Главная страница

Ордена трудового красного знамени институт археологии м. В. Седова ювелирные изделия


Скачать 31.98 Mb.
НазваниеОрдена трудового красного знамени институт археологии м. В. Седова ювелирные изделия
АнкорSedova_M_V_-_Yuvelirnye_izdelia_Drevnego_Novgo.doc
Дата28.02.2018
Размер31.98 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаSedova_M_V_-_Yuvelirnye_izdelia_Drevnego_Novgo.doc
ТипДокументы
#34135
страница9 из 27
Каталог
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27

РАЗЛИЧНЫЕ ПРИВЕСКИ


Рис. 13, 1. Одной из древнейших является привеска миндалевидной формы, литая из красной меди, с приклепанным ушком (ниже яруса 28-34-136). Длина 4,7 см. Найдена она на Неревском раскопе в слое ниже яруса 28, датирующегося 953 г., т. е. в слое середины или первой половины Х в. На лицевой стороне помещено выпуклое изображение усатого и бородатого человеческого лица в обрамлении растительно-плетеного орнамента. Лицо человека очень схоже с аналогичными скандинавскими изображениями101, орнамент выполнен в несколько искаженном стиле Вогге (900—940 гг.) 102. Аналогичные привески обнаружены в Гнездове 103, в Вятской губернии 1(н, в Лядинском могильнике 105, в Хакасии 106. В курганах Черниговщины 12 близких по форме блях, но без человеческой маски, встречено в ком­плексе конской сбруи 107. Есть подобные привески в древностях Западной Сибири 108. Возможно, привески относятся к категории скандннаво-си-

бирских гибридов.

Рис. 15, 5. 10—30-ми годами XII в. датируется грушевидная привеска

из темно-синего непрозрачного стекла, опоясанная крест-накрест тонкимг полосками серебра, с ушком для подвешивания (20-24-раскоп III). Ана

логии ей среди русских древностей мне неизвестны.

Рис. 80, 7. К концу XII в. (70-е годы) и началу XIII в. (20-е годы) от носится интересная привеска, состоящая из веточки коралла, оправлен него в серебряную головку-колпачок с отверстием для шнура или цепочы (17/16-22-1184А). Она найдена около яруса 17 мостовой Великой улицы

4:

17

18

18

Колпачок литой в двусторонней форме, украшенный тонкой сканой нитью. Коралл бледно-розового цвета. Привеска эта явно средиземноморского, скорее всего итальянского, происхождения. На картинах итальянских мастеров не раз встречаются изображения Мадонны с младенцем Хри­стом, на шее которого висит коралловый амулет 109. В Италии в народе бытует поверье, что коралловый амулет охраняет «от дурного глаза». На­зываются эти амулеты «джетаторе». Привеска свидетельствует о связях Новгорода с далеким Средиземноморьем, что было уже отмечено находкой средиземноморской губки 110.

Рис. 15, 8. 60—90-ми годами XIV в. можно датировать квадратную по форме привеску, полую внутри, с крестообразно расположенными на обеих сторонах фигурными прорезями (8/7-8-907). Привеска литая из бронзы, с ушком для подвешивания. Вероятно, она служила вместилищем каких-то реликвий, скорее всего мощей, и ее носили на груди.

' Голъмстен В. В. Лунницы Историче­ского музея. — В кн.: Отчет Историче­ского музея за 1913 г. М., 1914, с. 90.

2 RopsyxuHa Г. Ф. Русские клады. М.;

Л., 1954, с. 65.

3 Янина С. А. Неревский клад куфиче­ских монет Х в. — МИА, 1956, 55, с. 181.

4 Рындина Н. В. Технология произ­водства новгородских ювелиров Х— XV вв. — МИА, 1963, 117, с. 243.

6 Щапова Ю. Л. Стеклянные бусы древ­него Новгорода. — МИА, 1956, 55, с. 178; Львова 3. А. Стеклянные бусы Старой Ладоги. — АСГЭ, 1968, 10, с. 78.

6 Ртлндина Н. В. Технология производ­ства. . ., с. 243.

7 Успенская А. В. Нагрудные и поясные привески. — В кн.: Очерки по истории русской деревни X—XIII вв. (Труды ГИМ, вып. 43). М., 1967, с. 103.

8 MAP, 1903, 29, табл. XX, 1.

9 Гольмстаен В. В. Лунницы Историче­ского музея, с. 95, 98.

10 Ср. с изображением лунницы в нашей статье (Седова М. В. Ювелирные изде­лия древнего Новгорода. —МИА, 1959, 65, рис. 2, 1}.

11 Седова М. В. Ювелирные изделия древ­него Новгорода, рис. 2, 3.

12 Гольмстен В. В. Лунницы Историче­ского музея, с. 99.

13 Успенская А. В. Нагрудные и поясные привески, с. 95.

14 Рындина Н. В. Технология произ­водства. ... с. 243.

15 MAP, 1896, 20, табл. VII, 15.

16 Отчет В. Н. Глазова о раскопках, про­изведенных в Псковской губ. в 1889, 1901, 1902 гг. — ЗОРСА, 1903, т. V, вып. 1, табл. XXI, 11.

