Главная страница

Время - начинаю про Сталина рассказ….pdf Буряк М.В. В сказочном лесу. Эрмель_13.03.17. Почему Света отозвала иск


Скачать 29,31 Kb.
НазваниеПочему Света отозвала иск
АнкорВремя - начинаю про Сталина рассказ….pdf Буряк М.В. В сказочном лесу.ppt
Дата15.01.2018
Размер29,31 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаЭрмель_13.03.17.docx
ТипДокументы
#24099
Каталог


Почему Света отозвала иск?

Тут я с какой-то стороны могу ее понять. Когда был подан этот иск, адвокаты потребовали, попросили суд, чтобы была принята обеспечительная мера. То есть, детей, пока суд не пройдет, чтобы не устраивали в другие семьи. И суд сразу же в этой обеспечительной мере отказал. Поэтому, по-хорошему этот суд был бессмысленным. Вот этот второй суд, напоминаю, был подан иск о том, чтобы признать недействительным расторжение об опеке. Ну и смысл? Предположим, хорошо, вот суд этот длится, длится (вы знаете, что суды могут длиться годами) и через несколько лет его признали неправомочным, расторгли договоры опеки. И что? Ну вот, признали. Дети все уже по семьям. Тут, в общем, особенного смысла в этом нет. Этот суд имело смысл выигрывать только в том случае… ну, там как – если расторжение договора опеки из-за ненадлежащего ухода, то ты не можешь больше стать опекуном. Этот суд имело бы смысл выигрывать, если бы Света еще собиралась стать опекуном. Света сказал, что сейчас не очень ей эта идея увлекает, и ресурсов она в себе не чувствует. Надежда есть, знаете, какая? Надежда есть на то, чтобы все-таки детей этих, восемь детей, раздадут в дружественные семьи. То есть, среди нас, питерских родителей, кто, в общем, общается и даст детям тоже общаться друг с другом.


Где гарантии того, что дети устроятся в новые семьи?

Нет, ну, если их отдадут нам, питерским родителям, в общем, уже большое количество людей нашего сообщества и подало документы, и предложило свои кандидатуры на этих детей.


Почему отказались от адвоката?

Честно говоря, не могу с точностью ответить на этот вопрос. Я так полагаю, что, поскольку сейчас будет разбираться только уголовное дело, которое возбуждено по отношению к Михаилу, то и смысла в такой команде большой как команда Ивана, нет. Нужен обычный уголовный адвокат.


Стоит ли думать будущим приемным родителям об усыновлении этих конкретных детей?

Знаете, я только могу сказать, что о принятии в семью этих детей нужно думать только очень опытным приемным родителям. Потому что то, что сейчас с детьми сделали – а фактически их разрушили, разрушили их психику, разрушили их уверенность в завтрашнем дне – то, как ломали их и обрабатывали в приюте взрослые, с этим может справиться только очень опытный приемный родитель. Филипп усыновлен, все, кто остались, они усыновлены.


Что будет с Полей и Петей?

С Полей и Петей, я думаю, в любом случае все будет хорошо, потому что пока на Свету о лишении родительских прав никто не заявил. И даже если вдруг заявят или если в обход всех законов удастся провести, есть бабушка, которая сделала на себя постоянную опеку и, в общем, она готова на это.


Как Светлана себя чувствует?

Знаете, я предположу. Я себя чувствую просто мертвой. А как себя чувствует Света – предположу, что раз в 30 хуже, чем я. При этом я еще привычно умею держать лицо, а Света не умеет.

/…/


Чем помогла эту группа адвокатов?

Я хочу сказать, что эта группа адвокатов помогла, прежде всего тем, что они согласились сразу, без раздумий взять это дело и, в общем, активную поддержку оказывали и Свете, и мне, и, в общем, многим участникам этого события. И я благодарна Ивану, который сказал – ничего там не было, ничего. Мы выиграли бы оба иска. Но хочу вам сказать, что, поверьте мне, Света делает все действия на сегодня – это абсолютно все действия, направленные в интересах детей. То, как она это понимает. Мы можем не соглашаться с ней. Мы можем иметь другое мнение. Но все-таки Света несет ответственность за детей, и за тех, которые сейчас с ней. А у нее, я напоминаю, все-таки семья не маленькая. Пятеро детей остались сейчас с ней – двое взрослых и трое маленьких. Света должна думать о них, в том числе и о себе с супругом. Потому что я, честно говоря, не знаю, как до сих пор они держатся, как никто не лежит с сердечным приступом. Мне это не очень понятно.


