Главная страница
qrcode

Развитие медицины в западной Европе в эпоху Воз... Развитие медицины в Западной Европе в эпоху Возрождения


Скачать 54,35 Kb.
НазваниеРазвитие медицины в Западной Европе в эпоху Возрождения
АнкорРазвитие медицины в западной Европе в эпоху Воз.
Дата31.07.2020
Размер54,35 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаРазвитие медицины в западной Европе в эпоху Воз...docx
ТипКурсовая
#55138
Каталог


ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И.ПИРОГОВА»(ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И.Пирогова Минздравсоцразвития России)
Кафедра: Истории, экономики и права

Проектно-курсовая работа на тему:

«Развитие медицины в Западной Европе в эпоху Возрождения»



Студентка 2 курса группы 242

Якимова Екатерина Викторовна

Доцент Иосифов

Александр Александрович

Москва 2012

Содержание:
Начало развития медицины и анатомии в Европе…….....…..3
  • Становление анатомии как науки………….….…….….……..6
  • Развитие хирургии………………….…………………….……10
  • Учение о заразных заболеваниях……………….…………….15
  • Алхимия и медицина…………………………….…………….18
  • Заключение……………………………………………………..22
  • Список использованной литературы…………………………23
    Начало развития медицины и анатомии в Европе
    Каждый из веков оставлял свой след в развитии медицины. Какая-то эпоха была более известна, а другая менее. Обширные медицинские познания были у египтян, ацтеков и майа и других народностей, но наиболее известные открытия в области анатомии, медицины, хирургии были сделаны в Эпоху Возрождения. Этот период является «золотым» не только для естественных наук, но и для точных наук, литературы и искусства в целом.1

    На медицинских факультетах многих университетов в XV—XVI вв. изучали анатомию, а анатомические театры получали все большее распространение, противостояние университетских врачей и хирургов продолжалось. В отличие от докторов, знатоков древних языков и ученых книг, хирургов и цирюльников часто называли «шарлатанами», но слово это имело совсем иной смысл, чем в наши дни. Так назывались «медики» и костоправы, которые не входили ни в какие врачебные корпорации и никогда не изучали медицину.

    Уровень хирургии был чрезвычайно низок, мало что изменилось со времен Филиппа Красивого, который издал в 1311 г. первый королевский эдикт о хирургах: «Узнав, что люди других наций и чужих государств, убийцы, воры, фальшивомонетчики, шпионы, разбойники, пьяницы, ростовщики занимаются хирургией в нашем городе и парижском графстве, выставляют в своих окнах знаки, присвоенные хирургам, накладывают повязки, посещают больных в церквах и частных домах и этим путем выманивают деньги, ...мы повелеваем сим эдиктом никому не заниматься хирургией без предварительного испытания у особых хирургов, назначаемых нашим лейб-хирургом». Исторические хроники сообщают, что когда в 1467 г. король Матфей Корвин был ранен в сражении, не нашлось ни одного хирурга, который был бы в состоянии помочь ему. Король приказал объявить всюду, что он осыплет почестями и дарами того, кто сможет вернуть ему здоровье. Услышав это, к нему пришел хирург из Эльзаса. Он вылечил короля и вернулся на родину обладателем крупного состояния.10

    В 1515 г. университет стал во главе хирургов и цирюльников. Более высокий статус имели хирурги, перед ними открылись двери университетов. Цирюльников приняло братство св. Косьмы, которое было преобразовано в хирургический коллегиум, и преподаватели хирургии в нем стали называться профессорами.

    «Свободные искусства» тривиума и квадривиума, основа университетского образования, были «свободными» прежде всего от физического труда, от работы руками. Именно этим они отличались от искусств «механических», к которым относились, в частности, архитектура, живопись и медицина. Это традиционное разделение послужило причиной того, что и после формального окончания споров между врачами и хирургами в обществе еще долгое время сохранялось не только пренебрежительное отношение к врачам, работающим руками, но и слово «шарлатаны» по отношению к ним, хотя в эпоху Возрождения они уже имели возможность получить медицинское образование.

