Главная страница

Ордена трудового красного знамени институт археологии м. В. Седова ювелирные изделия


Скачать 31,98 Mb.
НазваниеОрдена трудового красного знамени институт археологии м. В. Седова ювелирные изделия
АнкорSedova_M_V_-_Yuvelirnye_izdelia_Drevnego_Novgo.doc
Дата28.02.2018
Размер31,98 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаSedova_M_V_-_Yuvelirnye_izdelia_Drevnego_Novgo.doc
ТипДокументы
#34135
страница26 из 27
Каталог
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Таким образом, в Новгороде в 70-х годах XII в. появляется новый комплекс украшений, составляющий единый стилистический убор. В этот убор входят трехбусинные височные кольца, разнообразные виды колтов, орнаментированные браслеты-наручи, бармы. Формами и декорировкой они напоминают дорогостоящие эмалевые, черненые, скано-зерненые украшения княжеско-боярской знати 12, однако выполнены более простой техникой литья, в частности «навыплеск». Почти полное отсутствие кла­дов XII—XIII вв. в Новгороде и его округе не позволяло до сих пор судить с достаточным основанием о новгородских изделиях высокого ювелирного искусства, столь хорошо известных по кладам южнорусских земель. На­ходки имитационных изделий восполняют этот пробел, позволяют счи­тать, что прикладное искусство Новгорода шло теми же путями, что и в других городах Руси и особенно в Киеве. Наибольшее число параллелей новгородским имитационным украшениям находим в кладах Киева. Изо­бретенные киевскими ювелирами имитационные формы очень скоро по­лучают широкое распространение во многих древнерусских городах, в том числе и в Новгороде. Однако здесь наблюдается обратная картина:

за все годы раскопок обнаружены всего четыре имитационные формы (в слоях второй половины XIII—середины XIV в.) и свыше 30 отливок. Большинство изделий, отлитых в имитационных формах, изготовлено из сплава олова и свинца. Видимо, хрупкостью этого материала, плохо переносящего температурные колебания и почти не сохраняющегося на тех памятниках, где нет органики, и можно объяснить малое количество из­вестных имитационных изделий в других древнерусских городах.

Если первые имитационные изделия бытовали и даже "были утеряны в 70-х годах XII в., то оригиналы, по образцу которых их создали, появи­лись и получили распространение несколько раньше — в середине XII в-Видимо, к 50-м годам этого столетия и следует относить сложение единого эмалевого, а затем и чернового убора знати. В ремесленных изделиях новгородских мастеров нет точных копий предметам из кладов. Новгород­ские мастера творчески перерабатывали копируемые образцы, компоно­вали различные орнаментальные приемы, создавая своеобразные украше­ния. В Новгороде, не подвергшемся монголо-татарскому разрушению,

12* 183

ремесленные традиции не прерывались на протяжении всего XIII и на­чала XIV в. Именно этим своеобразием объясняется то обстоятельство, что имитационные изделия существовали здесь в течение столетия после прекращения их производства в южнорусских землях.

Крупный город средневековой Руси, Новгород многими нитями был связан с отдаленными странами Востока и Запада. Наряду с такими пред­метами восточного импорта, как самшит, поливная керамика, изделия из камня, в Новгород попадали и отдельные вещи из металла. Так, в слоях XI в. был обнаружен бронзовый кувшин (рис. 72, 2), вывезенный в древ­ности из Средней Азии ls. Видимо, из Волжской Болгарии в XI в. был при­везен бронзовый замок в виде фигурки зверя (рис. 72, 3), а в XII в. — матрица с двусторонним изображением древа жизни (рис. 72, 4). Своеоб­разной переработкой восточных мотивов русским мастером можно считать изображение льва и трех лучистых дисков на накладке XII в. (рис. 63, 10), близкой декору на иранских блюдах 14. К XIII в. относится бронзовое кочевническое зеркало с крестовидным орнаментом (рис. 72, б). О связях с Востоком в XIV в. свидетельствуют находка обломка бронзовой чаши с арабской вязью (рис. 72, 5), а также бронзовые пластинчатые браслеты с шарнирной застежкой (рис. 41, 8—11) скорее всего золотоордынского производства. О связях с волжскими областями говорят и такие украше­ния, проникшие на Русь в XIV в., как серьги в виде вопросительного знака и булавки «пус йеппи». Они быстро были восприняты русским насе­лением и стали неотъемлемой деталью русского костюма.