Почему врут люди?

Слушайте, я еще раз хотела вам все-таки раскрыть тему по поводу Сашеньки прекрасной, которая выступает на всех экранах. Напоминаю вам, Саша 1995 года рождения. Она сама говорит, что она попала к Свете в 16 лет. То есть, это 2011 год. В 2011 году у Светы были только Филипп, Миша и Даша – взрослые дети, и маленькая Полина, у которой была няня, своя няня непосредственно. Саша пришла в семью – ни с какими десятью детьми она не сидела. И только спустя два года, появилась первая Милана, которая тоже присоединилась к няне с Полиной. И только потом уже пришли следующие дети. Так вот, я вам хочу сказать, спустя два года, когда Саше было 18 лет, она нигде не работала, от Светы она не ушла. И вот она несчастная, сидела дома с детьми якобы. Подумайте сами, это нормально, вообще, для 18-летней девушки нигде не работать, не учиться, сидеть дома с детьми, которые только-только появились? Она же все это время не была домохозяйкой, домработницей. Поэтому это ложь чистой воды.


Зачем же отозвали иски, если адвокат говорит, что могли выиграть?

Потому что, я так понимаю, Света решила, что нет смысла в этом выигрыше. Давайте все-таки не будем смеяться. Я более чем уверена, что в зеленоградском суде ничего бы они не выиграли. В следующей инстанции – вероятно. Но все-таки, я думаю, что в зеленоградском суде не была бы правда на нашей стороне, варианта выиграть бы не было, хоть как.


Готовы ли Вы взять Светиных деток? Хоть кого-нибудь?

Слушайте, я-то на самом деле готова, только кто ж мне теперь их даст. У меня семья, в которой, получается, уже восемь детей и Катя уже совершеннолетняя. Норма, которую устанавливает наше законодательство, как правило, восемь детей. Теоретически больше можно, но практически, я думаю, в связи с нынешней обстановкой, никто не даст. Но если вдруг кто-то останется, кого не заберут, конечно, я приложу все усилия, чтобы этого ребенка забрать себе.

Расскажите про донос подруги.

Знаете, я обязательно расскажу про донос подруги, когда закончится эта история. Я думаю, что я назову ее фамилию, имя, отчество, и даже – где она живет.

Свете представьте как.

Хочу сказать, многие пишут «да я бы то, да я бы сё, да я бы это сделал, да я бы туда подал». Знаете, я бы не факт, что это сделала и туда бы подала. Подумайте, какой страх, какой груз ответственности лежит на Свете, сколько ей всего нужно было сделать за этот месяц. Легко чужую беду руками разведу – всем так кажется.


Нет шансов на восстановление семьи?

Не знаю. Думаю, скорее всего, нет. Знаете, я так в страшном сне на минуточку представила, что у меня забрали шестерых моих детей, месяц их там обрабатывали, и через месяц бы мне их вернули. Что бы я делала с ними, с собой, со своей психикой, со своим мужем, с другими детьми. Это невероятная, вообще, работа. Я сейчас действительно об этом часто думаю и я представляю, что Надя, Денис, однозначно, и Тоня – это будет откат просто чуть ли не в младенчество. Дети сейчас настолько травмированы, эти восемь ребят, что я даже не представляю, как можно их привести в себя. Я как опытная мама не представляю, попади ко мне ребенок с такой травмой, которую нанесли журналисты, психологи, всякие работники многочисленные, полицейские, что я должна буду с ними сделать, чтобы хоть как-то восстановить.


Кто их возьмет?

Надеемся, что их отдадут в наши дружественные питерские семьи. Света почти каждый день ходит в приют и относит им подарки.


Родственники и друзья могут взять?

Не знаю. Сказали, что могут. Но, знаете, я уже сейчас ничему не верю. Я знаю, что очень много питерских родителей подали документы и готовы забрать их.

/…./

Непонятно, чей это заказ, но я думаю, что это правительственный заказ. Таким образом пытаются уменьшить траты бюджета. Многие, я знаю, семьи пакуют чемоданы и спешно сваливают из Москвы. В общем, я бы тоже так сделала.


