Главная страница
qrcode

Ордена трудового красного знамени институт археологии м. В. Седова ювелирные изделия


Скачать 31,98 Mb.
НазваниеОрдена трудового красного знамени институт археологии м. В. Седова ювелирные изделия
АнкорSedova M V - Yuvelirnye izdelia Drevnego Novgo.doc
Дата28.02.2018
Размер31,98 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаSedova_M_V_-_Yuvelirnye_izdelia_Drevnego_Novgo.doc
ТипДокументы
#34135
страница23 из 27
Каталог
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27


Рис. 60. Нашивные бляшки

1 — 13-15-402, г — 20-25-166, 3 — 13-12-998; 4 — 15-19-857, 5 — 18-22-4; в — 17-19-427; 7 — 21/20-25-20, 8 — 19-24-158; 9 — 10-13-351; 10 — 8-13-раскоп IV; 11 — Ил12/11-21-27; IS — 15/14-19-1038.



Рис. 61. Бусины (1, 3, 8, 9,13,14), пуговицы (3—7), бляшки (10—13, IS, 16), булавки «пус иеппи» (17—20)

1—16-640, 2 — 14-13-488, 3—18-22-1489, 4 — 17-22-1168В, 5—19-23-880, S — 18-15-665- 1— 15/14-12-1724, 8 — 6-3-680, 9—12-18-1168. 10 — 16-17-1790; 11 — 12-28-26; 12 — 21/20-20-2013, 13 — 13-11-703; 14 — ЛЮД12-9; I5 — 12/11-21-320; 16 — 3/2-9-1403; 17—7-1175; 18 — 7-12-1226-19 — 3-9-206, 20 — 3/4-3-1659

Литые бляшки изготовлены в основном из сплава олова и свинца и имеют сложную форму в виде розеток (21/20-20-2013; 21/20-25-20; 19-24-158).

К XIV в. мода на украшение одежды нашивными бляшками, видимо, проходит.
БУСЫ

Металлические бусы — довольно редкая находка. В новгородской кол­лекции насчитывается всего 20 бусин, причем основная масса их сосредо­точена в слоях со второй половины XII до рубежа XIV—XV вв.

Рис. 15, 4; 61, 1, 2, 8, 9, 13. Особняком стоят две бусины, одна из ко­торых, датирующаяся рубежом XII—XIII вв., украшена припаянными проволочными колечками (16-640), а другая — начала XIII в. — состоит из медных проволочек, скрепленных шариками оловянной зерни (14-13-488). Эти бусины близки по форме и манере исполнения курганным древ­ностям.
Остальные бусины отлиты в основном из оловянисто-свинцовых спла­вов в составных имитационных каменных формах и подражают в орна­ментации встречающимся в древнерусских кладах изделиям, украшенным зернью и сканью. Так, в двусторонней форме литьем «навыплеск» изготов­лена гладкая эллипсоидная бусина 70-х годов XII в. (17-17). В четырех­сторонних формах отлиты тройная пронизка, орнаментированная тре-угольниками'ложной зерни (13-11-703), и овальная бусина с зигзагообраз­ным зерненым узором (12-18-1168). Обе бусины датируются второй полови­ной XIII в. На корпусе их хорошо заметны остатки литейных швов 2. В слое середины XIV в. обнаружена эллипсоидная рифленая бусина (Торг21-4), аналогичная по орнаменту серебряным бусинам из кладов 1792 г. у д. Сельцы Новгородской губернии, Спасо-Болгарского и Вла­димирского 3.

К 80—90-м годам XIV в. относится отлитая в имитационной форме гладкая тройная пронизка (7-3-680), а к рубежу XIV—XV вв. — отлитая в четырехчастной составной форме способом «навыплеск» эллипсоидная бусина с ложнозерненым орнаментом (6/5-12-460).
ПУГОВИЦЫ

Рис. 61, 3—7. В слоях рубежа XI—XII—XV в. найдено около 40 пуговиц. Обычно они небольшие (диаметр 0,7—0,9 см), литые из бронзы, шаро­образные с круглым ушком. Изредка пуговицы изготовлены из двух тис­неных половинок с проволочным'ушком. Судя по расположению таких пуговиц в курганах, ими застегивали вороты рубах как мужских, так и женских.

