Главная страница
qrcode

Сказание о Джаландхаре


НазваниеСказание о Джаландхаре
АнкорСказание о Джаландхаре.doc
Дата11.02.2018
Размер197 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаСказание о Джаландхаре.doc
ТипДокументы
#30123
Каталог

Сказание о Джаландхаре

(Содержится в кн. V "Падма-пураны"; в других пуранах не излагается. Принадлежит, очевидно, к поздним шиваитским мифам, использующим мотивы более ранних сказаний. Как черты позднего происхождения можно отметить вполне антропоморфизировавшийся образ дракона Раху (см. № 24), участие в битве бога Ганеши (примечательно ироническое снижение этого образа в сказании). Джаландхара (упоминается также в "Линга-пуране", кн. I) - образ неясного происхождения (толкование значения его имени в сказании представляется явно натянутым), он выступает как сын Океана (Сагары, отождествляемого иногда с царем того же имени), Супруга (или Владыки) рек, второстепенного божества (олицетворение океана, как такового), дублирующего Варуну в своих функциях. О Джаландхаре говорится также как о приемном сыне Океана, родившемся от соприкосновения пламени взгляда Шивы с морскими водами.)

Однажды Индра, владыка небожителей, возжелал почтить великого Шиву и развлечь его музыкой и танцем. В сопровождении своих гандхарвов и чаранов, с прекрасными апсарами, блиставшими драгоценными нарядами, Индра отправился к горе Кайласе, где пребывал Шива; и мудрый Нарада был при нем, устроитель сладкогласных хоров, со своей чудесной ви́ной.

Они явились к вратам обители Шивы, и Нандин, верный страж, охраняющий покой своего владыки, пошел доложить о них. Супруг Умы благосклонно принял весть о приходе небожителей и повелел Нандину впустить их немедля. Индра, войдя, поклонился почтительно Шиве и молвил: "О Владыка, дозволь слугам моим явить перед тобою свое искусство в музыке, пении и танце; да развлекут они тебя среди твоих благочестивых занятий!" Победитель Трипуры милостиво дал свое согласие, и по знаку Индры небесные музыканты, руководимые Нарадой, огласили обитель Шивы чарующей слух мелодией, а прелестные танцовщицы закружились в дивной пляске перед хозяином дома. И столь велико было их искусство, что сам суровый Шива заслушался и засмотрелся на них, преисполненный восхищения; и, довольный всем, он сказал Индре: "О властелин небожителей, поистине, ты развлек меня и угодил мне; какого дара за это ты от меня желаешь?"

Индра же возгордился без меры, слыша похвалу великого бога. И он сказал ему: "О Владыка! Да буду я равен тебе в битве могуществом и отвагой!"

Дерзость царя богов пришлась не по сердцу Шиве. Грозно нахмурив брови, он знаком отпустил небожителей вместе с их повелителем. И столь велик, столь нестерпим был гнев Шивы, что темным облаком исторгся он из уст яростного бога и принял телесный образ. И Шива сказал ему: "Да войдешь ты в воды небесной Ганги и да воплотишься ты в сыне ее, который родится от слияния ее с Океаном, чтобы покарать царя богов за дерзость". И Гнев Шивы повиновался велению своего господина.

Воля Шивы совершилась, и божественная Ганга и Владыка рек, могучий океан, слились в любовных объятиях, и сын небывалой мощи и величия родился от их союза. При рождении его сотряслась земля, и громовой голос прозвучал из глубин морских, отдавшись эхом во всех трех мирах. Сам Брахма очнулся тогда от своих священных дум и увидел, что вселенная объята ужасом. Воссев на небесного гуся*, Прародитель направил его полет к Океану и, достигнув его, вопросил Супруга рек: "Зачем, о могучий, поднял ты этот рев, повергающий вселенную в трепет?" Океан отвечал: "Это не я, о великий Брахма, это вскричал новорожденный сын мой. Позволь ему видеть твой лик, столь редко доступный для взора; и пусть эта милость будет ему защитой от бедствий в грядущие дни".

* (Небесный гусь - "вахана" Брахмы (см. выше № 69), относительно поздно включается в мифологию этого божества.)

И он обратился к прекрасной супруге своей и сказал: "Покажи Творцу вселенной нашего сына". И Ганга принесла младенца и, поклонившись Брахме в ноги, положила сына ему на колени. И пока с изумлением взирал Брахма на дивный облик сына Океана, дитя цепко ухватилось за его бороду, по которой струились слезы умиленного Прародителя.

Восхищенный силой и прелестью малого дитяти, Брахма сказал: "Да будет имя ему, державшему в руках влагу очей моих, Джаландхара, Держащий влагу. И да будет он победоносен и неодолим для самих богов!" И, наделив этим даром юного сына Океана, Брахма исчез.

Прошло время, и юный Джаландхара подрос; и часто на крыльях ветра он летал над бескрайними водами океана, оглашая воздух воинственными кликами. То он нырял в глубины морские и нападал на тамошних обитателей, истребляя их ради забавы, то взмывал в вышину и, настигая могучих птиц, сбрасывал их с высоты вниз. Все живое страшилось мощи неистового сына Океана и Ганги. Многие обитателя моря в страхе за свою жизнь бежали в горы Хималая, а птицы совсем перестали летать над морскими волнами.

Однажды в обитель Океана явился Ушанас, мудрый наставник асуров; принятый с должным почетом, он сказал хозяину: "Сын твой обладает неизмеримою силой; поистине, он достоин властвовать над тремя мирами. Между тем нет у него пока во владении ни клочка земли. Ты должен найти для него такую страну, где он мог бы править". Тогда Океан, следуя совету хитроумного Ушанаса, отхлынул от берега, обнажив участок суши в триста йоджан длиною и в сто шириною. Из любви к сыну он отдал ему во владение эту страну, по его имени названную Джаландхара.