Неужели в опеке работают люди, которые не понимают, как они сильно травмируют детей?

Вот сегодня я ходила на эфир канала «Санкт-Петербург», «Петербургский дневник» (https://www.topspb.tv/programs/releases/85289/ с 00:43:00 до 01:03:00/ в три часа, и мы обсуждали, что да, к сожалению, сотрудники опеки очень редко имеют какое-либо профильное образование. Зачастую это люди, которые очень-очень далеки от воспитания детей в принципе, и приемных как таковых. Это низкоквалифицированные сотрудники очень часто, в большинстве случаев.


Как можно забрать детей у матери?

Я, в общем, тоже не очень хорошо понимаю. Но нам же всем объяснили, что мы, в общем, не матери, а опекуны.


Как Вы не боитесь говорить правду?

Ну, слушайте, я все-таки объясняла, что я в какой-то мере защищена и командой юристов, и своей открытостью, потому что и дом мой открыт, и многие ко мне приходят и снимают нас часто, и на сопровождении мы у психологов, все дети. В общем, в какой-то мере я защищена. Но я вам честно могу сказать, что я просто не умею молчать в этих историях. Настолько вопиющая несправедливость и гадость, что я не могу молчать. Меня ужасно травмируют вот эти все сейчас репортажи, репортажи, репортажи. «Человек и закон». Я спрашиваю у друзей: «Там был хоть кто-то, кто не со стороны обвинения?». Нет, никого не было. Как можно так вот прямо рассматривать эту историю? Я не понимаю, они боятся меня позвать? Они боятся меня спросить, и я им отвечу? Они боятся позвать друзей Светиных? Почему показывается всё с одной стороны?

/про Зою/

Не травмируйте меня, пожалуйста. Я не чувствую ресурса, чтобы взять кого-то еще из детей. Я настолько вымоталась и устала, и нахожусь в страшной беспомощности от того, что это все происходит, а мы ничего не можем сделать.

/…/ Да, не опекуны, а опекунши. Мы не матери, а опекунши.


Вернется ли Света с семьей в Питер?
Нет, не вернется, потому что у Миши там работа, Миша теперь основной кормилец семьи, и им нужно на это жить.


Даша может взять кого-то из детей под опеку?

Давайте все-таки пожалеем Дашу, у нее жизнь только начинается. Она молодая совсем девочка. Ей, мне кажется, нужно своих детей рожать пока.


Как Света себя чувствует?

Да фигово, мне кажется, Света себя чувствует, как, в общем, и все мы. Таких историй, да, очень много. Вот мне сейчас в личку, вКонтакте пишут – очень много. И надо сейчас заняться тем, что собрать эти все данные, рассмотреть их. Как я поняла, почти всегда органы опеки действуют одинаково – одинаково неправомерно и одинаково при изъятии. Нужно вот эту провести статистику, посмотреть, как это происходит, почему это происходит, и уже тогда выдвигать обвинения, скажем так, не конкретным органам опеки, а в целом, и рассматривать это уже на другом уровне. Сложившуюся ситуацию.


Как поживает воспитатель, с которого все началось?

Знаете, в общем, скажу, что я надеюсь… что не очень.


Сейчас-то Света может выйти на какой-то канал?

Ну как она может выйти на какой-то канал? Вы думаете, ей скажут: «Всё, Света, теперь говори! Мы тебе не помешаем. Давай, рассказывай, как все было на самом деле». Да? вот прямо наивняк.

/…/

Моя фамилия в операциях с недвижимостью? Ну, нет. Это вы, наверное, что-то перепутали. Моя фамилия Эрмель. Я в своей жизни не много, чего покупала. Хотя хотела бы много.


Чем помочь?

Я не знаю, чем помочь. Я не знаю. Меня сейчас пытаются все мои друзья и знакомые как-то приободрить, обогреть, но, в общем, не знаю. И как помочь Свете сейчас, тоже я не знаю.


Саше угрожали. Вам тоже?

Да, Саше угрожали, мне тоже. Потом уже поняли, что бессмысленно угрожать, перестали.


Что про операции с недвижимостью?