155

БУБЕНЧИКИ

Эти своеобразные и распространенные украшения выполняли в древнерус­ском костюме двоякую роль: иногда бубенчики использовались в качестве привесок или декоративных деталей костюма, иногда служили пуговицами. Встречены они во всех слоях Новгорода — с Х по XV в. Однако за это время их форма менялась.

Рис. 62,1—5. Грушевидные бубенчики с крестовидной прорезью. Нижняя часть покрыта косой насечкой, размеры колеблются от 1,55 до 2,5 см. Бубенчики такой формы — наиболее древние. Они обнаружены в коли­честве 22 в слоях от середины Х до середины XII в.

Рис. 62, 3—8. Грушевидные бубенчики с линейной прорезью и тройным рельефным пояском. Они появляются в последней четверти XI в. и рас­пространены до второй половины XIII в. Найдено 20 таких бубенчиков.

Грушевидные бубенчики с крестовидной и линейной прорезью отлива­лись из меди или бронзы по восковой модели. Технологию изготовления грушевидных бубенчиков детально исследовала Н. В. Рындина, которая пришла к выводу, что различия качества этих городских и деревенских изделий, имеющих одинаковую технологию, можно объяснить только узкой специализацией ювелиров в городе *.

Рис. 62, 9—11, 15—17; 63, 10. Шаровидные бубенчики с линейной про­резью. Бубенчики этой формы наиболее многочисленны — найдено 85 экз. Некоторые из них литые из меди, но большинство сделано из двух тисне­ных половинок. Размеры колеблются от 2 до 2,5 см. Появились они только в XI в. и существовали вплоть до начала XIV в. Один бубенчик, найден­ный в слое XV в. (ярус 5), происходит из перекопанного слоя. Исследо­вание технологии их изготовления, по мнению Н. В. Рындиной, свиде­тельствует о большом мастерстве новгородских ремесленников. Н. В. Рын­дина отметила, что если бубенчики других типов распространены в мас­совом количестве среди славянских и чудских племен, то тисненые бубен­чики с линейной прорезью неизвестны почти нигде, кроме Новгорода. Нет их и в новгородских курганах 6.

Рис. 59, 16', 62,12—14. Грушевидные бубенчики с линейной прорезью и поперечным литейным швом. Изготовлены способом литья по восковой модели с сохранением формы. Грубый шов выступает примерно посредине их высоты. Размеры бубенчиков этого типа от 2 до 2,7 см. Их найдено 77 в слоях от второй половины XIII до конца XIV в. Особый интерес пред­ставляет бубенчик, литейный шов которого прикрыт гофрированной узкой лентой (8-12-1185). Такой же прием декорировки отмечен у перстней (рис. 54).

ГРУЗИКИ

Рис. 62, 17—32. Значительную категорию"находок в новгородской кол­лекции составляют свинцовые грузики — более 210 экз. Грузики имеют большей частью конусовидную форму, реже — зонную или круглую упло-щенную. Размеры их колеблются от 1,5 до 2,5 см в диаметре, величина отверстия — от 0,3 до 0,9 см. Найдены они во всех слоях — с Х по XV в. Грузики отливались в односторонних каменных или глиняных формах.

156



Рис. 62. Бубенчики (1—17) а грузики (18—32)

Форма подобных свинцовых грузиков восходит еще к античным образцам в. Обычно эти предметы считались пряслицами — грузиками для веретен. И действительно, некоторые новгородские образцы по форме напоминают пряслица, а в двух-трех случаях в отверстиях сохранились остатки дерева. Но найдены и грузики, в отверстия которых вдеты тонкие кожаные ремешки, завязанные узлом. Возникает предположение, не служили ли грузики застежками, пуговицами для грубой верхней меховой одежды. Об этом как будто свидетельствуют этнографические материалы XIX в. из Финляндии, а также богатая орнаментация грузиков, состоящая из треугольников, розеток, полушариев и др. Выделяются группа грузиков, украшенных многолепестковой розеткой и получивших распространение с середины XIII до XV в. (рис. 62, 23—27), и группа плоских грузиков, орнаментированных выпуклыми полушариями, зигзагами, черточками, распространенных в конце XIV—XV в. (рис. 62, 28—32). Орнамент в виде вписанных треугольников, перемежающихся выпуклыми полушариями, наиболее часто применялся на грузиках XI—XII вв. (рис. 62, 19, 20).

