Главная страница
qrcode

Долгосрочное лесное убежище. Строительство долгосрочного лесного убежища


НазваниеСтроительство долгосрочного лесного убежища
АнкорДолгосрочное лесное убежище.doc
Дата29.11.2017
Размер84 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаДолгосрочное лесное убежище.doc
ТипДокументы
#14100
Каталог

СТРОИТЕЛЬСТВО ДОЛГОСРОЧНОГО ЛЕСНОГО УБЕЖИЩА

Перевела Ирина Вертышева специально для сообщества [Секреты Выживания]


● Дверь...
«В ней нет ни единого гвоздя или шурупа», - хвастался парень на ухоженном дворике. Она состояла из нескольких больших бревен, очевидно, дубовых, судя по их узору, на них на всех были следы ручной обработки. Волнистая поверхность, вероятно сделанная очень острым топором или довольно плоским теслом, была темно-коричневой, как из очень старого дуба, и гладко отполированной в течение веков множеством грязных рук, открывающих и закрывающих ее. Здесь и там, где дубовые доски были слишком тонкими для того, чтобы дальше снимать стружку, виднелись следы ножовки. Электроприводная циркулярная пила оставила бы изогнутые, дугообразные отметины, но те были параллельные и нерегулярные.
«Маховая двуручная пила», - сказал хозяин ухоженного дворика и продолжил свой рассказ о том, откуда произошла фраза «быть под собакой [дословно, означает быть неудачником - прим.]» (я уже знал это, но слушал вежливо).
Каждая доска была зафиксирована одна к другой двумя горизонтальными брусками сверху и снизу. Как хозяин уже совершенно справедливо отметил, не гвоздями или шурупами, а посредством высверливания отверстий в двух элементах и установки скрепляющего колышка, рассеченного на каждом из концов клином из твердой древесины, который затем обрезается и очищается для аккуратного вида.
Два горизонтальных бруска крепления (также отесанные вручную) были надежно соединены с одной стороны способом «ласточкин хвост» с крепким дубовым столбом, который выступал сверху и снизу двери. Эти выступы были закруглены на концах и гладко отполированы в последствие в процессе использования. «Это «умная» часть», - выпалил хозяин, чувствуя, что ожидается сделка, - «эти округлые выступы сидят внутри резных разъемов, сверху и снизу на внутренней стороне дверной коробки, и вот тебе шарнирный механизм. Умно, да? Хотя пришлось их смазывать с такой тяжелой дверью!»


Я был очарован, вся дверь состояла из деревянных компонентов, петли, закладные детали… Все сделано полностью с помощью ручного инструмента. Труднее всего мне было выглядеть равнодушным к этой вещи, но не было никаких вариантов, чтобы я ушел без этой двери. После расставания с целым состоянием, я поплелся домой с моей новой самодельной дверью, дав обещание, что я смогу вернуть грабительскую стоимость, работая очень усердно в течение ближайших нескольких месяцев.
В то же время незаметно для меня этот впечатляющий пример сельского ремесла из ушедшей эпохи стал вдохновителем многих моих бушкрафтерских экспериментов, стал примером того, что может быть достигнуто с открытым сознанием, скромным набором инструментов и сырья и знанием старых технологий. Этот настрой на самодостаточность в сочетании с желанием расширять границы, всегда стремиться к улучшениям во многих отношениях, идеально иллюстрирует мой собственный интерес к бушкрафту и традиционным навыкам.
***


Перенесемся в зиму 2009 года к рассуждениям у костра о необходимости оборудования хранилища с навесом на нашей обучающей площадке в лесной местности. В самом деле, почему бы не сделать это с помощью только натуральных материалов? По ходу дискуссии становится ясно, что мы проектируем не хранилище с навесом (лабаз), а долгосрочное убежище, способное на большее, чем защищать от непогоды круглый год. Своего рода уменьшенный ранний англо-саксонский дом со стенами, соломенной крышей и дверью - какая прекрасная возможность продемонстрировать таланты инструктора и проверить некоторые теории долговечности тщательно сконструированного долгосрочного укрытия!
Но оставаясь верными своим минималистским идеалам, мы должны построить его, используя только натуральные материалы, поставляемые на площадку, и ручные инструменты, принесенные как часть нашего стандартного бушкрафтерского набора.
Идея быстро ворвалась на первое место списка «сделать», и вскоре, слегка морозным весенним утром с переливающимся через края энтузиазмом я снова обнаружил себя в лесу, готовый приступить к работе.
Каждый, кто имеет хоть какие-то знания и практический опыт построения укрытий в лесу, знает, что сборка двери первой - это задом наперед решать задачу. Установка двери в ваше жилье - это отличный способ повышения его эффективности в вопросе сохранения тепла в ненастье.
Разведение огня предполагает создание дымового отверстия, тогда как уменьшение сквозняка резко снижает потребление дров. Имея возможность построить дверь, вы будете чувствовать себя в убежище, как дома, но... с точки зрения выживания, в первую очередь необходимо получить крышу над головой и обеспечить защиту от стихии. Однако, учитывая экспериментальный характер строения и тот факт, что не было никого вокруг, кто отговорил бы меня, я решил потратить свое время на изготовление прочной двери, способной открываться и закрываться и прослужить немало лет.