Потом Океан призвал к себе Майю, знаменитого зодчего асуров, и повелел ему воздвигнуть на той земле столицу для Джаландхары. И Майя построил великолепный город с высокими зданиями из драгоценных камней и золота, окруженными благоухающими садами с красивыми водоемами; там круглый год цвели чудесные цветы и пели сладкоголосые птицы. В этом городе Океан и Ушанас торжественно венчали Джаландхару на царство. Океан дал сыну множество подданных и грозное бесчисленное войско. Ушанас, сын Бхригу, стал при нем верховным жрецом и советником; он обучил Джаландхару владению оружием всякого рода и поведал ему тайное заклинание, возвращавшее к жизни мертвых.

А через некоторое время Ушанас нашел и невесту для Джаландхары; он выдал за него прекрасную апсару Вринду, которую Джаландхара полюбил с первого взгляда, и они обвенчались по обычаю гандхарвов, и супружество их было счастливым.

Но не пожелал Джаландхара наслаждаться мирной жизнью в своем царстве. Он призвал к себе однажды своего приближенного советника и друга Дурварану и повелел ему отправиться послом к царю богов. Дурварана выслушал и запомнил слова послания, которое ему надлежало передать Индре, и пустился в путь.

Достигнув Амаравати, он предстал перед повелителем богов и возгласил: "Меня послал к тебе Джаландхара, доблестный сын Океана, государь, могущественнейший в трех мирах. Некогда вместе с другими богами и асурами ты осмелился взволновать великий Океан, пахтая его горою Мандара ради обретения амриты*. Тогда исторг ты у Океана его сокровища - амриту, светлый месяц, чудесного коня Уччайхшраваса, слона Айравату, дерево Париджата. Ныне Джаландхара, сын Океана, повелевает тебе: верни похищенное! И если ты дорожишь своей жизнью, повинуйся без промедления воле владыки вселенной!" Индра отвечал послу, улыбаясь: "Я не верну сыну Океана того, что взято по праву. Но я готов предложить ему свою дружбу и покровительство, как и прочим земным царям. Если же он вздумает ссориться с нами, если пойдет на нас войною, пусть пеняет тогда на себя - он встретит здесь свою гибель!" И с этими словами Индра отпустил Дурварану.

*(В нашем изложении Джаландхара требует у Индры возвращения сокровищ отца. В "Падма-пуране", однако, в соответствии с некоторыми версиями мифа об обретении амриты подразумевается, что сокровища были добыты из Молочного океана (Кширадхи), не идентичного Океану, отцу Джаландхары, но приходящегося ему братом (Джаландхаре же дядей). Во избежание противоречия с версией мифа в № 24 мы не стали вводить этот новый персонаж в наше изложение.)

Вернувшись в Джаландхару, Дурварана передал своему господину слова царя богов, и могучий сын Океана в великом гневе повелел готовить к походу войско. Несметные полчища асуров собрались под его знамена, и все они двинулись в поход на богов, сотрясая землю тяжкой поступью и воинственными кликами оглашая вселенную. На сотни йоджан растянулось огромное войско демонов, пеших, конных, едущих на колесницах и на слонах. На второй день пути оно подошло к горе Меру. Здесь Джаландхара остановил свое войско, расположившееся у подножия горы и на ее южном склоне. Асуры рассыпались по окрестностям, разоряя божественный край, губя дивные сады и рощи, принадлежащие Индре. И страшный шум, поднятый войском Джаландхары, разносился далеко вокруг и достиг слуха богов, пребывающих в Амаравати.

Индра, встревоженный, призвал небожителей готовиться к битве. По совету Брихаспати он послал немедля за Вишну, прося его о помощи, и великий бог обещал через посла, что не оставит братьев своих в беде и придет к ним на выручку в час невзгоды.

Могучее войско небожителей выступило из Амаравати, возглавляемое Индрой. Он ехал впереди на колеснице, а за ним следовали сын его Джаянта на небесном слоне, Митра и Варуна, блистающие в великолепных воинских доспехах, Сурья, озаряющий окрестность сиянием своих лучей, Кубера в паланкине, несомом якшами, Ваю на олене, Агни на баране, грозные Маруты на боевых колесницах, а за ними шли неисчислимые, как волны в океане, сонмы якшей, гухьяков, гандхарвов, чаранов, нагов и других обитателей небесного царства и подданных богов, хранителей мира.

Небожители заняли северный склон горы Меру; напротив них стало войско асуров, и когда зазвучали боевые трубы и барабаны, рати двинулись навстречу одна другой и сошлись в ожесточенной схватке. Колесницы устремились на колесницы, сталкиваясь в сражении с громоподобным грохотом, тучи стрел затмили небо, слоны враждующих станов яростно набрасывались один на другого; кони метались, сбрасывая всадников наземь, и потоки крови заструились по полю битвы.

Вишну, присоединившийся к войску богов, сошелся в единоборстве с могучим асуром Каланеми; Яма сражался с Дурвараной, Сома и Сурья напали на Раху, Агни дрался с Кету*, Кубера - с Ниходой, Джаянта - с Самхрадой, а Индра бился с неустрашимым Бали, старым царем асуров.

* (Кету - персонификация кометы или точки пересечения орбит, понимаемой как тело или хвост дракона Раху, отделенный диском Вишну от его головы; в древнеиндийской астрономии Кету рассматривался иногда как самостоятельная (девятая) планета (см. № 24).)

В той битве Вишну победил Каланеми, повергнув его наземь ударом своей палицы, сокрушающей горы. Раху, уклонившись от меча Сомы, устремился на Сурью и сбросил его с колесницы; потом, возвратись к Соме, он победил и его, проглотил его и извергнул - с той поры лунный лик Сомы стал желтым. Дурварана одолел в бою грозного Яму; Самхрада, сын Хираньякашипу, пронзил многими стрелами Джаянту, сбросил его со слона на землю, а слона захватил и отвел к Джаландхаре; а Раху передал сыну Океана солнечного коня Уччайхшраваса, которого он выпряг из колесницы Сурьи. Нихода обезоружил и заставил отступить Куберу.