На формировании прикладного искусства Новгорода сказалось влия­ние Византии. Уже в ранних слоях Х—XI вв., относящихся к периоду после принятия христианства, появляются изделия, воспроизводящие византийские формы и орнаментику. В первую очередь это относится к формам крестов, а также к некоторым украшениям (например, привеска с ложнозерненым изображением птицы в геральдической позе (рис. 12, 2), перстень-печатка с аналогичным изображением птицы (рис. 50, 13) и др.). К началу XII в. относится византийская медная застежка, инкрустиро­ванная синим стеклом (рис. 74, 2). Особый интерес представляет размеще­ние византийских импортных вещей на Неревском раскопе. Так, в XII— XIII вв. владельцами усадьбы И были священнослужители. Об этом можно судить по находкам грамот 244, 317, 319, 323, 331, 359, 369, тексты кото­рых или упоминают духовных лиц, или носят церковный характер. По­мимо грамот, интерес представляют византийские каменные иконки (рис. 74, 4—6) и свинцовая ампула для святой воды, вывезенная из Солуни (риб. 73). Находки их заставляют предполагать непосредственную связь новгородской церкви с Византией. После монголо-татарского нашествия, когда связь в Византией была прервана, в Новгороде изготавливается для нужд священнослужителей бронзовый сосуд для мира и масла (рис. 74, 1), воспроизводящий древнюю античную форму. На той же усадьбе пытались воспроизвести свинцовую ампулу и сделали довольно неуклюжую от­ливку (рис. 74, 3).

О связях с южными странами Средиземноморья свидетельствует на­ходка ветви коралла в слое конца XII в. (рис. 80, 7).

Значительную группу предметов, найденных при раскопках в Новго­роде, составляют изделия западноевропейского происхождения. Сюда

184

следует отнести привеску со стеклянной вставкой начала XIII в. (рис. 1, 6), створку медальона конца XIII в. (рис. 70, 4}, застежку второй половины XIII в. с изображением Тристана и Изольды, привезенную скорее всего из Германии (рис. 33, 4; 70, 3), футляр с узором из «бурбонских лилий» конца XIII в. из Франции (рис. 70, 1), детали водолеев XIII—ХГУвв. из Северной Германии (рис. 63, 12; 70, 5), перстень со щитком в виде двух сплетенных рук XIV в. из Фландрии (рис. 51, 23), кольцевидные фибулы (рис. 33, 1—3) и др. За исключением водолеев, которые пришли на Русь в качестве предметов роскоши, остальные находки относятся к числу ря­довых изделий. Они попали в Новгород скорее всего вместе с их владель­цами — купцами, осуществлявшими торговлю между западноевропей­скими городами и Русью. С середины XII в. в Новгороде обосновалась колония готландских купцов, а в конце столетия появился немецкий двор с церковью Святого Петра 15.

Политические и торговые контакты новгородцев, их знакомство с искус­ством Востока, Византии, Западной Европы не могли не сказаться на раз­витии прикладного искусства самого Новгорода.

В Х—XI вв. условия развития прикладного искусства были таковы, что в него широкой струей проникали различные фантастические образы языческого мировоззрения, языческая символика. В орнаментике в это время преобладал геометризм, но наряду с ним органически был воспри­нят зооморфный стиль северных стран, созданы «гибридные» изделия, близкие скандинавским, но сохраняющие славянский характер. После принятия христианства заметно возрастает влияние византийского искусства, сказавшееся прежде всего в формах и орнаментации предметов христианского культа, в появлении растительных элементов (крин, вьюн, процветший крест). Многие элементы византийской орнаментики, полу­чившие распространение в древнерусских книжных заставках и рисунках, были позднее перенесены и на украшения. Так, близкую аналогию фигуре птицы, изображенной на накладке рубежа XI—XII вв. (рис. 65), представ­ляет южнорусский книжный орнамент XI в.; растительные побеги, изо­браженные на пластинчатых браслетах XII в. (рис. 42, 6, 8, 9), находят параллели в новгородских книжных орнаментах XI—XII вв.; восьмиле­пестковые розетки на монетовидных привесках XIII в. (рис. 14, 9) анало­гичны рисункам XII—XIII в."

На рубеже XI—XII вв. под влиянием византийской и романской сим­волики создаются первые произведения прикладного искусства с сюже­тами, получившими впоследствии блестящее развитие в архитектурной орнаментике Владимиро-Суздальской Руси (рис. 65). В XII—XIII вв. эта тенденция получает дальнейшее развитие, сказавшееся в создании таких произведений, как накладка с барсами (рис. 67), сюжетно близкая аналогичным изображениям на капители Дмитриевского собора во Влади­мире, или накладка с фигурой дракона (рис. 66), близкого по манере изо­бражения фигуре дракона на суздальских золотых вратах.