Это была захватывающая перспектива! Изготовление шарнирной двери абсолютно без каких-либо металлоконструкций или железных креплений - этот зуд я испытывал с тех пор, как хлопал глазами на ухоженном дворе несколько лет назад. Только с минимальным набором инструментов это будет настоящим испытанием.
Фактически единственной уступкой в оборудовании, которое я обычно ношу с собой в моем рюкзаке для длительных поездок (небольшой нож в чехле, складная карманная ножовка, небольшой изогнутый нож, самодельная складная лучковая пила и шведский топор), была обычная ручная дрель для высверливания отверстий. Возможность сверлить отверстия в дереве отбрасывает вашу лесную столярку вперед на несколько столетий, позволяет точно подгонять отверстия для клиньев, воплощать в жизнь любые амбициозные столярные идеи.
Мои предыдущие попытки сверления древесины подручными средствами состояли в прожигании отверстий путем аккуратного манипулирования горячими углями или вращения жесткого деревянного шпинделя до образования обугленной дыры. Использование в качестве наконечника кремня треугольной формы и даже металлического сверла также работало достаточно хорошо, но все эти методы были трудоемкими и утомительными. Поэтому я просто добавил к своим вещам хорошо и честно оправданную (по крайней мере, в моей голове) дрель и приступил к работе.


Серебряная береза недавно упала поперек дороги, в результате чего длинную часть необходимо было распилить, чтобы вновь открыть доступ к лагерю. Ствол был довольно толстым и прямым, поэтому я решил разделить его на несколько досок, которые в будущем образуют основу двери. Но для начала я решил сделать специфические местные инструменты для задания. Толстый длинный орешник был быстро разломан и превращен в набор клиньев для расщепления, а ветка старого ясеня стала молотом, один конец которого был вырезан под рукоять по размеру моей ладони.
С помощью топора и молота расщепляем ствол в центре, далее, используя клин из орешника, ведем трещину к краям вдоль волокон древесины. Береза раскололась пополам, причем аккуратно и равномерно. Аналогично прекрасно (к удивлению) расщепилась каждая из двух половин. Четыре хороших доски из одного бревна - бонус!


Далее мне нужен был столб для навешивания, который в идеале имел бы две растущие из него ветки - для крепления планок. Расширенный проход через лес, в конце концов, открыл мне упавший прямой орешник, имеющий хорошо развитые на солнечной стороне ветки, растущие под углом почти 90 градусов. Таким образом, первым (верхним) бруском двери стала ветка, произраставшая из ствола орешника.
Второй (нижний) брусок будет прикреплен способом «ласточкин хвост». Березовые доски были уплощены и сглажены топором. На втором бруске, прикрепленном к дверному столбу способом «ласточкин хвост» внахлест, я был готов просверлить первое отверстие для стержня. Обе части крепления «ласточкин хвост» были из молодого дерева и легко сверлились. Я вырезал круглый, плотно вставляющийся стержень из старого закаленного ясеня (в теории - когда зеленое дерево высыхает и сжимается вокруг старого сухого стержня, отверстие искажается в овальную форму, сжимая вклинившийся стержень еще крепче).
Прежде чем вбить стержень в обе части соединения, я надрезал его край сверху и сделал пропилы, чтобы вставить колышек (они были сделаны под 90 градусов друг к другу во избежание расщепления стержня). Глубина пропила очень важна, так как он расширяет стержень к краю, позволяет держать клин. Желательно, чтобы клинья были пожестче, чем древесина ясеня.
Наконец, первый стержень был забит и зафиксирован клинышком из дубовой кости в каждом из концов. Твердо, как скала! Воодушевляло то, что столярные изделия из леса выглядели аккуратными, эффективными, обед был спешно съеден на ходу, и каждая доска была зафиксирована двумя крепежными брусками точно так же. Вскоре дверь можно было устанавливать, подняв за угол абсолютно без каких-либо движений в соединениях.
У дверного столба были оставлены выступы шириной с большую ладонь сверху и снизу досок. Оба выступа затем были закруглены и обструганы, как можно глаже, чтобы уменьшить трение, так как дверь поворачивается, открываясь и закрываясь в коробке.
Я точно не знал, как коробка будет встроена в убежище, так что выбрал два крепких, закаленных бревна лещины, чтобы сделать все важные верхние и нижние части (перемычки и балки), зажимающие дверь. Они были сделаны более длинными, чтобы быть встроенными в каркас убежища позднее. Немного щегольской загнутый нож будет использован позднее, и обе перемычки и планки станут гладкими, а выдолбленные гнезда будут готовы принять округлые выступы дверного столба.
С временно установленными частями дверной коробки в местах зажима шарнирных выступов дверь скрипела, открываясь и закрываясь, с характерным звуком для средней часто посещаемой усадьбы. Ища нечто связующее на дно гнезда, я выискивал в ближайших окрестностях кремниевые осколки особой формы. Когда я нашел хороший маленький диск, тот прекрасно вписался в основание гнезда. Теперь, когда выступы держали соответствующие гнезда, и полный вес двери сидел на гладкой кремниевой поверхности, она превосходно двигалась взад и вперед.
Борясь с заходящим солнцем, я яростно вырезал ножом, чтобы вставить приятно изогнутые ручки двери и «большой палец»-защелку до наступления темноты. Используя налобный фонарь в качестве света на импровизированной сцене, я гордо прислонил крепкую дощатую дверь к дереву, чтобы полюбоваться своей работой, наполненной уважением к неизвестному умельцу, который трудился далекими столетия до этого над мой дверью для тренинга. Я думаю, он остался бы доволен, если узнал, что его труд вдохновил меня несколько жизней спустя. Необходимость останавливать работу и спать теперь казалась несправедливой. Я почти не мог дождаться, чтобы начать работу над остальным укрытием, чтобы моя новая дверь нашла применение в жизни.
Образы того, как готовое укрытие может выглядеть, заполняли мою голову: стены из плетеной лещины, крепкие наклонные балки, потемневшие от древесного дыма, держащие густую солому из листьев и папоротника-орляка, комнаты для отдыха и работы, спальня и кухня. Дом для всех погод, сделанный из природных материалов с использованием только инструментов из моего рюкзака и с помощью знаний. Истинная сущность бушкрафта!