    Одним из инструментов анатомических исследований в эпоху Возрождения было искусство рисования и живописи. Поскольку до начала XVI в. развитие анатомии тормозилось запретом на вскрытие трупов, распространилось тайное анатомирование. Известна легенда о том, что молодой Микельанджело изваял прекрасное распятие для одного из флорентийских монастырей, и настоятель в знак благодарности разрешил ему проводить анатомические исследования в монастырском подвале. Художник мог приобрести необходимые знания о строении человеческого тела только в результате практических занятий. В медицинских сочинениях и энциклопедиях того времени не было точных рисунков и анатомических описаний.9

    Инквизиция в Европе существовала с конца XIII в. до начала XIX в. Число её жертв (по архивам «священного трибунала») исчислялось сотнями тысяч, среди них — десятки тысяч женщин, признанных инквизиторами «ведьмами». В средние века «звание ученого,— писал А. И. Герцен,— скорее вело на костер, нежели в Академию. И они шли, вдохновленные истиной».

    К великому сожалению, в системе инквизиции важное место занимали и врачи. Врач-инквизитор по существу был помощником палача. От его «искусства» пытать подсудимого зависели результаты следствия. Одновременно он следил за тем, чтобы обвиняемый не скончался до суда. После пыток врачи залечивали раны — ведь еретика надлежало возводить на костер невредимым. Здесь нельзя не привести слова выдающегося врача' эпохи . Возрождения Парацельса: «Врач не смеет быть ни мучителем, ни палачом, ни слугой палача».

    Исторические параллели: Присутствие врача-анатома при вскрытии считалось обязательным даже в том случае, когда художник не ставил перед собой цели иллюстрировать анатомическими рисунками медицинское сочинение. Наблюдение за выполнением этого правила возлагались на врачей и представителей церкви.1

    Становление анатомии как науки
    Внимание к человеку, столь характерное для эпохи Возрождения, породи­ло живой интерес к человеческому телу и его строению. Анатомия увлекала не только врачей, но и великих живописцев и скульпторов. Сохранившиеся до на­ших дней анатомические зарисовки Микеланджело и Рафаэля, свидетельст­вуют о том, как прилежно занимались они анатомическими исследованиями строения мышц и скелета, столь необходимыми им для реалистического изоб­ражения тела человека.3

    После изобретения книгопечатания (И. Гуттенберг, 1440) в Венеции был издан учебник анатомии Мондино де Луцци (1478). В 1521 г. Беренгарио да Капри опубликовал свои комментарии к этому учебнику, снабженные рисун­ками, они стали первым анатомическим пособием для художников в Европе.

    Все это не могло не отразиться на деятельности естествоиспытателей и врачей и становлении анатомии как науки.

    Одним из ее основоположников был гениальный итальянский ученый и ху­дожник 4

    Утверждая опытный метод в науке, Леонардо да Винчи одним из первых в Европе стал вскрывать человеческие трупы и систематически изучать строе­ние человеческого тела. Он внедрил новые методы анатомического исследова­ния: промывание органов проточной водой, инъецирование воском желудоч­ков мозга и сосудов, распилы костей и органов.

    Леонардо описал и зарисовал многие мышцы, кости, нервы и внутренние органы. Его анатомические зарисовки по своей точности и мастерству превос­ходят не только современные ему работы, но и многие последующие.

    В эпоху Возрождения основными чертами естествознания стали: утверждение опытного метода в науке, развитие математики и механики, метафизическое мышление, которое явилось шагом вперед по сравнению со схоластическим мышлением классического средневековья.

    Изучение его рукописей, большей частью зашифрованных (прочесть их можно было только в зеркальном отражении), началось лишь в конце XVIII в. Превращение анатомии в научную систему связано прежде всего с именем великого Андрея Везалия.

    Работы Леонардо да Винчи на полвека опередили исследования основоположника современной научной анатомии Андреаса Везалия, но остались неизвестными современникам. После его смерти все рукописи объемом около семи тысяч листов унаследовал его ученик, друг и компаньон Франческо Мельци, который систематизировал только то, что имело отношение к искусству.