Орнаментация браслетов-наручей, колтов, барм, украшений с крюч­ком на конце (рис. 27—29) свидетельствует о едином пути развития новго­родского ювелирного искусства и искусства других земель древней Руси, о его связи с общими тенденциями в развитии прикладного искусства, сказавшейся в книжной .орнаментике, архитектурном декоре, мелкой

185
пластике. На массовой продукции новгородских ювелиров, такой как пластинчатые браслеты (рис. 39—42), в XII—XIII вв. наряду с традицион­ными геометрическими узорами появляются и растительные мотивы. Вообще геометрический узор в большой степени несет нагрузку языческой символики 17. Языческие представления долго сохранялись в быту новго­родцев, о чем свидетельствуют находки в слоях XII—XIII вв. изображений Перуна (рис. 75; 76), а в слое XIV в. — кремневого амулета (рис. 77). Бытование амулетов-змеевиков вплоть до XIV в. также дает представление

о стойкости языческих пережитков и существовании двоеверия у новго­родцев.

Новгород долго сохранял традиции ремесла и искусства Киевской Руси. В XIII—начале XIV в. продолжали изготовлять стеклянные брас­леты, имитационные изделия, сохранялись традиции перегородчатой эмали (находка накладки с эмалью в слое 20-х годов XIV в. — рис. 68; 80, 2). Только новгородские мастера создавали в XIV в. произведения высокого ювелирного искусства, украшенные черной эмалью. В новгородских ювелирных изделиях XV в. отразились и общерусские тенденции

186

в развитии прикладного искусства — например, в формах крестов (рис. 19, 2, 2, 4, 5), иконок и панагий (рис. 22), образцами для которых служили произведения высокого ювелирного мастерства 18.

Наблюдения над изображениями на новгородских каменных иконках, свинцовых печатях и медных литых иконках заставляют предположить, что их изготовляли одни и те же мастера.

В заключение нужно остановиться на некоторых вопросах хронологии изделий из цветных металлов. Ярусная стратиграфия позволяет датиро­вать отдельные находки с точностью до десятилетия. Новгородский ма­териал даёт возможность уточнить и наши представления о металлическом уборе женского костюма горожан. Правда, в отличие от курганных нахо­док, когда открывается целый комплекс украшений женского костюма, городской слой содержит разрозненные, случайно потерянные вещи и в этом смысле представляет меньше интереса для изучения украшений древнерусского костюма. Но зато мы можем характеризовать отдельные детали женских украшений последовательно, по столетиям (рис. 81).

187

Металлический убор новгородок Х в. отличается обилием нагрудных привесок. И это вполне понятно, так как Х век — это век язычества, когда в женском костюме большую роль играли привески-амулеты, имев­шие различные значения, связанные с языческими представлениями. В первую очередь отметим широкорогие лунницы, обнаруженные только в слоях Х в. Сюда же относятся разнообразные привески с зооморфными изображениями — коньки, уточки, а также различные монетовидные привески с изображениями и без них и грушевидные бубенчики с кресто­образной прорезью. Другие металлические украшения немногочисленны. Это браслетообразные завязанные височные кольца; подковообразные фибулы с концами в виде стилизованно изображенной головы дракона, с гвоздевидными, гранчатыми и спиральными концами; скорлупообразные фибулы. Браслетов мало, среди них узкопластинчатые завязанные;

пластинчатые тупоконечные; круглопроволочные гладкие; массивные, овальные в сечении. Количество перстней также незначительно. Пред-

188

ставлены следующие типы: пластинчатые широкосрединные незамкнутые; узкопластинчатые незамкнутые и печатные.

Металлические украшения новгородского женского костюма XI в. отличаются уже большим разнообразием. В слое XI в. найдены ромбо-щитковые браслетообразные завязанные и загнутоконечные, перстне­видные и трехбусинные височные кольца. К XI в. относится и колт, узор которого, к сожалению, не сохранился. Женский костюм содержит при­вески-амулеты, но наряду с языческими привесками появляются привески христианского значения — кресты-тельники и иконки. Еще распростра­нены грушевидные бубенчики с крестообразной прорезью, на смену ко­торым в это время приходят шаровидные с линейной прорезью. Продол­жают носить подковообразные фибулы со спиральными и гвоздевидными концами, появляются фибулы с маковидными концами. К XI в. относятся одежные булавки эстонского типа с крестообразными головками. В слое XI в. найдены браслеты следующих типов: круглопроволочные разомк­нутые и загнутоконечные; пластинчатые тупоконечные и загнутоконеч­ные; узкопластинчатые; массивные, овальные в сечении. Появляются

189

первые витые тройные и ложновитые браслеты. В XI в. новгородские горо­жане носили перстни следующих типов: круглопроволочные; спиральные;

пластинчатые широкосрединные завязанные, характерные только для этого столетия; широкосрединные замкнутые и незамкнутые; «усатые».