БУЛАВКИ «ПУС ЙЕППИ»

Рис. 61, 17—20. Своеобразную категорию находок составляют маленькие тонкие булавки с округлыми головками, названные по этнографическим данным «пус йеппи». Ими прикалывали к жесткой основе женский голов­ной платок. Подобные булавки хорошо известны среди древностей поволж­ских народностей в XIV—XVII вв.7 В Новгороде более 20 таких булавок обнаружено в слоях 10-х годов XIV—конца XV в. Они бронзовые литые, длиной 3—6 см. Появление их, видимо, следует связывать с проникнове­нием на Русь моды, принесенной с Востока монголо-татарами. Приблизи­тельно в то же время аналогичные булавки появляются и в других древ­нерусских центрах, например в Москве 8. И в Новгороде 9, и в Москве найдены литейные формы для отливки этих булавок, что говорит об их широком распространении.

1 Рындина Н. В. Технология произ­водства новгородских ювелиров Х— XV вв. — МИА, 1963, 117, с. 262.

2 Там же, рис. 31, 1, 4, 6, 7. 8 Гущин А. С. Памятники художествен­ного ремесла древней Руси Х—XIII вв. Л., 1936, табл. XXXIV, 8—10; XXXI , 3, 8, 9; XVII, 9.

4 Рындина Н. В. Технология произ­водства. . ., с. 246, 247. 6 Там же, с. 247.

6 Рубан В. В. Литейная форма с поселе­ния Козырка. — СА, 1979, № 3, с. 249, рис. 1.

7 Краснов Ю. А., Каховский В. Ф. Средне­вековые Чебоксары. М., 1978, рис. 74, 4, с. 142.

8 Розенфельдт Р. Л. Инструменты мос­ковских ремесленников. — В кн.: Древ­ности Московского Кремля. М., 1971, с. 263, рис. 4, 4, 5.

0 Рындина Н. В. Технология произ­водства. . ., рис. 10, 4.

158
РАЗНЫЕ ИЗДЕЛИЯ

Накладки. Кроме многочисленных изделий, связанных с металлическим женским и мужским убором и костюмом, значительную категорию находок составляют накладки на различные предметы. Сюда относятся и накладки на конскую сбрую.

Рис. 57, 13; 59, 2—6,10—12, 15, 17. Древнейшей из них является бронзовая бляха с полукруглой верхней и треугольной нижней частями, имеющая полусферический выступ в середине. Датируется накладка вто­рой четвертью XI в. Три удлиненные накладки на уздечку имеют фигурное растительное завершение. Встречены они в слоях второй половины XII— середины XIV в. (Ил12-16-17; К-южная траншея; 8-11-911). Близкие по форме и орнаментации накладки, найденные в Литве, считаются импортом из Скандинавии 1. К 50^80-м годам XII в. относится полусферическая накладка с тремя фигурными выступами, напоминающими морды живот­ных (Мих18-28-47). В слоях первой четверти XIII в. найдена полукруглая накладка с отверстием (ТоргЗО-28), а в слое 70-х годов XIII в. — пяти­угольная накладка с семью фигурными прорезями в середине (Торг27-1). Второй половиной XIV в. датируются четырехугольная накладка с фи­гурными выступами на всех сторонах (Михб-14-92) и треугольная бляха с выпуклой серединой (Михб-14-4). К началу XV в. относится пятиуголь­ная накладка с ромбическим узором посредине (Мих2-9-75), а к самому концу XV в. — фигурная бляха, украшенная растительным узором (выше яруса 1-1-1740).

Назначение прочих многочисленных накладок, обнаруженных во всех слоях Новгорода, трудно определить: они могли украшать любые предметы из кожи, дерева или ткани. Ниже дано их описание в хронологической последовательности.

Рис. 63, 1. В слое второй половины Х в. обнаружена прямоугольная бронзовая накладка с прямоугольным же отверстием посредине, украшен­ная чеканным геометрическим узором (27-35-754).

Рис. 63, 3. Первой четвертью XI в. датируется прямоугольная бронзовая накладка с выпуклым тисненым узором в виде двойной линии ложной зерни, таким же выпуклым крестом и процарапанной надписью (24-29-124).

Рис. 64, 1—4, 8. Пять круглых литых накладок диаметром 2,5—3 см обнаружены в хронологически близких слоях последней четверти XI— конца XII в. (22-24-317; 19-24-166 (две); 17-22-61; Ил13-22-310). Накладки ажурные, в центре их помещены различные изображения в виде полуша­риев, полушариев с расходящимися лучами, четырехконечного креста, а по краю проходит нить ложной зерни. Накладки, изображенные на рис. 64, 2, 3, 8, видимо, отлиты в одной литейной форме.