Я не знаю, что про операции с недвижимостью, честное слово. Я даже не понимаю. Вот, за 12 лет 7 операций с недвижимостью. Люди, но это разве много – 7 операций за 12 лет? Продавались там маленькие квартиры. Я знаю, что у Светы было много по наследству. Потом, видела я, кто-то мне прислал, что они купили Саше что-то, и потом то ли Света продала Саше свою долю, то ли Саша свою долю Свете. Это, в общем, тоже обычная история. Мы с сестрой покупаем, например, на двоих дом, и потом я говорю: «Слушай, мне нужно, чтобы это было моей собственностью, продай мне, пожалуйста, свою половину». Вот она мне продает. Точно так же квартиру мы покупали друг у друга. То есть, моя сестра выкупала у всех, прописанных там. В чем дело, я не знаю. Что в этом предосудительного, и со Светой, в том числе.

Уезжать из страны куда? Там все еще хуже.

Да нет, хорошо там, где нас нет. Мне кажется, не факт.

Мы, в любом случае знаем, где правда.

Знаете, мне там пишут «ты разочаровалась», «ты наконец-то поняла». Да нет! Нет! Вы поймите, я все это время выступала не за Свету. Я выступала за себя, потому что я – опытная мама. Я опытная мама и я вижу, если в семье что-то не в порядке. Меня не обманешь красивой картинкой, красивой одеждой. Придя в дом к вам, я увижу уже, что происходит с вашими детьми. В конце концов, я тренер НЛП, бизнес-тренер. Зайдя в дом и посмотрев на детей, да и просто на людей, которые там живут, я могу понять, что с ними происходит. У Светы всё происходило хорошо, и дети у нее хорошие. Это не постановочные фотографии, где они со счастливыми моськами. Это обычные хорошие дети, хорошо воспитанные.

/…/

Мне вот точно не надо в органах опеки работать, потому что, я вам хочу сказать, что, несмотря на то, что мы на них много-много ругаемся, но работа у них далеко не сахар, потому что ходить по всяким семьям алкоголиков, по подъездам, где на тебя бросаются всякие дяденьки с ножами – это тоже входит в их работу.

Информация о частой смене паспорта.

Ну, я вот Светин паспорт посмотрела – пять смен паспорта. Много, но тоже не критично. Притом что у меня две смены паспорта – по возрасту меняла и теряла однажды. Света выходила замуж, по возрасту, один раз у нее бракованный паспорт, это тоже указано, и два раза у нее воровали сумку. Ну, вы знаете, у меня есть девочка, которая каждый год себе паспорт новый заказывает потому, что у нее каждый год что-то тырят. Знаете, много выбрано каких-то странных фактов мелких, и почему-то они вывернуты. Они так вывернуты, как будто это прямо ужас, ужас. Я не смотрела «Человек и закон». Мне сказали, дети сказали, им давали подзатыльники и драли за уши. Блин, люди! Вы все святые? Вот вы все святые? Вы никогда не давали своим детям подзатыльники? Честно? И это сказали дети, которых обрабатывали больше месяца. Знаете, мне кажется, моих, если обрабатывать больше месяца, они, вообще, расскажут много интересных вещей. Вон люди, когда берут их в плен и пытают, даже у нас, когда сажают в тюрьму, они прямо подписывают чистосердечное признание, все, что от них хочет следователь. Вам ничего это не напоминает.

Отстаньте от человека с паспортом.

Это наоборот нелогично. Для того, чтобы поменять паспорт, нужно пойти в отделение полиции. Если ты скрываешься от кого-то, ты туда не пойдешь.


Почему няня говорит такие ужасы?

Слушайте, да фиг знает няню, чего она там. Вот мы тоже сегодня ехали, обсуждали – может, она завидует? Одна из нянь – она из детского дома, тоже с несформированной привязанностью. Откуда я знаю, почему она вот так себя ведет? Из зависти, я полагаю. Знаете, это как Кристина у меня наговаривала в прошлом году в школе, что она не успевает делать уроки, сидит с детьми, готовит для всех. Учителя над ней посмеялись «У вас две филиппинки живут – что же они в это время на диване лежат?» Я говорю, Кристина, зачем ты говоришь такие ужасные вещи обо мне? Она говорит «Мама, когда я говорю о себе, меня никто не слушает, я никому не нужна. Когда я говорю о тебе, меня все внимательно слушают». И вот мне кажется, история про няню и Сашу – это именно история про это. Это люди, которые решили побыть в центре внимания. Это их единственный шанс в жизни. Вот их все сейчас внимательно слушают. Потому что сами они без этой истории о Свете ничего из себя не представляют.