21

23

24

27

17 Спицы» А. А. Отчет о раскопках С. А. Гатцука в 1904 г. в Смолен­ской, Московской и Тульской губер­ниях. — ЗОРСА, 1905, т. VII, вып. 1, рис. 69.

18 Журжалина Н. П. Датировка древне­русских привесок-амулетов. — СА, 1961, № 2, с. 130.

1е АО 1966 г. М., 1967, с. 280; Arne T. La Suede et 1'Orient. Uppsala, 1914, fig. 362; Kiuikoski E. Die Eisenzeit im Auraflussgebiet. Helsingfors, 1939, Abb. 26.

20 Рындина Н. В. Технология произ­водства. . ., с. 243.

21 Никольская Т. Н. Древнерусский Се-ренск — город вятических ремеслен­ников. — КСИА, 1971, 125, рис. 25, 4.

22 Успенская А. В. Нагрудные и поясные привески, с. 96.

23 Анучин Д. Н. О культуре костромских курганов. — МАВГР, 1899, т. III, табл. II, 14, 15; MAP, 1896, 20, табл. VII, 15.

24 Голубева Л. А. Игольники восточно­европейского Севера Х—XIV вв. — В кн.: Вопросы древней и средневеко­вой археологии Восточной Европы. М., 1978, с. 200-202.

25 Рындина Н. В. Технология производ­ства. . ., с. 243.

28 Успенская А. В. Нагрудные и поясные привески, с. 89—92, рис. 14, 7; Жур­жалина Н. П. Датировка древнерус­ских привесок-амулетов, с. 129.

27 Седов В. В. Амулеты-коньки из древне­русских курганов. — В кн.: Славяне и Русь. М., 1968, с. 151—157.

28 Latvijas PSR arheologija. Riga, 1974, tab. 53, 20; 66, 6.

29 Рындина Н. В. Технология производ­ства. . ., с. 244.

46

30 Коновалов А. А. Цветные металлы. . ., анализ № 156.

31 Голубева Д. А. Зооморфные украшения финно-угров. — САИ, 1979, вып. Е1-59, с. 21, табл. 5.

32 Успенская А. В. Нагрудные и поясные привески, с. 92, 93.

33 Голубева Л. А. Зооморфные украшения финно-угров, с. 23, табл. 7.

34 Рындина Н. В. Технология производ­ства. . ., с. 243.

35 Рябинин E. А. Новгород и северо-за­падная область Новгородской земли (культурные взаимодействия по архео­логическим данным). — В кн.: Куль­тура средневековой Руси. Л., 1974, с 56.

so MAP; 1896, 20, табл. VI, 20;. VII, 18, 21; Анучин Д. Н. О культуре костром­ских курганов, табл. IV, 11, 12;

RK, Taf. XVIII, 16.

37 Рябинин E. A. Зооморфные украшения Костромского Поволжья. — КСИА, 1975, 144, с. 35—39; Голубева Л. А. Раскопки древнего Белоозера (1959— 1960 гг.). — КСИА, 1963, 96, рис. 19, 3.

38 Голубева Л. А. Весь и славяне на Бе­лом озере X—XIII вв. М., 1973, рис. 5, 7—9.

39 Вранденбурз Н. E. Курганы Южного Приладожья. — MAP, 1895, 18, табл. Ill, 6.

40 Голубева Л'. А. Коньковые подвески Верхнего Прикамья. — СА, 1966, № 3, с. 80—98, рис. 7, 16—22.

41 Рындина Н. В. Технология производ­ства. . ., с. 244.

42 Коновалов А. А. Цветные металлы. . ., анализы № 160—164,190—197, 858, 861.

43 Рябинин Е. А. Финно-угорские эле­менты в культуре Северной Руси Х— XIV вв. Рукопись канд. дис. Архив ЛОИА, ф. 35, on. 2, № 2055, с. 41.

44 Одна привеска-конек этого типа (24-25-1648) обнаружена в слое первой поло­вины XI в., куда он попал из осыпи профильной стенки. В хронологиче­скую шкалу его включать не следует.

48 Рябинин Е. А. Новгород и северо-за­падная область Новгородской земли, с. 60.

40 Бранденбург И. Е. Курганы Южного Приладожья, табл. III, 12.

47 Брюсов А. Я. Финское погребение Х— XI вв. в д. Погостище Кирилловского р-на Вологодской обл. — КСИА, 1969, 120, рис. 34; Голубева Л. А. Весь и славяне на Белом озере. ... с. 42, рис. 5, 2; Савельева Э. А. Пермь вычегодская. М., 1971, табл. 36, 19, Sl;

Спицын А. А. Древности камской чуди

по коллекции Теплоуховых. — MAP, 1902, 26, табл. X (далее везде: MAP, 1902, 26).

48 Бранденбург Н. Е. Курганы Южного Приладожья, табл. III, 17; Голу­бева Л. А. Весь и славяне на Белом озере. . ., рис. 4, 3.

49 MAP, 1896, 20, табл. VIII, 5.

60 Бранденбург Н. Е. Курганы Южного Приладожья, табл. V, 16; MAP, 1896, 20, табл. VII, 12; Моора X. А. Архео­логические работы в Эстонской ССР в 1951—1952 гг. — КСИА, 1954, 55, рис. 15, S; Голубева Л. А. Игольники восточноевропейского Севера Х— XIV вв. — В кн.: Вопросы древней и средневековой археологии Восточной Европы. М., 1978, с. [202, рис. 1, 8. Раскопки А. Э. Зариня 1970 г. (Salas-pils Laukskola, погребение 276).