    Везалий хорошо знал труды Галена (
    Свои наблюдения Везалий изложил в «Анатомических таблицах». Совершенствуя преподавание анатомии, Везалий издал краткий учебник анатомии «Извлечение» — сокращенную анатомию для обучающихся в анатомическом театре. В этом же году вышел в свет основополагающий труд Везалия «О строении человеческого тела» в семи книгах. В нём не только обобщались достижения в области анатомии за предшествовавшие столетия, — Везалий обогатил науку собственными достоверными данными, полученными в результате многочисленных вскрытий человеческого тела; исправил большое количество ошибок своих предшественников и главное — впервые привёл все эти знания в систему, т. е. сделал из анатомии науку.

    Экспериментально обоснованные выводы А. Везалия нанесли мощный удар по средневековой схоластике.

    Трудами Везалия открывается «золотой век» в истории анатомии. В 1545 г. вышел прекрасно оформленный учебник анатомии «О рассечении частей тела человека» с многочисленными рисунками органов брюшной полости, грудной клетки, головы и конечностей. В 1553 г. испанский философ-богослов и врач
    После Сервета исследования движения крови неустанно продолжались.
    Анатомические исследования в эпоху Возрождения не ограничивались только изучением кровообращения и затронули многие системы организма. Так,
    Таким образом, усилиями многих учёных — титанов эпохи Возрождения — был заложен фундамент научной анатомии. На её основе получили своё развитие физиология, терапия, хирургия.1

    Развитие хирургии

    Как уже отмечалось, в средние века в Западной Европе существовало раз­граничение между врачами (или докторами), которые получали медицинское образование в университетах и занимались только лечением внутренних бо­лезней, и хирургами, которые научного образования не имели, врачами не счи­тались и в сословие врачей не допускались.

    Согласно цеховой организации средневекового города, хирурги считались ремесленниками и объединялись в свои профессиональные корпорации. Так, например, в Париже, где антагонизм между врачами и хирургами выразился наиболее ярко, хирурги объединились в «Братство св. Косимы», в то время как врачи входили в медицинскую корпорацию при Парижском университете и очень ревностно оберегали свои права и интересы.

    Между врачами и хирургами шла неустанная борьба. Врачи представляли официальную медицину того времени, которая все еще продолжала следовать слепому заучиванию текстов и за словесными диспутами была еще далека от клинических наблюдений и понимания процессов» происходящих в здоровом или больном организме.

    Ремесленники-хирурги, напротив, имели богатый практический опыт. Их профессия требовала конкретных знаний и энергичных действий при лече­нии переломов и вывихов, извлечении инородных тел или лечении раненых на полях сражений во время многочисленных войн и походов.

    Среди хирургов существовала профессиональная градация. Более высо­кое положение занимали так называемые «длиннополые» хирурги, которые отличались своей длинной одеждой. Они имели право выполнять наиболее сложные операции, например, камнесечение или грыжесечение. Хирурги второй категории «короткополые» были в основном цирюльниками и зани­мались «малой» хирургией: кровопусканием, удалением зубов и т.п. Самое низкое положение занимали представители третьей категории хирургов бан­щики, которые выполняли простейшие манипуляции, например, снятие мо­золей. Между различными категориями хирургов также велась постоянная борьба.

    Официальная медицина упорно сопротивлялась признанию равноправия хирургов:им запрещалось переступать границы своего ремесла, выполнять врачебные манипуляции (например, делать клизмы) и выписывать рецепты.

    В университеты хирурги не допускались. Обучение хирургии происходило внутри цеха (корпорации) сначала на принципах ученичества. Затем стали от­крываться хирургические школы. Репутация их росла, и в 1731 г. (т.е. в период уже Новой истории) в Париже, несмотря на отчаянное сопротивление меди­цинского факультета Парижского университета, решением короля была от­крыта первая Хирургическая академия. В 1743 г. она была приравнена к меди­цинскому факультету. В конце XVIII в., когда в результате французской бур­жуазной революции был закрыт реакционный Парижский университет, имен­но хирургические школы стали той основой, на которой создавались высшие медицинские школы нового типа.7

    Так завершилась в Западной Европе многовековая борьба между схола­стической медициной и новаторской хирургией, выросшей из практического опыта. (Заметим, что медицина народов Востока и античная медицина не зна­ли подобного разделения.)