Рис. 80, 21. Самым концом XI в. датируется круглая (диаметр 2,3 см) литая из золотистой бронзы накладка, орнаментированная выемчатым четырехчастным клиновидным узором, заполненным красной и зеленой эмалью (21-25-220) 2. Аналогичные предметы часты в древностях По-днепровья3, известны они в материалах из Галича, Звенигорода, Львова, встречены также в Польше и в Саркеле в слое XII в.4

159



Рис. 63. Накладки (1—11) и часть водолея (13)

1 — 27-35-754, г — 11-18-1352, 5—24-29-124, 4—11-13-1805, 5—9-16-1444, в — 7-12-493, 7 18-1511, s — 7-11-1185, 9 — 7-4-702, 10 — 17-23-808, 11 — 2-6-882, IS — 11-16-290



Рис. 63. (Продолжение)



Рис. 64. Металлические накладки (1—8, 10, 11, 14) и крышки коробочек (9,13,13)

1 — 22-24-317; S, 3 — 19-24-116; 4 — 17-22-61; S — 13-19-190; в — К19-63; 7 — 9-15-1440; 8 — ИЛ13-22-310; 9 — 4-18-1121; 10 — 7-6-1983, 11 — без паспорта; 12 — К15-25; 13 — К16-5! 14 — 11-16-273



Рис. 65. Накладка с изображением птицы (21-24-330)

Рис. 65. Большой интерес пред­ставляет оловянисто-свинцовая литая ажурная накладка, найден­ная в слое рубежа XI—XII вв. (21-24-330). Она имеет полукруг­лую форму, в которую вписана фигура птицы, изображенной в профиль. Хвост птицы загнут вверх, на голове — хохолок, все тело покрыто чешуйками, симво­лизирующими оперенье. Компози­ция лишена строгости и графич-ности, свойственных изображе­ниям более раннего времени (X— XI вв.). Она ближе к сюжетам и манере XII—XIII вв., хорошо известным по металлическому княжеско-боярскому убору и ка­менной резьбе Владимиро-Суздаль-ской Руси.

Рис. 63, 7. На мостовой яруса 18 Великой улицы в Неревском раскопе обнаружена бронзовая литая овальная накладка, украшенная сложным ажурным узором (18-1511). Датируется она 60—70-ми годами XII в. Ана­логичный предмет был найден в одном из курганов южного Приладожья 6. Скорее всего это изделие не местного, а привозного происхождения. Орна­ментика его больше напоминает западноевропейские образцы.

Рис. 13, 7. В слое 70—90-х годов XII в. встречена ажурная бронзовая накладка овальной формы (17-20-1008). Орнамент ее состоит из сложной плетенки, в которой перемежаются широкие и узкие «ремни», узлы, зоо­морфные элементы. Такая орнаментация характерна для позднего стиля рунических камней (Mammenstil). Дырочки для заклепок показывают что накладка крепилась к какому-то кожаному или деревянному пред­мету и служила, вероятно, украшением книги. Близкие по форме и орна­менту бляхи известны среди древностей конца XI в. Готланда (четыре), Финляндии (две), Дании (одна), о. Сааремаа в, Ирландии 7, Польши 8. Местом изготовления этих бляшек следует считать Готланд, где подобные украшения в упрощенном виде появились уже в VIII—IX вв.9 Новгород­ская находка лишний раз свидетельствует о тесных контактах города с центром балтийской торговли — Готландом.

Рис. 63, 10. В слоях 70—90-х годов XII в. найдена круглая золоченая пластина с фигурой льва на лицевой стороне (17-23-808). Голова льва по­вернута в фас, правая передняя лапа приподнята, хвост плавно изогнут. Четко обозначена грива. Над львом помещены две семилучевые звезды. Рисунок и манера исполнения заставляют предположить не новгородское^ а восточное происхождение предмета 10.