61 Голубева Л. А. Весь и славяне на Бе­лом озере. . ., с. 41, табл. 8.

62 Вильяндийский р-н, д. Сюркавере, Таллинский исторический музей, АМ-15966; 409, 1; Selirand J. Eestlaste matmiskombed varafeodaalasete suhete tarkamise perioodil. Tallin, 1974, tahv. XXXI, 3; Голубева Л. А. Игольники восточноевропейского Се­вера. . ., с. 203, рис. 1, 12.

53 Голубева Л. А. Игольники восточноев­ропейского Севера. . ., с.199, рис.1,1.

64 Бранденбург Н. Е. Курганы Южного Приладожья, табл. V, 15; Tonnisson E. Die Gaujaliven und ihre materielle Kultur. Tallin, 1974; Taf. XXVI Selirand J. Eestlaste matmiskombed. . ., tahv. XXXI, S; Голубева Л. А. Весь и славяне на Белом озере. . ., с. 40, табл. 4, 13; 8.

85 Kivikoski E. Die Eisenzeit Finnlands. Helsinki, 1951, S. 32, S. 10, Abb. 916, 1149; MAP, 1896, 20, табл. XV, 13;

Aspelin J. Antiquites du Nord Finno-Ougrien. Helsingfors, 1884, V, p. 361, N 1951.

68 Седов В. В. Длинные курганы криви­чей. — САИ, 1974, вып. Е1-8, табл. 23, 27— 29, 32-34; 26, 13.

" Журжалина Н. П. Датировка древне­русских привесок-амулетов, с. 134, рис. 1, 14; MAP, 1896, 20, табл. VI, 1, 2.

M MAP, 1903, 29, табл. XXV, 40; 1896, 20, табл. VI, 15.

69 Журжалина Н. П. Датировка древне­русских привесок-амулетов, с. 138, рис. 1, 25.

60 Янин В. Л. Вислые печати из новго­родских раскопок. — МИА, 1956, 55, с. 158, табл. V, А.

в1 Рыбаков Б. А. Знаки собственности

47
Христа, на груди которого изображена крестовидная перевязь, а кисти рук подчеркнуто крупные (Ил31-137). Этот крест обнаружен в слое 30— 40-х годов XI в.

Аналогичные кресты встречены в Скандинавии и на о. Готланде 1. В Финляндии они датируются XI в. и считаются привозными из Скандина­вии 2. На территории Руси аналогичные кресты найдены в с. Городище Новгородской губернии 3, на Княжей горе Киевской губернии 4, в Го-чеве 5, селах Глинники и Воробьеве Тверской губернии 6, в кургане у с. Шапчицы (пять экз.), в д. Колодезной Могилевской обл. (раскопки Г. Ф. Соловьевой), на городище Заречье Х в., близ Любеча, в Старой Ря­зани 7. Большая часть найденных крестов обнаружена в курганах с тру-поположениями XI в.

Рис. 16, 1. Второй четвертью XI в. датируется фрагмент креста, ли­того из оловянистой бронзы (24-28-186). В центре — фигура распятого Христа, на концах, в круглых-медальонах, —погрудные изображения Богоматери и святого. Крест выполнен очень тонко. Возможно, это при­возное, византийское, изделие. Прямых аналогий в русских древностях мне неизвестно.

Рис. 16, 5. К первой трети XII в. относится двусторонний бронзовый литой крест (20-24-212). Длина 4,8 см. В овальных расширениях на концах помещены выпуклые погрудные изображения святых, в центре — вытяну­тая фигура Христа с крестом над головой. Изображения очень схематичны. Аналогичные кресты известны в материалах из Старой Рязани 8, Латвии 9, Литвы 10.

Рис. 16, 6. Серединой XII в. датируется литой бронзовый крест, близ­кий предыдущему по форме и изображениям, но выполненный более тща­тельно и тонко (Тихв23-22). Размеры 5,4х4 см. Возможно, именно этот вид крестов послужил основой для последующих воспроизведений, пред­ставленных описанным выше экземпляром.

Рис. 16, 4. Второй половиной XII в. можно датировать еще один крест (К31-16). Размеры 4,2х2,7 см. У него такие же овальные завершения концов, как и у предыдущих, но фигура Христа занимает все пространство лопастей. Отлит он из бронзы в двусторонней форме. Аналогичный крест найден во владимирских курганах 11.

Кресты-тельники с округлыми завершениями лопастей

Рис. 16, 3. 20—50-ми годами XI в. датируется слой, в котором найден четырехконечный крестик (24-28-157). Размеры 1,8х1,6 см. Каждый конец его заканчивается шариком. Он отлит в двусторонней форме из бронзы. Подобные кресты довольно широко распространены в средневековых древностях: они найдены в Киевской губернии 12, в Старой Рязани 13, курганах Костромской губернии 14, владимирских курганах 15, Туль­ской обл.16, в Латвии 17 и Эстонии 18.