    Хирургия Западной Европы не имела научных методов обезболивания до середины XIX в. Все операции в средние века причиняли жесточайшие муче­ния пациентам. Не было еще и правильных представлений о раневой инфекции и методах обеззараживания ран. Поэтому большинство операций в средневе­ковой Европе (до 90%) заканчивалось гибелью больного в результате сепсиса (природа которого еще не была известна).

    С появлением огнестрельного оружия в Европе в XV в. характер ранений сильно изменился: увеличилась открытая раневая поверхность (особенно при артиллерийских ранениях), усилилось нагноение ран, участились общие осложнения. Все это стали связывать с проникновением в организм раненого «порохового яда». Об этом писал итальянский хирург 
    Переворот этих и многих других устоявшихся представлений в хирургии связан сименем французского хирурга и акушера 
    В 1536 г. А. Паре начал службу в армии в качестве цирюльника—хирурга и участвовал во многих военных походах. Во время одного из них — в Северной Италии молодому тогда армейскому цирюльнику Амбруазу Паре (ему было 26 лет) не хватило горячих смолистых веществ, которыми надлежало заливать раны. Не имея ничего другого под рукой, он приложил к ранам дигестив из яичного желтка, розового и терпентинного масел и прикрылих чистыми повяз­ками. «Всю ночь я не мог уснуть, — записал Паре в своем дневнике, — я опа­сался застать своих раненых, которых я не прижег, умершими от отравления. К своему изумлению, рано утром я застал этих раненных бодрыми, хорошо выспавшимися, с ранами невоспаленными и неприпухшими. В то же время других, раны которых были залиты кипящим маслом, я нашел лихорадящими, с сильными болями и с припухшими краями ран. Тогда я решил никогда боль­ше так жестоко не прижигать несчастных раненных»60. Так было положено начало новому, гуманному методу лечения ран. Учение о лечении огнестрель­ных ранений стало выдающейся заслугой Паре.

    Первый труд А. Паре по военной хирургии «Способ лечить огнестрельные раны, а также раны, нанесенные стрелами, копьями и др.» вышел в свет в 1545 г. на разговорном французском языке (латинского языка он не знал) и уже в 1552 г. был переиздан.

    В 1549 г. Паре опубликовал «Руководство по извлечению младенцев, как живых, так и мертвых, из чрева матери». Являясь одним из известнейших хи­рургов своего времени, Амбруаз Паре был первым хирургом и акушером при дворе королей Генриха II, Франциска II, Карла IX, Генриха III и главным хи­рургом Hotel—Dieu, где он некогда учился хирургическому ремеслу.5

    Амбруаз Паре значительно усовершенствовал технику многих хирургиче­ских операций, заново описал поворот плода на ножку (древний индийский метод, забытый в средневековой Европе), применил перевязку сосудов вместо их перекручивания и прижигания, усовершенствовал технику трепанации че­репа, сконструировал ряд новых хирургических инструментов и ортопедиче­ских аппаратов, включая искусственные конечности и суставы. Многие изних были созданы уже после смерти Амбруаза Паре по оставленным им деталь­ным чертежам и сыграли важную роль в дальнейшем развитии ортопедии.

    В то же время, наряду с блестящими трудами по ортопедии, хирургии, аку­шерству Паре написал сочинение «Об уродах и чудовищах», в котором привел множество средневековых легенд о существовании людей-зверей, людей-рыб, морских дьяволов и т.п. Крупные деятели сложнейшей переходной эпохи Воз­рождения жили на стыке средневековья и Нового времени. Они были не толь­ко участниками борьбы окружающего их мира — борьба проходила в них са­мих. Ломка традиционных средневековых взглядов проходила на фоне противоречивого сочетания старого и нового. Таким был Парацельс — новатор в хи­рургии и медицине, не изживший средневековой мистики. Таким был и нова­тор в учении о заразных болезнях Джироламо Фракасторо. Таким был и Амб­руаз Паре.7

    Деятельность Амбруаза Паре во многом определила становление хирургии как науки и способствовала превращению ремесленника-хирурга в полноправ­ного врача-специалиста.