В женском костюме XII в. еще много различных привесок, свидетель­ствующих о сохранении языческих пережитков среди новгородского населения. Это привески-ложки, топорики, ножны, коньки, уточки, при­вески ромбовидной формы, круторогие лунницы, привески-крестики, иконки и бубенчики с линейной прорезью. В XII в. получают большое распространение височные кольца. Типичными височными украшениями горожанок, по-видимому, были трехбусинные кольца. Для убора богатых горожанок в XII в. характерны колты. Бытуют одежные булавки своеоб­разных новгородских форм — со стилизованными зооморфными голов­ками, кольцевидные трехлопастные и др. Продолжают пользоваться популярностью и подковообразные фибулы с гвоздевидными, спиральными и маковидными концами. Формы браслетов следующие: витые тройные

190

с петлями на концах; трехпроволочные с обрубленными концами; витые с суживающимися концами. Употребляются также пластинчатые тупо­конечные, пластинчатые овальноконечные, пластинчатые узкие гладкие, створчатые браслеты. Наибольшее распространение в этом столетии находят рубчатые перстни, исчезающие из употребления на рубеже XIII и XIV вв. Кроме того, известны пластинчатые широкосрединные незамкнутые, пластинчатые со щитками, печатные, витые и ложновитые перстни.

Женский костюм XIII в. характеризуется уменьшением количества нагрудных привесок. Исчезают языческие привески-амулеты в виде конь­ков, птиц, ложечек и др. Вместо них все чаще начинают носить христиан­ские символы — кресты-тельники. У финского населения пережитки язычества сохраняются в большей степени, так как именно в XIII—XIV вв. наибольшее распространение получают шумящие привески в виде полых коньков и уточек. Новым типом привесок для XIII в. являются решетча­тые. Известны еще лунницы (тип круторогих и замкнутых). Применяются бубенчики двух типов: продолжают бытовать шаровидные с линейной

191

прорезью, появляются грушевидные, тоже с линейной прорезью. Из го­ловных украшений в XIII в. распространены ромбошитковые, перстне­видные и трехбусинные височные кольца и колты. В конце столетия входят в употребление многобусинные височные кольца. Употребляются одежные булавки с подвижными кольцевидными, двуспиральными, трехлопастными головками и головками в виде петушиного гребня. Типичным браслетом для этого времени можно считать витой тройной с петлями на концах, но носят также и трехпроволочные витые с обрубленными концами, и витые с суживающимися концами. Судя по новгородской стратиграфии, только для XII—XIII вв. характерны браслеты плетеные со щитками на концах и браслеты в виде стержня с обмоткой. Продолжают употреб­ляться пластинчатые тупоконечные, овальноконечные, узкопластинчатые гладкие и створчатые браслеты. Появляется и новый тип пластинчатых браслетов с выпукло-вогнутой средней частью. Разнообразие типов перстней уменьшается. Известны перстни широкосрединные замкнутые и незамкнутые, печатные, ложновитые; большое распространение полу­чают перстни с различными щитками и вставками.

Для XIV в. характерным головным украшением становятся серьги в виде вопросительного знака. Известны также отдельные находки вод-ских многобусинных височных колец. Количество привесок невелико, это в основном шумящие привески, кресты. Распространены витые брас­леты 2х2, хотя в течение всего века еще носят витые тройные браслеты. Продолжают употребляться браслеты пластинчатые тупоконечные, створ­чатые и с выпуклой серединой. Перстни XIV в. немногочисленны: это печатные, со вставками, со щитками и пр.

В слоях XV в. продолжают встречаться перстневидные и многобусин­ные височные кольца, а также серьги в виде вопросительного знака. Немногочисленные привески представлены крестами, образками, шумя­щими коньками. Из браслетов в употреблении находятся плетеные и литые полые. Типичной формой перстней становятся узкопластинчатые замк­нутые, употребляются также ложновитые и щитковосрединные перстни.

Рассмотренный выше материал уточняет наше представление о метал­лическом уборе женского костюма с Х по XV в. Анализ массового мате­риала, изготовляемого новгородскими мастерами-серебряниками, дает возможность судить о масштабе и техническом уровне той ремесленной среды, из которой выходили и высокохудожественные уникальные про­изведения.

1 Новгородская Первая летопись стар­шего и младшего изводов. М.; Л., 1950, с. 106.

2 Седов В. В. Этнический состав населе­ния Новгородской земли. — В кн.:

Финно-угры и славяне. Л., 1979, с. 77.

3 Седов В. В. Славяне и племена юго-вос­точного региона Балтийского моря. — Тезисы докладов Советской делегации на II Международном конгрессе сла­вянской археологии в Берлине. М., 1970, с. 44; Уртан В. Связи населения Латвии со славянами во второй поло-

192

вине I тысячелетия. — In: Arheologija un etnografija, Riga, 1968, VIII, 1pp. 84.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

перейти в каталог файлов
связь с админом