Рис. 16, 7. Последней четвертью XI—первой четвертью XII в. датиру­ются два крестика (22-19-663; Ил26-111). Размеры их 3,7х2,8 см и 2,5х Х2,7см. Они плоские, литые из оловянисто-свинцовой бронзы. Поверхность их орнаментирована четырьмя окружностями и рядом выпуклых линий, идущих по контуру. Очень похожие кресты найдены на Княжей горе 19, в Латвии 20 и Польше (Сутейск под Люблином).

50



Рис. 16. Кресты-тельники

1 — 24-28-186; г — 10-1142; 3 — 24-28-157; 4 — К31-16; S — 20-24-212; в — Тихв23-22; 7 — 22-19-663; S — 5-558; 9 — 13/12-9-710; 10 — 21-26-826; 11 — 22/21-25-208; 12 — 19-20-907; IS — 10/9-1128;

IS — 13-17-292; IS — 11-17-2140; 16 — 8-17-1013; 17 — 9-13-284; 18 — 15-17-863; 19 — 17-26-755;

SO — 8-10-1579; 21 — 5-11-191

4*

Рис. 16, 11. Два близких по форме и орнаментации креста найдены в слоях конца XI—рубежа XI—XII вв. (Мих34-36; 22/21-25-208). Размеры крестиков 3,7х3 см и 4,5х3 см. Оба креста четырехконечные равносторон­ние, с шариками на концах и круглым средокрестием. В средокрестии с обеих сторон помещено погрудное изображение святого. Оба литые в дву­сторонних формах из бронзы. Аналогичные кресты есть в коллекции Ха-ненко 21, в материале из кургана у д. Кордон Гомельской обл. 22, из кур­гана у д. Крестцы Вологодской обл. 23, а также из Рауши и Риги в Лат­вии 24.

Рис. 17, 4. С начала XII по середину XIII в. в Новгороде бытовали кресты, каждый из четырех концов которых оканчивается пирамидкой из трех шариков, а в средокрестии также помещены шарики, подражающие зерни. Три таких крестика отлиты из оловянисто-свинцового сплава в дву­сторонних формах (20-24-4; 17-21-295; 14-11-694). Размеры их колеблются от 2 до 3,6 см. Крест из яруса 14 укреплен на кольце, на которое надеты еще две бусины, литые «навыплеск» в двусоставной форме. Кольцо под­вешено на длинной (48 см) цепи, состоящей из пластинчатых звеньев. Крестики этого типа широко распространены на территории древней Руси:

в курганах Петербургской губернии 25, владимирских 26 и костромских 27 курганах, Белоозере 28, Калужской губернии 29, на Киевщине 30, в Лат­вии 31, в Волковыске 32, на золотоордынском Водянском городище Волго­градской обл.33 и др. Кресты эти датируются XII—XIII вв. Этот же тип крестов известен в Западной Европе — например, золотой крест XII в. из Венгрии, выполненный в технике скани и зерни si.

Рис. 80, 9. Началом XII в. датируется крест с трехлопастными концами (20-21-1986). Размеры 4х3 см. С обеих сторон он украшен выемчатой эмалью. С одной стороны круглые гнезда заполнены желтой эмалью, а прямоугольные — зеленой, с оборотной стороны в круглых гнездах — зеленая эмаль, в прямоугольных — желтая. Крест отлит в двусторонней форме из оловянисто-свинцовой бронзы, стекло свинцово-кремнезем-ное зе.

Кресты с эмалью были широко распространены на территории древ­ней Руси. Трехлопастноконечные кресты обнаружены более чем в 20 пунк­тах Их найдено 47. Исследовательница этой группы крестов В. А. Мальм считает, что они изготовлялись на Киевщине в XI—XII вв.37 Однако ско­рее всего в XII—XIII вв. возник еще один центр производства по образцу киевских эмалевых крестов в низовьях Даугавы, где найдено 70 таких предметов 38.

Рис. 16, 12. 30—60-ми годами XII в. датируется слой, в котором об­наружен равносторонний крест (19-20-907). Размеры его 1,9х2,5 см. Он плоский, литой из оловянисто-свинцовой бронзы 39, с круглыми лопа­стями на концах и круглым средокрестием. Лопасти и средокрестие ор­наментированы крестиками, состоящими из четырех выпуклых точек. Аналогичные кресты встречены во владимирских, костромских и подмо­сковных курганах в комплексах XII в.40

Рис. 16, 10. Узким промежутком времени — с конца XI по середину XII в. — можно датировать группу (три) крестов с утолщенными профи­лированными концами (22-28-781; 21-26-826; 21/20-18-663). Размеры их 2,5х3,5 см; 3,2х4,5 см; 3,5х4,4 см. Кресты литые из бронзы в двусто-

52



Рис. 17. Кресты

1-3, S. в - энколпионы (1. г - 15/14-17-1991, 3 - Тихв18-20, S. в - 14/13-15-880), 4, 7 - тель­ники (14-11-694, 3/2-6-914)

ронних каменных формах. Аналогичные изделия встречены в новгород­ских курганах XI в., Приладожье, Обонежье, Костромском Поволжье, курганах Подмосковья второй половины XII в., в Черниговской обл., Киеве 41, Полоцке 42. Особенно многочисленны они в Латвии (150 экз.), где датируются XI—XII вв.43 Характер размещения этих предметов за­ставляет предположить их северо-западное происхождение.