    Хирургия эпохи Возрождения достигла значительного прогресса. Кардинально изменилось лечение огнестрельных ран и кровотечений. При отсутст­вии обезболивания и средств антисептики средневековые хирурги отважно производили трепанацию черепа и камнесечение, прибегали к радикальному лечению грыж, возрождали операции глазной и пластической хирургии, кото­рые требовали ювелирного мастерства.

    Преобразование хирургии, связанное с именем Амбруаза Паре, было про­должено его многочисленными последователями и продолжателями.

    Изучение исторического и культурного наследия Средневековья позволя­ет увидеть, как в эпоху Возрождения начали расширяться культурные гори­зонты мира, как ученые с риском для жизни низвергали схоластические авто­ритеты и ломали рамки национальной ограниченности. Исследуя природу, они служили прежде всего истине и гуманизму, а следовательно — науке в единст­венно возможном смысле этого слова.8

    Учение о заразных заболеваниях

     

    Эпидемии в XV- XVII вв. были такими же частыми и внезапными, как и в эпоху средневековья, и повсюду вызывали панику и страх. Большинство заразных болезней с тяжелыми кожными поражениями называли чумой. Для предохранения от заражения люди носили на шее амулеты — «чумные талеры». Иногда они содержали на оборотной стороне текст. Например, в 1633 г. в Бреслау (современный Вроцлав) была отчеканена монета, на обороте которой было написано: «В 1633 г. умерло 13 231 человек. Благодаря Божьей помощи и усилиям врачей выздоровело 1406 человек. Окрестили 1066 человек».11

    Салфетка или губка, пропитанная уксусом, была обычным для того времени дезинфицирующим средством. Торговцы, проходя через зачумленную деревню, оставляли ее жителям продукты в обмен на монеты, опущенные в заполненное специально выдолбленное углубление в камне. Такие камни ставили вдоль дороги во время эпидемий.

    Причины эпидемий не были известны, их связывали с землетрясениями, заразными испарениями, порожденными подземным гниением, с ядовитыми извержениями вулканов, но главным образом — с особым положением звёзд и планет, с появлением комет и затмений. Предсказание эпидемий было одной из основных целей астрологических прогнозов. Их составлением занимались выдающиеся математики и астрономы,  в числе которых —  вливаться, проникать. Он означал проникновение небесных, космических сил в земную жизнь.1

    Часто изображение комет в астрономических атласах эпохи Возрождения ассоциировалось с предупреждением об эпидемии — «трубным гласом».

    В христианской культуре самостоятельная власть звезд и планет над судьбами мира была отвергнута, однако их расположение стало считаться «божественными знаками», изучение которых дает возможность делать предсказания и даже толковать текст Библии.

    Первая теория распространения заразных болезней была выдвинута
    Медицинское образование он получил в Падуе, и университета, написал свой знаменитый труд «О контангии, контагиозных болезнях и лечении» (1546) в трех книгах. Обобщив взгляды Гиппократа и Аристотеля, Лукреция Кара и Плиния Старшего, Галена, Авиценны и других предшественников на происхождение и лечение заразных болезней, Фракасторо даёт подробное описание симптомов заразных болезней (оспы, кори, чумы, малярии, бешенства, проказы и других) и известных в то время методов их лечения. В этом труде изложены основы учения о «контагии» — живом, размножающемся заразном начале, который выделяется больным организмом. Автор писал о трёх способах передачи инфекционной болезни: при непосредственном соприкосновении с больным человеком, через зараженные предметы и по воздуху на расстоянии. Введенный им термин «инфекция» (от лат. «inficere»)  означал  «внедрение»,   «проникновение»,   «порчу».   Отсюда произошло название «инфекционные болезни». Термин «дезинфекция» также введён Дж. Фракасторо. Прекрасно образованный врач и педагог, друг Н.Коперника, он был одним из предшественников научной эпидемиологии.7

    Практические способы борьбы с заразными заболеваниями в эпоху Возрождения   мало чем отличались от средневековых. Смертность от заразных болезней в XV-XVI столетиях была очень высокой: только оспой в Европе ежегодно заболевало около 10 млн. человек, из которых умирало от 25 до 40 процентов.1