Долгим и жестоким был бой между Индрой и Бали. Царь асуров поразил повелителя богов боевым топором в грудь; Индра покачнулся и закричал от страха. Тогда Бали рассмеялся; и смех его зернами жемчуга исторгся из его уст. Увидев это, Индра, восхищенный, воздал хвалу Бали. Тот благодарно молвил: "О повелитель богов, проси у меня дар за эту хвалу". На это Индра ответил немедля: "О Бали, я прошу у тебя в дар твое тело!" Встревоженный Бали подумал: "Могу ли я отвергнуть его просьбу? Благочестивый не отказывает в даре даже злейшим врагам. Тело тленно - только душа стоит заботы". И Бали сказал: "Прими мой дар, о Индра". Обрадованный царь богов тотчас поразил благородного врага своею ваджрой; и тело Бали под тем ударом распалось на многие части, упавшие на окрестные горы. Кости Бали, сокрушенные ваджрой, стали алмазом*, глаза превратились в аметисты, кровь - в рубины, костный мозг - в изумруд, мясо - в горный хрусталь, язык - в кораллы, зубы - в жемчуг. "Воскреси его!" - вскричал сын Океана, обращаясь к Ушанасу. Но сын Бхригу с печалью ответил: "Как вернуть к жизни того, кто сам добровольно избрал себе смерть? Тело его уже не воскреснет, но дух воспарит к небесам и обретет бессмертный образ"**.

*(Мифологическое объяснение двойного значения слова "ваджра" - "перун (оружие Индры)" и "алмаз".)

**(В "Падма-пуране" Ушанас вслед за этим все же воскрешает Бали по просьбе его жены Прабхавати, и он живым восходит на небеса.)

Тогда разгневанный Джаландхара сам вступил в битву и вскричал, обращаясь к Индре: "О недостойнейший из воителей! Только обманом погубил ты доблестного Бали". И он осыпал царя богов и его колесничего дождем стрел. Дрогнул Индра под ударами этих стрел, но, оправившись, метнул в Джаландхару свою неотразимую ваджру. Сын Океана, однако, поймал ее на лету рукою и, соскочив со своей колесницы, одним прыжком вознесся на колесницу Индры, стремясь пленить царя богов, но испуганный Индра успел бежать под защиту Вишну. А Джаландхара, завладев колесницею повелителя небесного царства, принудил его возничего, Матали, служить ему и вести колесницу против войска богов.

После поражения Индры Вишну призвал к себе Гаруду, царя птиц, воссел на него и, взлетев в поднебесье, напал оттуда на войско асуров. Сверху он нанес сокрушительные удары, повергшие в прах множество пеших воинов, коней и слонов и опрокинувшие тысячи боевых колесниц. Тогда по велению Джаландхары могучие вожди войска асуров обернулись все против Вишну и пустили в него такой ливень стрел, что вскоре и великий хранитель вселенной, и птица Гаруда совершенно скрылись от взоров.

Но Вишну отразил все удары, сам напал на врагов и заставил их отступить. Тогда Джаландхара взошел на свою колесницу и устремился на Вишну. Оба они осыпали друг друга потоками стрел. Джаландхара тяжко поразил Гаруду, и царь птиц упал на землю. Вишну тогда взошел на колесницу и устремился на войско асуров. И множество асуров полегло под его смертоносными ударами.

Видя, что войско его убывает, Джаландхара сказал Ушанасу: "О мудрый! Настало время применить твое чудесное искусство, твои тайные познания!" - "Узри, о царь, могущество брахмана на поле битвы!"-- ответил ему Ушанас. Он обрызгал павших воинов водою и произнес заклинания; и асуры, сраженные оружием богов, тотчас воскресли и вновь устремились в бой.

Глядя на это чудо, Вишну сказал Брихаспати: "Неужели ты допустишь, чтобы наставник асуров посрамил тебя своим искусством? Ты должен вернуть к жизни сраженных в бою небожителей". - "Мне неведомо заклинание Ушанаса, - сказал наставник богов, - и все же я постараюсь не уступить ему в этом деле". Силою своего чародейства Брихаспати в мгновение ока перенесся в дальние пределы вселенной, где посреди молочного океана возвышалась чудесная гора Дрона, на которой росли целебные травы, оживлявшие мертвых. С этими травами Брихаспати незамедлительно вернулся на поле битвы и быстро исцелил всех убитых воинов небесной рати.

Джаландхара удивился, увидев множество воскресших врагов, снова вступивших в бой. "Как восстали они из мертвых? Ведь боги не знают твоего заклинания", - обратился он к Ушанасу. Тот поведал ему о горе Дрона в молочном океане и о растущих на ней волшебных травах. Тогда Джаландхара поручил предводительство в битве Ушанасу, а сам поспешил к молочному океану. Он обратился к его владыке, брату отца, с упреками за потворство небожителям, враждебным его родичам; когда же Молочный океан отвечал ему, что никому из просящих он отказать не может, а потому Брихаспати и впредь будет открыт путь к чудесным горным травам, Джаландхара в ярости ударил гору Дрону ногою, и та провалилась сквозь дно морское и скрылась в недрах подземного мира. А Джаландхара вернулся на поле битвы и, обрушившись на войско небожителей, истребил несметное множество вражеских ратников. Тогда Брихаспати вновь отправился к Молочному океану, но не нашел посреди его волн горы Дрона и вернулся ни с чем к своему войску. Когда он поведал об исчезновении горы с целительными травами, великое уныние охватило богов.

Джаландхара же продолжал истреблять воинов Индры, и в страхе и смятении они бежали от ударов его оружия под защиту Вишну. И снова тот выступил против неукротимого сына Океана. Могучий Джаландхара пеший приблизился к его колеснице и, ухватив ее за ось одной рукою, метнул ее высоко в небо. Другой рукой он схватил Гаруду и швырнул его в другую сторону. Колесница, с которой свалился Вишну, и сын Винаты вскоре грянули оземь в разных концах вселенной, на дальних материках.