Рис. 16, 18. В слое 20—30-х годов XIII в. обнаружен полый внутри крест (15-17-863). Размеры его 2,7х2 см. Он литой из олова 44, в четырех­частной составной форме «навыплеск». Концы заканчиваются шариками, поверхность рифленая.

Рис. 16, 14. 60—80-ми годами XIII в. датируется слой, в котором об­наружен крест с напаянными на концах кольцевидными утолщениями и двумя ромбическими пластинками в средокрестии (13-17-292). Он литой из оловянистой бронзы типичного-для Новгорода сплава 46. Близкие по форме кресты обнаружены в Родене и золотоордынском городе Бельджамене 46.

Рис. 16, 9. 60-80-ми годами XIII в. датируется крест с расширяю­щимися лопастями ромбовидных очертаний и с прямоугольником в средо­крестии (13/12-9-710). Крест отлит из меди в двусторонней форме. Раз­меры его 3,3х2,3 см.

Рис. 16, 15. К рубежу XIII—XIV вв. относится крест, близкий по форме предыдущему (11-17-2140). Размеры 3х3,7 см. У него такие же ром­бовидные расширения в центре, где помещен мальтийский крест, и утол­щенные концы. Он литой из олова со свинцом в двусторонней форме.

Рис. 16, 8, 13. Четыре крестика с трехлепестковыми криновидными концами и ромбиками в средокрестии укладываются в хронологические рамки с начала XIV по начало XV в. (10-9-1128; 7/6-12-1363; Мих14-68;

5-558). Размеры их колеблются от 2х2,5 до 2,5х3,5 см. Они литые из оловянисто-свинцовых бронз47 в двусторонних формах. Кресты этой формы довольно широко распространены в русских древностях. Они найдены в гдовских курганах (их А. А. Спицын датировал XIV в.), в землях ради­мичей и вятичей, на Княжей горе Киевской губернии, во владимирских курганах, в Золотой Орде (в Увеке и Бельджамене). В XIV—XV вв. их изготовляли в Латвии по русским образцам 48. Форма креста с криновид­ными лопастями известна и в более раннее время — например, в искус­стве Византии XI—XII вв.49

Кресты-тельники с прямоугольными и фигурными концами. Восемь крестов с прямоугольными концами обнаружено в слоях от конца XII до середины XV в. (17-26-755; Ил16-35; 10/9-1142; 9/8-13-284; 8-10-1579;

5-11-191; 4/3-9-1458; 3/2-6-1019). Размеры их колеблются от 1,7х2,2 до 5,5х7 см. Они литые из оловянистой бронзы или оловянисто-свинцовых сплавов 80.

Рис. 16, 19. Крест XII в. (17-26-755) — равносторонний гладкий.

На равностороннем крестике конца XIII—начала XIV в. (Ил16-35) двойной линией прочерчен равносторонний крест.

Рис. 16, 2. У креста начала XIV в. (10/9-1142) — массивное ушко, концы несколько скошены, им придана треугольная форма, лицевая сто­рона углублена и, возможно, была заполнена эмалью.

Рис. 16, 17. В 40—60-х годах XIV в. был утерян крест (с одним об­ломанным концом), орнаментированный с одной стороны в подражание зерни треугольниками, а с оборотной —кругами на лопастях (9/8-13-284). Близкие по форме и орнаментации крест и литейная форма для отливок крестов обнаружены в вятическом городе Серенске Б1.

Рис. 16, 20. 60—80-ми годами XIV в. датируется слой, в котором най­ден бронзовый крест со слегка расширяющимися концами (8-10-1579). На лицевой стороне процарапаны буквы Ю ХЪ НИКЯ.

Рис. 16, 21. Два одинаковых креста с орнаментированной четырех­ременной плетенкой лицевой стороной обнаружены в слое начала—се­редины XV в. (5-11-191; 4/3-9-1458). Длина 3,5 см. Они литые из бронзы в двусторонних литейных формах (оборотная сторона гладкая). Идентич­ный крест найден в Латвии, куда он был завезен с территории Руси 62.

Рис. 16, 16. К концу XIV в. (60—80-е годы) относится крест с допол­нительными перекрестиями на концах, т. е. 12-конечный (8-17-1013). Длина 4,6 см. Он литой в двусторонней форме из оловянисто-свинцовой бронзы 63. Лицевая сторона его сплошь покрыта плоской плетенкой, на массивном ушке помещен крестик.

Рис. 17, 7. К середине XV в. стратиграфически относится крест с фи­гурными утолщениями на концах, на которых изображены, как и в средо­крестии, косые кресты (3/2-6-914). Длина 3,9 см. Близкие по форме кресты найдены в одном из курганов Подмосковья и в Латвии 54.

Кроме описанных крестов, в верхних слоях культурного слоя, не да­тирующихся дендрохронологически, найдено четыре тельника с изображе­нием голгофского креста. По типу они близки крестам, найденным на ста­рых кладбищах . Дата этих крестов — XVI—XVII вв.