    Исторические параллели: В течение столетий способы борьбы с заразными заболеваниями были основаны на рекомендациях, приведенных в «Эпидемиях» Гиппократа. Так, например, когда в Афинах началась эпидемия заразной болезни, он сказал, что болезнь принесли северные ветры и предложил зажечь костры с северной стороны города, чтобы помешать воздуху поступать в Афины. Такие мероприятия много раз применялись в эпоху средневековья и Возрождения. Знания античных врачей были развиты в трудах арабов и дополнены собственными мыслями и наблюдениями. Авиценна обстоятельно рассматривал значение воды в распространении заболеваний, рекомендовал простые способы ее фильтрования. Он учил обращать внимание не только на чистоту воды, но и на почву, с которой она соприкасалась (песчаная лучше очищает воду, чем каменистая); на скорость течения в реке или ручье (быстрое лучше медленного); на запах земли, по которой течет вода; на необходимость иметь в больших городах устройства для получения льда, чтобы иметь запасы чистой воды в случае необходимости.2

    В результате эпидемий целые районы становились безлюдными: замечая первые признаки эпидемии, жители часто пытались спастись бегством. Медицина не располагала в то время эффективными средствами борьбы с заразными болезнями. Например, при лечении чумы часто прикладывали к телу больного сушеных жаб, которые должны были вытянуть яд. Лишь очень редко, следуя советам арабских врачей, европейские медики решались вскрывать чумные нарывы. Первые лекарства, способные вылечить больных во время эпидемий, появились в лабораториях алхимиков.6

    Алхимия и медицина

    Алхимия долгое время не была прямо связана с медициной, хотя её термины были традиционно близки к врачебным терминам: алхимические операции были подобны лечению. Представим, например, что в расплавленную медь бросили кусочек цинковой руды. Получилось «искусственное золото»  (латунь,  сплав меди с цинком).   У  такого   «искусственного  золота»   есть  существенный  недостаток:   со временем оно «заболевает», на его поверхности появляется сыпь или мелкие язвочки зелёного цвета. Подобное «заболевание» (результат окисления меди) мы часто можем наблюдать у городских статуй и памятников, которые покрываются зелёным налетом. «Искусственное золото» алхимики лечили как больного человека: с помощью заклинаний и врачебных препаратов — микстур, мазей, алхимических эликсиров, которые готовились на основе растительных и животных материалов. Вместо слова «эликсир» иногда применяли термин «медикамент», исходя из того, что обычные металлы представляли собой «больное» или «недостаточно совершенное» золото, которое можно было «вылечить» с помощью специальных лекарств.

    Алхимические операции часто назывались «лечением», изучение соединений — «анатомированием», философский камень — «универсальным медикаментом», «эликсиром бессмертия», способным не только излечить все болезни, но и победить старость и смерть. Первые препараты, полученные алхимическим путём, были применены в медицине арабами. Одним из первых европейских врачей, упоминавших о химических лекарствах, был
    Основными веществами для приготовления «медикаментов», согласно учению арабских алхимиков, считались «четыре духа» — сера, мышьяк, ртуть и нашатырь. Они часто вызывали подозрение не только у врачей и аптекарей: любого человека охватывал страх при одном упоминании о мышьяке, ртути, свинце. Прежде всего это предубеждение относилось к мышьяку, который традиционно считался основой ядов. Отравления в эпоху Возрождения были настолько распространены, что иногда имели характер эпидемий. Именно поэтому врачей-алхимиков часто боялись и называли отравителями.

    Исторические параллели: Лекарства, изготовленные алхимиками, упоминаются в древнеегипетских папирусах, медицинских текстах на глиняных табличках, в рекомендациях врачей Древней Индии и сочинениях античных авторов. Широкое применение алхимических лекарств пришло в европейскую медицину из арабской.6

    Лекарства и яды
    В начале XVI столетия в состав ядов стали включать не только соли мышьяка, меди и фосфора, но и соки ядовитых растений, привезенных из Нового Света. Иглы, духи, кольца с ядом, отравленные перчатки, бельё, косметика — многое из того, что поражает наше воображение при чтении исторических романов, существовало в действительности. А.Паре в своем «Трактате о ядах и противоядиях» сообщал о флорентийских мастерах по изготовлению духов и женских украшений, содержащих яд. «Этих духов надо избегать как чумы», — писал он.