Когда Вишну поднялся с земли, он, пылая яростью, устремился на Джаландхару, осыпая его стрелами. Приблизившись к врагу, он метнул острый дротик, глубоко вонзившийся в грудь отважного сына Океана, и Джаландхара поник на своей колеснице, а возничий поспешно направил ее прочь с поля боя, увозя своего господина от вражеских ударов. Но вскоре Джаландхара вновь обрел силы. Тучи стрел обрушил он на великого бога, вернувшись в сражение, и Вишну, изнемогший под этим убийственным ливнем, пал наконец без сознания на землю. Джаландхара занес уже над поверженным врагом руку, чтобы нанести ему смертельный удар, когда Индра вскричал: "Пощади супруга своей сестры!" И Джаландхара тут вспомнил, что жена Вишну - Лакшми, дочь Океана, и не тронул его, распростертого на земле у его ног. Когда Вишну пришел в себя, Джаландхара поклонился ему и воздал хвалу и ему и сестре своей Лакшми. "Какой дар за твою хвалу пожаловать мне тебе, о владыка асуров?" - спросил его Вишну, И Джаландхара пожелал, чтобы Вишну с супругой своей Лакшми удалился в обитель отца ее Океана (В "Падма-пуране" подразумевается Молочный океан (см. выше).) и больше не вмешивался в борьбу асуров и богов.

После поражения Вишну боги сложили оружие, будучи не в силах противостоять далее асурам, и Джаландхара торжественно вступил в Амаравати, столицу небесного царства, покорившегося победителю. Сын Океана взял себе сокровища, полученные некогда богами у его отца, и воцарился в городе богов. Власть его простиралась отныне на все три мира; и долго было его царствование счастливым и безмятежным. Повсюду неукоснительно исполнялись должные обряды, и все его подданные неуклонно следовали стезей добродетели. Младшие повиновались старшим, жены преданно служили супругам, нужда и бедность исчезли, не стало воров и разбойников, у всех было вдоволь еды, все были щедры, каждый жаждал дарить, и никто не требовал воздаяния. Не было тогда ни убийств, ни насилий, и неведомы были долги. Не было ни калек, ни уродов, ни злодеев. Во все время царствования Джаландхары никто в его царстве не умирал и не старился; и никто не питал вражды к другому.

Но боги, изгнанные с небес и лишенные жертвоприношений, были недовольны. Они пришли с жалобой к Брахме, и он вместе с ними отправился на Кайласу к великому Шиве. Боги склонились перед Шивой с мольбою: "Забудь свой гнев, о Владыка, прости Индру и смилуйся над нами - мы просим тебя о защите!" Шива, улыбаясь, ответил: "Как могу я помочь вам, когда сам Вишну оказался бессилен против вашего врага? Нет еще такого оружия, которым можно было бы сразить Джаландхару". Но Брахма сказал: "О Шива, только твоим могуществом может быть укрощен сын Океана!" Тогда Шива, поразмыслив, призвал богов слить воедино свой гнев на Джаландхару; и из гнева богов возник огненный диск, который Шива взял в руку. "Вот оружие против Джаландхары!" - сказал он и подал диск в руки Брахме. Его огнем опалило бороду Брахме, и тот отшатнулся в испуге, и все боги устрашились невиданного оружия. Шива, смеясь, взял у него диск обратно: "Дар не идет на пользу* тому, кто его не стоит".

*(В оригинале реплика Шивы еще более унизительна для Брахмы. Резкое снижение образа Брахмы - свидетельство позднего происхождения сказания.)

Между тем Нарада, прослышав о новой войне с Джаландхарой, замышляемой богами, отправился в Амаравати и поведал ему о намерениях его врагов, прибегших к помощи Шивы. Джаландхара сказал: "Я не прочь сразиться и с Шивой, если от этой войны можно ожидать богатой добычи. Скажи мне, Нарада, какие сокровища хранятся в обители этого бога". Нарада отвечал: "Шива стар и страшен обликом; тело его покрыто пеплом, шею обвивает змея, он ведет жизнь подвижника и равнодушен к благам этого мира. Единственное сокровище, которым он владеет, - прекрасная супруга его Парвати, равной которой нет в трех мирах. Ни прелестнейшие из апсар, ни даже твоя жена Вринда не могут соперничать с ней красотою". Так молвил лукавый Нарада, всегда готовый к подстрекательству и сеянью раздоров. А Джаландхара, загоревшийся от его речей, подумал, что стоит попытать счастья в войне с Шивой ради обретения красавицы Парвати.

И Джаландхара отправил послом на Кайласу демона Раху. Тот явился в обитель Шивы и, пропущенный Нандином, узрел божественного подвижника восседающим на троне, с месяцем во лбу и змеей, обвивающей шею. Сыновья его Сканда и Ганеша натирали золой его чело, и сонмы мрачных и жутких обличьем созданий окружали трон Владыки.

Раху приблизился к нему и молвил: "О Шива, меня послал к тебе Джаландхара, повелитель трех миров. Он хочет, чтобы ты признал его верховную власть над вселенной и изъявил ему свою покорность. Признай его своим властелином и повинуйся отныне его велениям!"

Ничего не ответил Шива на эти слова. Между тем змея, обвивавшая его шею, потревоженная руками его сыновей, усердно растиравших тело Владыки, упала на землю и набросилась на крысу Ганеши. Ухватив ее за хвост, змея стала заглатывать крысу, но павлин Сканды испустил такой пронзительный крик, что испуганная змея отпустила крысу и поползла на свое место на шее у бога. От ядовитого дыхания рассерженной змеи померк свет месяца, и стало совсем темно в сумрачной обители.

Раху, смущенный этим диковинным зрелищем, отступил было от трона Шивы, но оправился и опять обратился к великому богу. "Если ты предался подвижничеству и отринул мирские утехи, - сказал он ему, - зачем тебе власть, зачем тебе семья - жена и дети? Подчинись Джаландхаре и отдай ему все: и жену свою Парвати, и сыновей Сканду и Ганешу, - пусть служат они могущественному сыну Океана".