энколпионы

Рис. 18, 3, 4. Наиболее древний крест-складень, или энколпион, найден в слое рубежа XI—начала XII в. (21/20-22-997). Размеры 7,3х10,5 см. Он литой из бронзы, с закругленными и снабженными дополнительными выступами концами, с массивным ушком, состоящим из двух половинок. На лицевой стороне его, в центре, помещено рельефное изображение рас­пятого Христа. Фигура Христа как бы прислонена к кресту, без подчер­кивания мучений, что вообще характерно для ранних образцов энкол-пионов. На трех концах — гравированные погрудные изображения свя­тых: слева — Богоматери, вверху — Георгия и справа — Иоанна Бого­слова. Контуры нимбов и одежда святых заполнены красной эмалью. Около каждого изображения — подписи: rt^P'Q'^, НОЯНЪ (зеркальное изображение), ГбОР^ГН, Ю XG. На оборотной стороне в центре помещена рельефная фигура Богоматери с младенцем на руках и около них с обеих сторон подписи: Л1Р-9К, 6 ХО. На концах креста, в круглых медальо­нах, — плоские погрудные изображения с подписями: слева — апостола Павла (ПДКЬДЪ), справа — апостола Петра (ЛбТРЪ) (с перестановкой букв справа налево), вверху — святого Николая (НН60ЛЯ). На внутрен­ней стороне креста, на обеих половинках процарапаны плохо читаемые имена святых: ГбОР^ГН, ННКОЛД, ЛО^И, ДДЗ/ftP БДЯЖЬ, НВПНОКО (зеркальное изображение).

55



Рис. 18. Кресты-энколпионы

1 — 20-22-901; а — 17-24-777; 3, 4 — 21/20-22-997; S — 16/15-23-810; 6 — 21-20-522

Крест этот относится к типу рельефногравированных изделий, которые Г. Ф. Корзухина датирует второй четвертью XII в.66 Подобные кресты встречены несколько раз на юге: один — в Херсонесе 57, три — в Киеве 68, два — на Княжей горе 69, три — в Пекарях Киевской губернии 60. Ана­логичный энколпион, хранившийся в шелковом мешочке, был найден в де­тинце Мстиславля, в слое XIII в." Таким образом, на Руси найдено около десятка энколпионов этого типа, причем основная часть их связана с Киевщиной. Видимо, место производства их — Киев, и в Новгороде это была привозная вещь. Надо сказать, что новгородский экземпляр от­личается тщательностью обработки фигур, хорошим начертанием букв н принадлежит, видимо, к лучшим образцам этой серии. Возможно, он был привезен из Киево-Печорской лавры, о чем свидетельствуют процара­панные на внутренних сторонах створов имена святых, чьи мощи храни­лись в складне.

Рис. 18, б. Рубежом XI—XII вв. можно датировать крест-складень (представленный лишь лицевой створкой) с округлыми концами, с фигурой Христа, выполненной в плоском рельефе (21-20-522). Размеры его 2,5х 3,9 см. Над головой Христа, видимо, был изображен крест, но он почти не различим. Крест отлит из многокомпонентного сплава 62. Аналогичные складни обнаружены на Киевщине, в Крыму (XII в.), в Витичеве, в ко­стромских курганах, в Ярополче на Клязьме в3.

Рис. 18, 1, 2. Два одинаковых (отлитых в одной литейной форме) бронзовых креста-складня найдены в слоях 10—30-х и 70—90-х годов XII в. (20-22-901; 17-24-777). Длина крестов (вместе с массивным ушком) 5,7 см, ширина — 2,9 см. Рисунок нанесен резцом и в некоторых местах инкрустирован серебром. На лицевой стороне изображен Христос, над головой которого — равносторонний крест. На оборотной стороне — Богоматерь в позе Оранты. Аналогичные кресты найдены на Киевщине, в Белоруссии, во владимирских и весьегонских курганах 6<1. Г. Ф. Кор­зухина датировала эти кресты серединой — концом XII в.66, А. А. Ме­дынцева — второй половиной XII — кануном монголо-татарского наше­ствия в6. Новгородские находки отодвигают время появления этих энкол­пионов к первой четверти XII в.

Рис. 18, 5. Самым концом XII — периодом до 30-х годов XIII в. датируется слой, в котором найден складень со слегка расширяющимися концами и массивным ушком (16/15-23-810). Размеры 1,7х4,3 см. На обеих сторонах складня инкрустацией серебром нанесены крестики. Крест литой из многокомпонентного сплава 67. Аналогичный крест известен среди материалов из Приднепровья, а близкий, но не идентичный, найден в Ярополче Залесском 68.

Рис. 17, 3. Створка энколпиона с изображением в центре святого Бориса, держащего в левой руке мученический венец, найдена в слое начала XIII в. (Тихв18-20). Размеры складня 5х7,5 см. Крест литой бронзовый, изображения на нем рельефные. В круглых медальонах слева, вверху и справа от центральной фигуры — плохо различимые погрудные изображения святых. Все изображения креста стерлись от многократных отливок 69. Всего на Руси встречено более 40 таких энколпионов, боль­шинство которых хранится в музеях Москвы, Ленинграда, Киева. Они отражают сложившийся в XI—XII вв. культ князей-мучеников Бориса

57

и Глеба 70. Г. Ф. Корзухина, а вслед за ней М. X. Алешковский датиро­вали рельефную группу энколпионов концом XI—началом XII в.71