    В Италии уже в середине XIV в. аптекари имели право продавать яды только тем людям, которых они хорошо знали. В Германии и Франции в XV в. продажа ядов была запрещена, однако вспомним: в известной трагедии В. Шекспира Ромео отправляется за ядом в аптеку. И хотя аптекарь говорит ему, что «за продажу ядов законы Мантуи карают смертью», деньги быстро склоняют его к нарушению закона. Врачи иногда были известны не столько своим врачебным искусством, сколько рецептами противоядий, которые держали в строгом секрете.

    Изготовление ядов часто приписывали алхимикам. Их книги сжигали, и сами они нередко погибали. Человека могли преследовать только за один интерес к сочинениям по алхимии. Таким было время появления ятрохимии (от греч. «iatros» — врач) — учения о лечении болезней с помощью химических препаратов, сырьём для получения которых служили в основном не традиционные лекарственные травы, а минералы. Ятрохимию называли также «спаги-рикой», или «спагирическим искусством», целью которого было разделение веществ на составные части и их соединение в новые вещества. «Спагирическое искусство, — гласит врачебный трактат начала XVII в., — есть та часть химии, которая имеет своим субъектом природные тела — растительные, животные и минеральные и производит соответствующие операции с конечной целью их применения в медицине». Термин «спагирическое искусство» был введён знаменитым врачом и алхимиком
     В 1536 г. была издана «Большая хирургия» Парацельса, учение о раневых инфекциях и лечении язв; уже в следующем году появилось её второе издание. Среди его сочинений — философские и алхимические труды: «Потаённая философия», «Великая астрономия», «Великое средство для лечения ран» и многие другие. Большинство из них были обнаружены и опубликованы после его смерти. 1

    В заключение разговора о Парацельсе необходимо отметить, что его учение не ограничивалось только медицинскими рекомендациями, основанными на эмпирических достижениях алхимии его времени. Он был создателем философского учения о внутреннем развитии человека, наделённого тремя таинственными силами — верой, волей и воображением. Его восприятие макрокосмоса и микрокосмоса, алхимии и ятрохимии, медицины и хирургии, астрономии и планетных влияний было необычным для современников. Например, придавая большое значение влиянию звёзд и планет на жизнь и здоровье человека, он не составлял гороскопов: «Нелепо верить, будто звёзды повелевают человеком. Всё, что могут сделать звёзды, можем сделать мы сами, ибо мудрость, получаемая нами от Бога, могущественнее небес и выше звёзд».6

     

    Заключение

    В эпоху Ренесанса медицина начала делать первые уверенные шаги. Это связано, конечно, с ослаблением тиранского действия со стороны церкви и воявлением таких замечательных умов и врачей, как Леонардо Да Винчи, Андре Везалия, Амбруа Паре и многих других, которые достигли прорыва в своём деле.

    Это и в области анатомии, (Его ещё называли Золотым веком), так как стали исследовать человеческое тело на трупах; хирургия развилась из-за проходившей тогда войны, аптекарского дела, инфекциологии…

    Так что после такой эпохи, как Средневековья, медицина резко начала развиваться, закладывая фундамент для современной медицины.

    Список использованной литературы:
    Сорокина Т.С. «История медицины»
  • История мировой культуры: Наследие Запада: Античность, Средневековье. Воз­рождение: Курс лекции
  • Рабинович В.Л. «Алхимия как феномен средневековой культуры.»
  • Терновский В. Н. Медицина эпохи Возрождения и её изучение в Советском Сою­зе
  • «Медицинская Энциклопедия»
  • Марчукова С. М. – Медицина в зеркале истории
  • Заблудовский, Грибанов «Хрестоматия по истории медицины»
  • Мирский М. Б. «Хирургия от древности до современности: Очерки истории»
  • Лекции по Истории медицины
  • ЛиттреЭ. Великие эпидемии



    перейти в каталог файлов


  • связь с админом