И опять ничего не ответил Шива. Раздраженный Раху обернулся к стоявшему рядом Нандину и сказал: "Разве прилично обычаю, чтобы государь не удостаивал ответом речи посла?" Но и Нандин ничего не ответил ему. По знаку Шивы он молча вывел Раху вон из обители. Раху вернулся к Джаландхаре и рассказал ему о том, как приняли его в обители великого бога на Кайласе.

Тогда воинственный Джаландхара немедля собрал свои рати и двинул их на Кайласу. Но сначала он предстал перед отцом и поведал ему о своих намерениях. "Не делай этого, сын мой, - сказал ему Океан. - Оставь в покое великого подвижника и наслаждайся властью у себя в царстве". Но Джаландхара не послушал отца. И Вринда сказала ему, уходящему в поход: "Достойно ли владыки вселенной, царя царей, идти войной на нищего отшельника? Я знаю, ты возмечтал о Парвати, но что тебе в ней? Чем она лучше меня? Напрасно поверил ты россказням Нарады, нарочно подстрекавшего тебя к войне. Подави нечестивую страсть и останься со мною". Но и жены не послушался Джаландхара. "Не будет покоя моей душе, пока я не увижу Парвати", - молвил он и поспешил к своему войску.

Но когда Джаландхара поднялся на Кайласу и достиг обители Шивы, она оказалась пустою; великий бог со всеми домочадцами и слугами покинул ее, не дожидаясь прихода асуров. "Куда удалился он, оставив мне свой дом со всем убранством?" - спросил Джаландхара Ушанаса. Сын Бхригу ответил ему: "С женой и сыновьями и со всей своей свитой Шива удалился на высочайшую и недоступную гору к северу от озера Манаса". И Джаландхара, не задерживаясь, повел к той горе свое войско.

Завидев приближающееся войско Джаландхары, Шива повелел Парвати подняться на самую вершину горы, а Нандину он сказал: "Возьми моих воинов и спустись навстречу врагу". И Нандин стал во главе войска Шивы и встретил передовые отряды Джаландхары, уже начавшие подниматься по склону.

У самого подножия горы и на ее склонах закипела жаркая схватка. Демоны Шивы устремились на демонов Джаландхары, осыпая их стрелами, разя копьями, палицами и мечами. Они стали теснить их вниз, но все новые полчища нападающих подходили к горе и упорно карабкались вверх по ее кручам. Долго длилась эта битва, и земля у подножия той горы покрылась телами убитых и окрасилась кровью. Но не смогли воины Джаландхары одолеть защитников горы и отхлынули от нее прочь.

Тогда в бой вступили могущественнейшие из асуров. Дурварана напал на Нандина, Раху сражался со Скандой, Джамбха с Ганешей, Шайлароман с Пушпадантой. Дурварана ранил Нандина в грудь, и предводитель воинства Шивы упал без чувств на своей колеснице. Сканда метал дротики в Раху, но тот искусно уклонялся от смертоносных ударов бога войны. И утомленный Сканда покинул поле боя и поднялся на своем павлине в гору. Пушпаданта палицей сбил с ног Шайларомана, и тогда на него напал Гирикету. Воин Шивы мечом снес с плеч голову Гирикету, но тот продолжал нападать на него, потрясая мечом и щитом. Тогда голова Гирикету вскричала: "Остановись! Не стыдно ли тебе сражаться в таком виде?" И она снова воздвиглась на плечах Гирикету. Пушпаданта срубил ее снова, но она опять приросла к телу, и наконец асур принудил Пушпаданту отступить на гору.

Джамбха осыпал стрелами Ганешу, тот же устремился на врага с боевым топором и пытался поразить его ударами своего хобота. Но Джамбха сам нанес ему удар дротиком в рот, и Ганеша огласил поле боя жалобным воплем: "О мать моя! О мой отец! О брат! О моя любимая крыса!"

Услышав крики сына, Парвати поспешно спустилась с вершины горы и, приблизившись к Шиве, сказала: "Асуры убивают Ганешу, и Сканда, верно, уже пал на поле битвы, а ты спокойно отдыхаешь здесь вдали от боя! Вооружись и поспеши на помощь сыновьям!"

По знаку Шивы слуги привели ему его быка. Он надел доспехи, сел на быка и стал спускаться с горы, сказав на прощание Парвати: "Не тревожься, но будь осторожна на случай, если какой-нибудь злокозненный асур сумеет пробраться сюда".

Громкие клики раздались с обеих сторон на поле брани, когда сражавшиеся завидели Шиву, приближавшегося на белом быке. Нандин, Сканда, Пушпаданта и другие вожди его войска воспряли духом и последовали за ним.

И битва между ратями Шивы и Джаландхары разгорелась с удвоенной силой. Но сам сын Океана не принял еще в ней участия. Воспламененный мыслью о прекрасной Парвати, он призвал к себе одного из асуров и повелел ему стать во главе войска, приняв облик своего повелителя. А сам Джаландхара, приняв образ Шивы, тайно покинул свое войско. В сопровождении одного Дурвараны он миновал незримо защитников горы и стал подниматься на ее вершину.

Тем временем Вишну, отвратившийся от войны и пребывавший мирно в обители Молочного океана, послал Гаруду на поле битвы узнать, победил ли уже Шива Джаландхару. Гаруда быстро полетел туда и, обозрев с высоты толпы сражавшихся, не увидел среди них сына Океана. Тогда он поднялся к самой вершине горы и вдруг узнал его: в облике Шивы Джаландхара приближался к обители Парвати. В клюве у царя птиц был волшебный шар - средство распознания оборотней, который дал ему Вишну; и Гаруда тотчас распознал Джаландхару. Он вернулся к Вишну и поведал ему об увиденном. Вишну подумал: "Не вмешиваясь в ход битвы, я окажу услугу Шиве и Парвати, если отвлеку Джаландхару, прибегнув к его же коварной уловке".

В образе благочестивого брахмана Вишну перенесся в столицу Джаландхары; вместе с ним был змей Шеша, принявший человеческий облик. Вблизи города был обширный лес, под сенью которого в часы досуга отдыхали и развлекались жители столицы Джаландхары. В глубине того леса Вишну воздвиг силою своих чар отшельническую обитель и поселился в ней вместе с Шешей, прислуживавшим ему; и он пожелал, чтобы прекрасная Вринда, супруга Джаландхары, оставленная им дома, вышла в лес и посетила его обитель.