Рис. 17, 1, 2. В слое 20—60-х годов XIII в. найден складень с пря­мыми концами, заканчивающимися кружками (15/14-17-1991). Размеры 3,8х5,7 см. Он литой бронзовый. На лицевой створке в рамке помещена фигура Христа, выполненная гравировкой. Над головой Христа изобра­жен равносторонний крест. Оборотная сторона имеет в центре изображе­ния креста с сиянием в средокрестии. На концах энколпиона вверху и внизу в кругах помещены монограммы IG XG, а слева и справа — ви­димо, изображения солнца и луны. Весь рисунок оборотной стороны выполнен инкрустацией серебром. Аналогичные кресты-складни найдены на Княжей горе и в с. Черняхово Киевской губернии 72. Г. Ф. Корзухина датирует сходные по манере исполнения гравированные энколпионы серединой — концом XII в.73 А. А. Медынцева относит энколпионы с близкими по форме инкрустированными изображениями крестов п ме­дальонов к началу XIII в.74

Рис. 17, 5, 6. В слое ярусов 14 и 13, датирующихся дендрохронологи-чески временем от 1238 до 1281 г., найден бронзовый крест-складень, состоящий из двух половинок, взятых от разных энколпионов (14/13-15-880). Лицевая створка (размеры 4,2х6,1 см) относится к типу энколпио­нов с закругленными лопастями и рельефночерневыми изображениями. На ней помещена фигура Христа, над головой которого расположен крест, а по бокам — погрудные плоские фигуры святых. Все изображения сгла­жены и не отчетливы из-за многочисленных отливок. Близкие аналогии этой створке креста представляют энколпионы Киевщины, Херсонеса, Северного Кавказа, Жокинского городища Рязанской обл., Суздаля, Ярополча Залесского, Белоозера, Друцка, а также золотоордынского города Новый Сарай. Г. Ф. Корзухина датирует этот тип энколпионов второй четвертью XII в.76 Оборотная сторона (размеры 4,2х5,8 см) представляет собой створку со слегка расширяющимися и скошенными на треугольник концами. В центре инкрустацией серебром выложен восьмиконечный крест с сиянием в средокрестии, на концах — медальоны с монограммой IX. Энколпионы с аналогичной инкрустацией крестов и медальонов, но с закругленными концами, найденные в «мастерской литей­щика» в Киеве, датируются первой половиной XIII в.7®

Энколпионы обоих типов, створки которых составили новгородский складень, скорее всего изготовлены в мастерских Киева. С захватом Киева монголо-татарами деятельность этих мастерских прекратилась, и поэтому в Новгороде во второй половине XIII в. был составлен складень из разных створок энколпионов, привезенных некогда из Киева как реликвии.

Рис. 80, 19. В слое 60—80-х годов XIII в. обнаружена половинка энколпиона с закругленными концами (13-14-1801). Размеры 4,8х7,8 см. Энколпион медный литой 77. Лицевая поверхность его углублена и за­полнена узором из перегородчатой эмали. Перегородки на концах энкол­пиона создают узор в виде крестов в круге, а в средней его части — в виде треугольников, сходящихся вершинами к центру. Крест, видимо, побывал в огне: стекло прокалено и потемнело, и цвет его можно определить лишь в бинокулярный микроскоп 78. Эмаль четырехцветная: синего, зеленого,

58

желтого и красновато-фиолетового оттенка. Часть ее выкрошилась. Пере­городки четкие. Цветовая гамма эмалей типична для киевской продук­ции 79. Состав стекла также характерен для киевского производства от 60-х годов XII в. до 1240 г. Очень близкий по размерам и орнаментации крест был найден в Белгороде Киевской губернии 80.

Рис. 19, 1, 2. Четырехконечный крест-энколпион со ступенчато рас­ширяющейся средней частью и крестовидными концами найден в слое рубежа XIV—XV вв. (6-8-1219). Размеры его 9,3х5,8х0,7 см. Он литой из оловянистой бронзы 81. В центре лицевой стороны — распятие с обыч­ной хризмой Ю XG. Слева и справа от фигуры Христа размещены малень­кие фигурки предстоящих — Богоматери и Иоанна Богослова с плохо читаемыми подписями Л1Р0й, НСШН. В верхней части креста помещено поясное изображение архангела Михаила с мерилом и зерцалом в руках. Надпись не читается. В нижней части изделия — погрудное изображение архангела Гавриила с подписью ГЯБР1Л. В левой — святой Матвей с подписью ГЦ Л1ЯТЁ6, в правой — апостол Павел с подписью ГН ЦПБбДЪ. В центре оборотной стороны помещена рельефная фигура архангела в полный рост, с мерилом и зерцалом. Над его головой — подпись еНХЯНЛ.Ъ. В верхней части креста — погрудное изображение святого Николая с подписью ЯГИ ННКОМ, в нижней — погрудное изо­бражение святого с Евангелием в левой руке. Подпись не читается. Справа — святой Сисиний, слева — святой Пантелеймон. Оба святых-целителя держат в руках по ковчежцу и ложечке. Подписи едва читаются.

Кресты аналогичной формы появляются в XIV в.82 и неоднократно встречены в древнерусских памятниках 83. Известны они и на территории Золотой Орды, куда были занесены русскими пленниками 84. Изображения на этих крестах не всегда одинаковы: иногда на оборотной стороне вместо архангела Михаила изображался святой Никита, изгоняющий беса. Ар­хангел Михаил упоминался в заговорах против лихорадок, святые Сисиний и Пантелеймон считались целителями. Следовательно, энколпион должен был охранять его владельца от болезней. Б. И. и В. Н. Ханенко оши­бочно датировали подобные кресты XIII в.