Лучше бы Вы не говорили про подзатыльники.

Я не даю подзатыльники. Вы чего? У меня дети ДЦП-шки. Их вообще нельзя ни по голове, ни толкнуть, ничего.


Почему оформлена опека на усыновленных?

Вообще, тоже этот казус меня удивляет. Дети усыновленные – они приравниваются по правам кровным. И если мама не лишена родительских прав, почему на них бабушке временную опеку оформляют? Я тоже не очень хорошо понимаю. Может, я законы не знаю?


А что в камерах не понравилось?

Это тоже, да, часто задают вопрос по поводу того, зачем были камеры. Вот у меня камеры для того, чтобы следить за нянями. Не вижу в этом тоже ничего предосудительного.

/../

Вы многие спрашиваете, почему не отвечаю на вопросы некоторые. Сейчас идет работа, следствие у Михаила. Все-таки есть надежда на то, что часть детей можно будет вернуть. Поэтому не могу, не буду я отвечать всего.

У нянь обычная история – наговаривать на всех бывших работодателей.

Да, у нянь это частая история, потому что няни уходят часто довольно жестко. У меня уходила неоднократно жестко няня. Одна филиппинка у меня, я ее уволила, пришла домой, у меня на втором этаже открыто окно, притом что у меня на всех окнах сделаны безопасные «закрывашки» только на верхнее проветривание. А тут распахнуто окно, и никого нет из взрослых. Я страшно кричала «I Kill You!». Муж говорит «чего ты так страшно кричала? Они бы там не разбились, там мягкий газон». И няня на следующий день подошла к мужу, говорит «я боюсь мэм, пожалуйста, увольте меня». Я могу представить, что эта нянечка рассказала своим подружкам-филиппинкам про меня.

/…/

Света не сможет быть в будущем опекуном.

Нельзя так оставлять противозаконные действия полиции и остальных.

Да, я полностью согласна с этим. Еще раз говорю, эта ситуация со Светой – она касается нас всех, каждого из нас, любую мать, потому что все-таки это беспрецедентная наглость и жестокость – прийти вот так, забрать детей и еще сделать вид, типа «мы правы, мы будем так делать, потому что мы так хотим». Это все очень грустно.


Михаила приглашали на беседы органы?

Его приглашали дважды на допрос. Он ходил с адвокатами. В общем, на этом всё. Как мы выяснили, 116-ю статью за побои на него не смогли возбудить, и вот сейчас ее на 156-. Что ненадлежащее исполнение обязанностей родителя. Что, в общем, тоже не знаю, как они там смогут доказать.


Что за история со статусом Светы, алкоголем и «психо» истории от Альшанской?

Да вот не знаю, что за история. Я знаю, что кто-то распространяет активно историю про то, что якобы Света пьет. Ну вот меня это всегда удивляет. Значит, мы тогда все пьем с утра и до вечера. Мне кажется, даже чисто так Света не похожа на пьющего человека, но это же всё «постановочные» фото.


Почему молчит Петрановская?

Петрановская сказала все, что она думает про эту историю. Что еще она может про это сказать, кроме того, что она уже сказала.

Про Альшанскую…

Ничего не могу сказать конкретно про Альшанскую. Я очень с уважением отношусь к Фонду «Отказники», потому что по факту это непосредственно они вытащили мою Надюху и Тоню. Но то, что Альшанская названивала первую неделю Свете по 3-4 раза в день, это абсолютно точно. Я находилась рядом, она без конца ей звонила. Собственно, это легко доказать. Можно взять распечатку звонков и все там увидеть. Зачем-то почему-то Альшанская звонила Свете несколько раз в день. Это то, что я видела и слышала сама.

Мы живем в неправовом государстве.

Слушайте, но молчать нельзя все равно. Ну да, неправовое государство. Надеюсь, будете, если что, меня спасать. Сидеть, молчать и бояться?

Я прекрасно понимаю, что не смогла дать ответы на многие ваши вопросы. Но вот показалась и поговорила для того, чтобы сказать, что я со Светой, я не поменяла свое мнение. Я Свету поддерживаю, что бы ни случилось, что бы ни произошло. Я по-прежнему считаю, что действия чиновников беспрецедентны по своей наглости и беззаконию.
перейти в каталог файлов
связь с админом