Ночью Вринде приснился страшный сон. Она увидела во сне мертвую голову Джаландхары, отсеченную от тела, с отрезанными ушами и носом и глазами, выклеванными стервятниками. Проснувшись поутру, она, встревоженная, призвала к себе брахманов и рассказала им свой сон. "О царица, - молвили брахманы, - сон твой предвещает недоброе. Дабы отвратить беду, одари брахманов коровами, одеждой и драгоценностями!"

Вринда щедро одарила брахманов, но страшный сон не шел у нее из головы. Чтобы рассеять тревогу, лежавшую у нее на сердце, она взошла на колесницу и вдвоем со своей наперсницей Смарадути отправилась в лес на прогулку.

В лесу веял прохладный ветерок и весело щебетали птицы. Колесница Вринды, запряженная мулами, неспешно катилась среди деревьев, на сердце у царицы стало веселее, и ни она, ни подруга ее не заместили, как колесница сбилась с дороги. Мулы завезли их в глухую часть леса, где под огромными деревьями, не пропускавшими свет солнца, царил полумрак, где не пели птицы, а в густых зарослях слышались зловещие шорохи и рычание хищников.

Между тем как Вринда и Смарадути в растерянности озирались вокруг, не зная, в какую сторону им повернуть колесницу, чтобы выбраться на дорогу, которая вывела бы их из леса, из зарослей вышла страшная косматая людоедка с тремя ногами, пятью руками и львиной пастью. Вринда и Смарадути в ужасе закрыли глаза руками, дрожа, как молодые деревца на ветру, а людоедка бросилась на колесницу и перевернула ее. Царица со служанкой упали на землю; людоедка же сожрала мулов, а потом схватила Вринду своими львиными когтями и сказала: "Супруг твой убит в бою могучим Шивой, защитить тебя некому. Оставайся со мною в лесу и живи по обычаю людоедов!"

Но тут появились Вишну и Шеша в грубой отшельничьей одежде из рогожи, с корзинками для сбора плодов в руках. Обращаясь к людоедке, Вишну гневно вскричал: "Сейчас же отпусти эту красавицу, эту нежную жену, которую ты держишь в когтях! Уж не возомнила ли ты, что каждый, кто встретится тебе в этом лесу, должен стать твоею добычей!" - "Попробуй вырвать ее из когтей моих, если у тебя хватит силы", - ответила ему людоедка. Тогда пламя гнева изверглось из очей Вишну и тотчас обратило страшную демоницу в пепел.

Вринда поклонилась в ноги своему избавителю и сказала: "О благочестивый отшельник, ты спас меня! Кто ты и где твоя обитель?" Мнимый отшельник отвечал ей: "Я - Девашарман, сын Бхарадваджи, великого мудреца. Обитель моя неподалеку отсюда в этом лесу. Пойдем, я провожу тебя туда, чтобы ты могла отдохнуть и оправиться от пережитого страха". И он покинул с Шешей те заросли, где была испепелена людоедка, а Вринда и Смарадути последовали за ним. Когда они достигли обители, расположенной там, где деревья источали мед, струились прозрачные ручьи и пели сладкоголосые птицы, Вишну воссел на блистающий трон, покрытый тигровой шкурой, и облик его чудесным образом изменился. Потрясенная Вринда увидела, что перед нею сидит уже не отшельник, который встретился ей в лесной чаще, а супруг ее Джаландхара в пышном одеянии и со знаками царской власти.

Она склонилась перед ним, восклицая: "О супруг мой! Чем ублажить мне тебя? Что привело тебя в этот лес?" Коварный Вишну в облике Джаландхары ей отвечал: "О царица! Долго длилась моя битва с Шивой, но он одержал победу, срубив мне голову своим оружием. Однако волей судьбы голова моя вновь соединилась с телом, и я поспешил сюда, зная, что ты томишься в разлуке со мною и ждешь с нетерпеньем моего возвращения". Обманутая Вринда крепко обняла того, кого почитала за своего супруга, она жарко целовала и ласкала его, и ее поцелуи показались Вишну слаще поцелуев Лакшми. И много дней провели они вместе в той лесной обители, наслаждаясь любовью и забыв о беге времени.

Но наступил день, когда Вринда, обнимая Вишну, внезапно увидела, что то не супруг ее, а кто-то ей незнакомый. "Кто ты?" - вскричала она в испуге, отшатнувшись от него. И Вишну открылся ей. Он сказал: "Твой супруг отправился в поход, чтобы победить Шиву и похитить его жену. Но знай, что я и Шива - одно*. Шива победил Джаландхару, я же похитил его супругу. Муж твой убит в сражении, и ты можешь оставаться со мною".

*(В позднем индуизме возрастает тенденция отождествления Вишну и Шивы, слияния их образов в один, именуемый часто Харихара (объединение имен соответственно Вишну и Шивы - Хари в Хари).)

"Ты обманул меня, - сказала ему Вринда. - Обманом ты похитил меня у моего законного мужа. Быть может, он и заслужил это, возжелав чужую жену. Но да понесешь и ты кару за свой обман, и да похитят в грядущие времена и у тебя твою супругу!"

Проклятый Вриндой, Вишну исчез, она же, безутешная, покинула обитель и в сопровождении верной Смарадути пошла к лесному озеру, где совершила омовение, дабы очиститься от греховных объятий Вишну. На берегу того озера она и осталась, предаваясь покаянию, отказавшись от пищи и отвратив свои мысли от всего мирского.

Апсары, небесные сестры ее, спустились к ней и звали ее с собою в царство богов, но она отказалась идти с ними и осталась у лесного озера, пока жизнь не покинула ее. Тогда Смарадути собрала хворост в лесу и сложила погребальный костер. И тело добродетельной Вринды сгорело в огне костра, но душа ее обрела вечное спасение*, как и душа преданной ей Смарадути, бросившейся в тот же огонь и сгоревшей вместе со своей госпожой.