Рис. 19, 3. В слое второй четверти — середины XV в. найдена лицевая створка энколпиона квадрифолийной формы с квадратной средней частью и овальными завершениями концов (3/2-7-раскоп УД). Размеры 5,8 X х7,4 см. Складень литой из свинцово-оловянистой бронзы 85. В сере­дине помещено распятие с хризмой Ю XG. Около фигуры Христа — ма­ленькие фигурки предстоящих Богородицы и Иоанна. В верхнем конце — архангел Михаил, внизу — архангел Гавриил, по бокам — труднораз­личимые фигуры святых. Аналогичные энколпионы встречены на Киев-щине (с. Мошны Черкасского уезда), в Могилевской обл. Белорусской ССР, в Новом Сарае86. Форма подобных крестов возникла в XIV в. и получила широкое распространение в XV в. в произведениях высокого ювелирного

Й 7 "

искусства , перейдя затем на изделия массового медного литья.

Рис. 19, 4, 5. Серединой XV в. датируется наперсный четырехконечный двусторонний крест со слегка расширяющимися концами и массивным ушком для подвешивания (2-6-1468). Размеры его 4,3х8х0,25 см. Крест литой из оловянисто-свинцового сплава 88. На лицевой стороне изобра­жено распятие с копием и губкой и предстоящими по бокам. Слева —

59



Рис. 19. Кресты-энколпионы (Д—3) и двусторонний крест XV в. (4^ •I)

I, г — 6-8-1219; 3 — 3/2-7-раскоп УД; 4, 5 — 2-6-1468

поясное изображение Богоматери, справа — Иоанна Предтечи. Над рас­пятием — два парящих ангела. Над головой Христа хризма 16 Х6, у фигуры Богородицы — /И?ь9, слева от Иоанна — 1СШ. Все подписи сделаны в зеркальном изображении. На оборотной стороне в центре креста помещена фигура архангела Михаила в полный рост, с мерилом и зерцалом в руках. Над ним зеркальная подпись ДАНХ. В верхней части креста — поясное изображение святого Николая в святительской одежде с Евангелием в руке, надпись ЯГН НЙКДЯ. Справа помещена фигура апостола Петра с подписью Пб, слева — апостола Павла с ошибочной подписью П6. В нижней части креста изображен святой в святительской одежде с Евангелием в левой руке. Подпись у этой фигуры ЯП 116 — возможно, Петр Александрийский. Все фигуры креста очень экспрес­сивны, они явно находятся в зависимости от новгородских иконописных и фресковых оригиналов. Изображения переданы тонкими ломаными линиями. Довольно близкий по форме и сюжетам крест XIV—XV вв. находился в киевской коллекции Ханенко 89.

В заключение хочется остановиться на принятой до сих пор в литера­туре датировке новгородских энколпионов. В работе «О памятниках „корсунского дела" на Руси» Г. Ф. Корзухина наметила систему хроноло­гической детализации энколпионов. Она считала, что русские художники-литейщики постепенно шли от объемных рельефных изображений к их уплощению и орнаментальное™. В XI—начале XII в. бытовали рельеф­ные энколпионы. Во второй четверти XII в. рельефные фигуры на концах креста были заменены гравированными. В середине — конце XII в. и центральная фигура креста стала плоской, гравированной, а в конце XII—первой половине XIII в. появились литые в каменных формах кресты с мелким рельефом и литыми обратными надписями.

В эту стройную, но конспективную систему внесла дополнения А. А. Медынцева, которая доказала, что черновые или инкрустированные серебром энколпионы появились в конце XII в. и существовали вплоть до монголо-татарского нашествия 90. Новгородская стратиграфия также корректирует схему Г. Ф. Корзухиной. Наиболее древними (конец XI— начало XII в.), по новгородским данным, крестами надо считать рельефно-черневые (рис. 18, 3, 4). К ним же по облику относится складень рис. 18, 6 (несмотря на отсутствие черни). Видимо, он представляет собой отливку с оттиснутого в глине рельефночерневого складня.

Дату черневых с гравировкой крестов, предложенную Г. Ф. Корзу­хиной, можно отодвинуть с середины XII в. до его начала. Ярус 20, в ко­тором найден этот крест (рис. 18, 2), датируется 1116—1134 гг. Однако они продолжали бытовать и в конце XII и в начале XIII в. Рельефный глебоборисовский энколпион (рис. 17, 3) обнаружен в слое XIII в. Если считать, что он был изготовлен на рубеже XI—XII вв., то он хранился в каком-то доме или семье более 100 лет, что маловероятно. Скорее всего производство рельефных энколпионов следует относить к более позднему времени, чем предложила Г. Ф. Корзухина. Небольшое количество най­денных в Новгороде рельефных, рельефночерневых и гравированных энколпионов (всего восемь) не позволяет с достаточной категоричностью отвергать хронологию Г. Ф. Корзухиной, тем более что центром произ­водства энколпионов был, видимо, Киев 91.

61
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27

перейти в каталог файлов
связь с админом