бреда были письма от сына. Он сражался с кем-то и выигрывал какую-то войну. Хосефа не была уверена какую именно и не решалась спросить об этом мужа, боясь, что он догадается об ее безумии и отправит в монастырь.
Когда война закончилась, Хосефа вздохнула спокойно. Ее разум снова был ясен. Она жила в своем мире, далеком от политики. Так продолжалось до того момента, пока в тюрьме ее мужа не стали появляться молодые люди с перекошенными от боли лицами и измученными душами. Тогда она подумала, что Господь придумал милосердие, а не политику, и всех этих людей надо отпустить на свободу, потому что перед Богом они невинны. Она решилась поделиться этими мыслями с мужем, но он только отмахнулся от нее: «Перестань идиотничать. Это Новая Испания». Больше она не говорила с ним об этом. С его молчаливого разрешения она помогала самым нуждающимся заключенным. При этом она думала, что если бы ее сын проиграл в своей войне, то какая-то другая мать помогала бы ему в какой-то другой тюрьме. В те дни она поняла, что в любой войне всегда есть третья невидимая сторона - это матери, и именно они всегда несут самые большие потери.
Один из заключенных, молодой доктор, не умиравший, казалось, только потому, что смерть отказалась отвечать на его молитвы, рассказал ей необычную сказку. О женщине, ее муже и искусительнице по имени Лилит, которая погубила их обоих. Сказка отчего-то взволновала ее. Много раз перед сном она вспоминала эту историю, и на утро губы ее были сухими, а глаза красными от слез.
Годы продолжали идти. План сеньора Хосе разворачивался все шире. Его сын стал большим политиком, и Хосефе наконец-то удалось понять, на чьей войне он воевал. Ее дочери выросли, уехали из дома. Мужей она подбирала им сама и после ни разу не желала о своем выборе. Ее дочери уехали в Европу. В письмах, которые они писали друг другу каждый месяц, Хосефа часто спрашивала, не хотят ли они вернуться обратно. После долгих уклончивых ответов они признались, что не собираются возвращаться в дикую страну, в которой убивают людей из-за политики. Хосефа не могла их осуждать и про себя благословила их выбор.
С годами она начала замечать, что безумие, угаданное ей еще в молодости в сеньоре Хосе, проявляется все ярче. В 60 лет он начал писать стихи, насвистывать веселые мотивчики перед ужином, улыбаться своим мыслям. Вскоре она поняла, что ее муж впервые в жизни влюбился как мальчишка. Это была совсем не та благопристойная и трезвая влюбленность, так озадачившая ее в первый день их знакомства. Его захватила ребяческая лихорадка, которая косит молодых и редко добирается до стариков. Как и каждая детская болезнь, переносимая во взрослом возрасте, влюбленность принесла в жизнь сеньора Хосе множество опасных осложнений.
Однажды вечером он признался жене, с которой 30 лет прожил в добропорядочном браке, что влюблен в шлюху и собирается жениться на ней. Шлюху он назвал Роза. Хосефа была уверенна, что это даже не ее настоящее имя. Едва он произнес его, ее захлестнули воспоминания о терпком вульгарном запахе надушенного цветка, который преследовал ее в далекие дни сватовства. «Никогда», - только и ответила она, уходя на кухню.
На следующий день она перерезала ему горло в купальне, там проще было смыть кровь. Ночью похоронила тело в погребе, в давно неиспользуемой холодильной яме, засыпав тело землей из сада. Утром исповедовалась.
Благодаря божественному проведению в ночь убийства в тюрьме произошел побег. Полицейские лениво обыскали дом, не добравшись до подвала. Дочери прислали телеграммы, каждая в три страницы длинной, но приезжать на похороны не собирались. Сын приехал. Она рассказала ему все про шлюху по имени Роза, не сказав ничего о купальне. Сын просил ее сменить имя и уехать в тихое место. В этой стране он стал слишком большим человеком, чтобы без опасности для себя иметь живую мать. Хосефа пообещала подумать и после его отъезда осталась одна в огромном доме.
Утром в дом пришли муравьи. Они стекались со всей округи и уползали в погреб. Хосефа боялась, что муравьи прогрызут пол и вытащат на свет труп ее мужа. Она покрепче заперла все двери и уехала прочь из города, как и хотел ее сын. Одновременно с приходом муравьев в жизни Хосефы появилось новое понимание. Она поняла все о своем сыне и о войне, которую он не прекращал вести все эти годы. О расстрелах неизвестных ей молодых людей с искаженными болью лицами и израненными душами, которых ее муж хотя бы сажал за решетку, а ее сын не позволял себе даже этой милости. Она ощутила такую ясность, что незаметное до этого заклятие о будущем величии их семьи, последнее и самое сильное заклятие сеньора Хосе, окончательно спало с нее. Она сменила имя и нашла работу, которую была в силах выполнять. Она решила не писать своему сыну и не касаться его денег, потому что сеньор Медина-Эрнандес, несомненно, был негодяем, а мать всегда ее учила не вести никаких дел с негодяями.
перейти в каталог файлов


связь с админом