*(Вечное спасение ("мокша"), т. е. избавление от перерождений и слияние с Брахманом, Мировой душой (см. № 55).)

С той поры этот лес стал называться Лесом Вринды - Вриндавана*. Через много лет местность эта прославилась тем, что в ней провел свои юные годы великий герой Кришна, укрываясь от своего врага, нечестивого царя Кансы.

*(Вриндавана - название местности близ Матхуры, на левом берегу Джамны, прославленной легендами о юности великого героя Кришны. Значение этого названия толкуется обычно иначе. Его производят от слова "вринда" в значении "хор" и понимают как "Лес хороводов (которые водил с пастушками юный Кришна)", либо Вринда понимается как одно из имен Раджи, одной из пастушек, возлюбленной героя.)

Проклятие же Вринды исполнилось, когда Вишну воплотился в образе праведного царя Рамы: Равана, царь ракшасов, похитил его супругу Ситу, в которой воплотилась Лакшми, богиня счастья.

Когда Джаландхара предстал перед Парвати в образе Шивы, она спросила его удивленно: "Почему твое лицо так печально? Ведь ты возвращаешься с победой; расскажи мне, как разгромил ты войско асуров". Джаландхара, безмолвствуя, скинул плащ с плеча и показал ей головы Сканды и Ганеши, которые он прятал под ним - он создал подобия этих голов вéдомым ему колдовством. Увидев их, Парвати зарыдала, горестно взывая к своим сыновьям. А Дурварана, принявший облик Нандина, сказал ей: "Все вожди нашего войска погибли в сражении с асурами, уцелели только мы двое. Головы твоих сыновей мы нашли на поле битвы". И он взял их из рук мнимого Шивы и положил перед Парвати наземь.

Она припала к ним, жалобно причитая. А Джаландхара в образе Шивы сказал ей: "Не плачь о сыновьях, ведь я остался в живых. Я пришел к тебе после тяжкого боя, чтобы найти утешение в твоих объятиях. Взойдем на супружеское ложе, и пусть любовные ласки помогут нам забыть горе". Парвати отвечала ему, негодуя: "Неприличны твои речи в такое время. Как можешь ты говорить о любви в час, когда надлежит совершить погребальные обряды? Могу ли я сразу утешиться и забыть о гибели своих сыновей?"

Но Джаландхара, воспламененный страстью, упорствовал: "Жена, отказывающая мужу в исполнении его желаний, обречена на муки в глубочайшем из адов Ямы. Я потерял все - сыновей, войско, все свое достояние и власть, - только ты осталась у меня. Но ты отвергаешь меня, - и я удалюсь отсюда в тайную обитель и там избавлюсь от моей тягостной жизни!"


Парвати

И он покинул обитель Парвати вместе с Нандином, но не ушел далеко, чтобы она могла его отыскать. Парвати же, оставшаяся в недоумении и растерянности, направилась со своими подругами и служанками к берегу священной Ганги, чтобы там поразмыслить и успокоить свою душу. Омывшись в водах Ганги, она призвала к себе Джаю, свою подругу, и сказала ей: "Прими мой облик и пойди к нему. Если он заключит тебя в объятия в этот час скорби, значит, это не Шива, но асур, принявший его образ".

Когда Джая в облике Парвати приблизилась к Джаландхаре, он не стал медлить и сразу же заключил ее в свои объятия. Она вернулась от него к своей госпоже и сказала: "Это не Шива, о богиня, это Джаландхара, обернувшийся твоим супругом". Услышав эти слова, супруга Шивы из страха, как бы владыка асуров не нашел ее, скрылась в лотосе, а подруги ее обратились в пчел и порхали вокруг цветка.

Тем временем асур из войска Джаландхары, оставленного им у подножия горы, поднялся на вершину и предстал перед своим повелителем. "Наше войско разгромлено грозным Шивой, владыка, - поведал он Джаландхаре. - А из страны твоей пришла весть, что царица Вринда похищена богом Вишну, принявшим облик отшельника".

"О коварство богов! - вскричал разъяренный Джаландхара, обращаясь к Дурваране. - Каково вероломство Вишну, обманом похитившего мою супругу!" - "Всякий пожинает плоды своих деяний, о царь, - возразил ему Дурварана. - Ведь ты же сам пытался похитить супругу Шивы; так же поступил с тобою Вишну". - "Что же мне делать теперь? - спросил Джаландхара в растерянности. - Поспешить ли мне к войску или вернуться в столицу, чтобы отомстить обманщику Вишну?" - "Вернись к войску, - посоветовал ему Дурварана. - Если ты победишь Шиву, ты обретешь исполнение всех своих желаний, и Вишну не избежит твоей мести". И сын Океана спустился к подножию горы.

Вернувшись на поле боя, Джаландхара увидел, что оно все покрыто мертвыми телами его воинов, усеяно отрубленными головами и руками, залито потоками крови. Он огляделся и увидел мрачного Шиву, восседавшего на белом быке, обвитого страшными змеями и со светлым месяцем на челе. "Почему вы не убили этого жалкого отшельника?" - вскричал в ярости Джаландхара, обращаясь к Раху, Джамбхе и другим уцелевшим вождям войска асуров. "Его нельзя убить, - возразили те угрюмо. - Нам не по силам справиться с этим отшельником, он истребил несметное множество наших воинов".