Рис. 66. Еще одна накладная пластина трапециевидной формы с су­живающимся обломанным концом относится к 60—80-м годам XIII в. (13-18-245). Пластина бронзовая кованая, имеет три отверстия для при­крепления. Размеры 7,4х2,7 см. По контуру зубчатым колесиком нанесен

163



Рис. 66. Накладка с изображением дракона (13-18-245)



Ряс. 67. Накладка с изображением барсов (11-17-1149А)

двойной пунктирный орнамент. В центре помещена резная фигура дракона («летучего змея») с острыми ушами, открытой пастью, короткими лапами крыльями, как у грифонов, и хвостом в виде пальметки. Дракон расположен на плоскости пластины горизонтально, причем обозначен лишь его силуэт без разделки деталей тела. Как и на костяной новгородской накладке XIV в. , мастер остроумно использовал суживающуюся форму пластины вписав в нее постепенно уменьшающуюся фигуру зверя. Сама же трактовка образа дракона более архаична, чем на костяной накладке, здесь нет еще змеиного туловища. Фигура напоминает скорее изображение драконов на новгородских миниатюрах XII в. и на датируемых началом XIII в. вра­тах Суздальского собора 12. Трактовка морды дракона сохраняет устой­чивые начертания и в XIV в. Так, близкую аналогию описываемому ри­сунку дракона находим на Людогощинском кресте 1359 г.13

Рис. 64, 5. Своеобразна оловянисто-свинцовая литая накладка оваль­ной формы, найденная в слое третьей четверти XIII в. (13-19-190). По­верхность ее украшена двумя выпуклыми бортиками, идущими вдоль внешнего и внутреннего края, очерчивая овальное отверстие в середине В четырех местах вделаны крупные гнезда; в двух из них вставлены си­ние стеклянные вставки.

Рис. 67. Рубежом XIII—XIV вв. датируется бронзовая литая ажурная накладка трапециевидной формы (11-17-1149А). Размеры ее 9,4х2,8 см. На пластине изображены два барса в позе геральдического противостоя­ния. Пасти барсов оскалены, хвосты круто изогнуты над спинами, ког­тистые лапы широко расставлены, причем у каждого зверя одна'передняя лапа приподнята. Этими передними лапами они придерживают арку (иди круг), в которой помещена фигурка львенка, стоящего перпендикулярно к общему расположению фигур. Туловище льва изображено в профиль, голова развернута в фас. Вся композиция очень пластично вписана в тра­пецию. Изображения, хотя и грубоватые, но очень выразительные. Близ­кой аналогией описываемому сюжету является композиция на капители внутреннего столба Дмитриевского собора во Владимире, где, однако, вместо барсов изображены львы, охраняющие львенка 14.


Рис. 68. Накладка с перегородчатой эмалью. Лицевая и оборотная стороны (К24-16)
Рис. 63, 4. Рубежом XIII—XIV вв. датируется оловянисто-свинцовая литая круглая накладка с изображением концентрических окружностей, в центре которых помещена четырехчастная розетка (11-13-1805). Часть накладки вырезана, что придает ей очертания лунницы.

Рис. 63, 2. К этому же времени можно отнести медную накладку с от­верстием посредине (11-18-1352). Она орнаментирована резным узором, состоящим из каймы в виде небрежно исполненного растительного бегунка и круглой композиции из растительных побегов в центре. Парные отверстия служили для более плотного крепления накладки к жесткой основе.

Рис. 64, 14. Рубежом XIII—XIV вв. датируется и накладка на книж­ный переплет (11-16-273). Она медная литая, состоит из плоской основы с завершением из трех колец, расположенных пирамидкой. Сохранились гвоздики для крепления к основе.

Рис. 64, 6. Круглая тисненая бронзовая накладка с изображением хищного зверя может быть датирована 20—30-ми годами XIV в. (К19-63). Диаметр накладки 2 см. Зверь повернут влево в профиль, хвост его загнут над спиной.

Рис. 68; 80, 2. В слое, датирующемся 20-ми годами XIV в., обнаружена круглая медная тисненая накладка, украшенная перегородчатой эмалью (К24-16). Накладка позолочена, имеет восемь отверстий для прикрепления, диаметр ее 3 см. В центре помещено погрудное изображение неизвестного святого, по бокам — две криновидные пальметты. Эмаль трех оттенков: белая, бирюзовая, красновато-кирпичная. Манера исполнения фигуры свя­того довольно примитивна и не идет в сравнение с таким, например, образцом перегородчатой эмали на меди, как новгородская иконка со святым Ипатием 16. Перегородчатая эмаль на меди возникла как подражание эмальерному делу на золоте. Любопытно длительное переживание этой техники в Новгороде, не разрушенном монголо-татарским нашествием и

166

1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

перейти в каталог файлов


связь с админом