И тогда сын Океана сам устремился на Шиву, напрягая тетиву своего мощного лука. Тучи стрел Джаландхары, пущенных им во врага, затмили небо; и Шива ответил ему потоком метких стрел, выбивших щит из его руки и пронзивших во многих местах его доспехи. Кровь хлынула потоками из ран Джаландхары; и многих асуров поразили смертоносные стрелы Шивы, а остальные в смятении обратились в бегство. Один Джаландхара не дрогнул, он вскричал, обращаясь к Шиве: "Ты превосходный стрелок, о божественный подвижник! Но погоди, ты еще узнаешь силу моего оружия. Я сражу тебя своими стрелами, если только ты не сбежишь с поля боя". И он осыпал великого бога множеством острых, метко разящих стрел. Слуги Шивы, могучие великаны Вирабхадра и Манибхадра, набросились на Джаландхару, стремясь оградить своего господина от его стрел, и попытались опрокинуть его колесницу; но он нанес Вирабхадре удар кулаком, а Манибхадру в тот же миг ударил ногою; и от тех ударов оба отлетели далеко от его колесницы и распростерлись без чувств на земле. Тогда сын Океана снова стал пускать стрелы в Шиву, а воины его, ободренные его успехом, вновь устремились в битву. И они сошлись на поле с полчищами праматхов, страшных спутников Шивы, и завязалось жестокое побоище.

В единоборство с Джаландхарой вступил Сканда, но Шива, опасаясь за сына, вмешался в их поединок и заступил место шестиликого полководца богов. Джаландхара наложил на тетиву своего лука неотразимую стрелу, подобную жезлу бога смерти, и пустил ее в Шиву; но пламенем, извергнувшимся из его третьего ока, Шива испепелил ее и обрушил на владыку асуров ливень губительных стрел. И Джаландхара пал без чувств на землю, подобный огромному дереву, рухнувшему под ударами молний. И пока он пребывал в беспамятстве, Шива нанес великий урон войску асуров, истребив сотни и тысячи вражеских ратников. Но Джаландхара пришел в себя и опять вступил в бой, воодушевляя своих воинов и нанося удары неприятелю. "Берегись, Шива! - вскричал он. - Я сокрушу тебя и твое войско, и Брахма и Вишну волей или неволей признают мое владычество, и вселенная будет принадлежать мне безраздельно". И под натиском Джаландхары и ободрившихся с его появлением асуров войско праматхов стало отступать к горе.

Тогда Джаландхара силою колдовства создал женщину, подобную обликом Джае, подруге Парвати; и по его воле этот призрак приблизился к Шиве и с плачем обратился к нему: "О Владыка! Асуры похитили супругу твою с вершины горы, и она теперь во власти их повелителя!" Шива взглянул в сторону Джаландхары и увидел на его колеснице подобие Парвати, сотворенное колдовским искусством владыки асуров*. Мнимая Парвати с плачем простирала руки к Шиве, умоляя о спасении, и он, не подозревая обмана, устремился к вражеской колеснице, чтобы отбить у Джаландхары свою жену. Демон Шумбха преградил ему дорогу; Шива метнул в него свой трезубец, но Шумбха уклонился от удара, и потрясенный Шанкара увидел, что оружие его вонзилось в грудь его несчастной супруги.

*(Весь этот эпизод представляет собой прямое заимствование из "Рамаяны", где подобным же образом Индраджит создает призрак Ситы, чтобы представить ее убийство перед глазами Рамы и лишить героя мужества; так же ниже эпизод с головами сыновей Парвати повторяет сцену неудачной попытки Раваны убедить Ситу в гибели Рамы.)

Лишившись чувств от ужаса и горя, великий бог упал на землю, асуры же возликовали и уже готовы были торжествовать победу. Но тогда Брахма поспешно спустился с небес и сказал пришедшему в себя Шиве: "Как же ты, провидец, дал обмануть себя колдуну Джаландхаре? Супруга твоя в безопасности, она надежно укрылась от вражьей силы. То был призрак, который сотворил владыка асуров, чтобы лишить тебя силы и отваги. Восстань и покарай злодея!"

И Шива восстал и продолжил бой с Джаландхарой. А Шумбхе он сказал: "Погоди, нечестивый асур, в грядущие времена ты еще сам падешь от руки моей супруги". На своем белом быке Шива устремился на вражеское войско, рассеял его в мгновение ока, и асуры обратились в беспорядочное бегство. И только Джаландхара остался один на поле битвы. Долго сражались Шива и Джаландхара, осыпая друг друга тучами стрел. Наконец стрелы Шивы разбили колесницу Джаландхары, сразили его колесничего и опрокинули коней. Покинув колесницу, сын Океана ринулся на грозного бога и сбросил его с быка на землю. А белого быка Шивы, ухватив за хвост, он зашвырнул на отдаленную вершину Хималая.

Могучие противники снова сошлись в стремительном поединке, и земля под ними сотрясалась. Шива выбил оружие из рук Джаландхары, но тот продолжал сражаться и, обхватив руками супруга Парвати, пытался задушить его в своих объятиях. Но Шива разжал руки Джаландхары и сказал ему: "Я восхищен твоей отвагой, сын Океана. Какого дара хочешь ты от меня?" - "Не убивай меня, Шива, своей рукою, - сказал Джаландхара. - Избавь меня от позора. Я сам лишу себя жизни".

Он взял из рук бога острый дротик, вонзил его себе в грудь, и в тот же миг Шива, призвав в свою десницу сверкающий диск, который сотворили из своего гнева боги, отсек тем диском голову Джаландхаре. Кровь рекою хлынула из тела сына Океана и разлилась по земле. И семь демониц из свиты Шивы, прозванных Семью Матерями*, пожрали мертвое тело Джаландхары, выпили его кровь и весело заплясали на бранном поле.

*(Семь Матерей - группа существ полубожественного, полудемонического характера, восходящая к чрезвычайно древним образам матриархальной мифологии; соотносятся с главными богами пантеона как "божественные матери", ипостаси богинь, их жен (носят имена: Брахми, Махешвари, Каумари, Вайшнави, Варахи, Индрани, Чамунда), но изображаются обычно как страшные обликом ведьмы, пожирательницы мертвых, духи болезней. Чаще всего ассоциируются с Кали (см. ниже № 71), грозной ипостасью супруги Шивы; иногда включаются в свиту Сканды.)

А Шива, вернув себе белого быка, воззвал к Парвати, своей супруге, и она вышла из лотоса, в котором скрывалась от Джаландхары. И Шива с Парвати и свитой вернулся в свою обитель на горе Кайласа.
перейти в каталог файлов


связь с админом