● Корпус...
Решение построить хранилище для оборудования на нашей лесистой территории в графстве Уилтшир очень быстро переросло в стремление построить долгосрочное убежище с использованием минимальных средств (в основном того, что мы носили как часть нашего стандартного снаряжения) и применением по максимуму знаний о строительных ресурсах, которые может дать лес.
Правильно установленная дощатая дверь в a-ля причудливый коттедж Хоббита стала первым строительным вызовом, но оказалась превосходным упражнением в том, что может быть достигнуто только с использованием природных материалов и «ноу-хау».
Здание жилища, будь то маленький бивуак для укрытия или роскошный бревенчатый коттедж, всегда требует продуманного плана перед началом работы в том месте, где мы были холодным, зимним утром среди голой поросли лещины и возвышающихся безлистных стволов дуба.
Было амбициозное желание взяться за проект кельтского круглого дома или англо-саксонского длинного дома, но мы остановились на плане небольшого прямоугольного помещения с дверным проемом на одной стороне, достаточно большого для одного гипотетического человека, чтобы жить с комфортом в течение зимних месяцев. Это значило, что будет хватать места, чтобы разместить подъемную кровать, сделать камин и еще останется достаточно места внутри, чтобы работать, готовить, хранить снаряжение в плохую погоду. Крыша будет простой двускатной, продолжаясь вокруг задней части дома по дуге примерно с тем же уклоном (около 50 градусов).
Первоначальный мозговой штурм по планированию высветил некоторые проблемы, которые как правило снижают эффективность и срок эксплуатации укрытия. Мы были полны решимости представить собственные ответы на эти вопросы, но, в конечном итоге, только время покажет, будут ли работать наши усилия.


Во-первых, мы хотели, чтобы дом имел возможность «дышать». Наш план состоял в том, чтобы сделать полностью закрытое убежище, которое было бы способно противостоять непогоде, но, поступая так, мы хорошо понимали, что такая закрытая конструкция будет также удерживать влагу, тем более, когда дом не будет заселен, и, следовательно, не будет постоянного чадящего источника тепла. В холодной, влажной атмосфере внутри нашего приюта каркас будет гнить и рухнет очень быстро.
Даже с нашим гипотетическим жителем, поддерживающим дома костер день и ночь, создавая сухую атмосферу внутри, все равно место, где соломенная крыша соприкасается с землей всегда будет слегка влажной, и если прочность и целостность нашей структуры целиком зависит от стропил (как у многих убежищ), то приходит мысль о том, что продолжительность жизни будет настолько долгой, как у балки орешника, наполовину зарытой в землю, и пока не прогниют листья. Наверное, это не очень долго!


Решение было в нескольких частях. Мы должны были сначала построить крепкую внутреннюю низкую стену из прутьев орешника, переплетенных вокруг нескольких дубовых столбов; на стене будет лежать большинство стропил (поэтому никогда не будут в контакте с влажной почвой). Этот плетеный прямоугольный каркас обеспечит прочную основу для начала строительства, и он должен быть довольно крепким!
Секрет прочности стены в нескольких встроенных столбах - «дубовых костях», расколотых из большого бревна, с помощью небольшого топора, молота и клиньев из орешника, изготовленных на месте. Дубовая кость, пройдя химические изменения при смене сезонов, станет абсолютно жесткой, как скала, и практически не поддающейся гниению в сравнении с другой древесиной в наших лесах. Эти длинные столбы будут заточены и вбиты на несколько футов в землю, чтобы сформировать угловые стойки и пару промежуточных стоек для плетения между ними.
Это казалось замечательной идеей, но в конце очень долгого дня расщепления, вбивания, криков и ругани, мы не хотели думать об этом. После эпопеи с расщеплением костяного дуба мы решили, что все другие столбы, которые надо утопить в землю, должны быть изготовлены из легко доступной и легко обрабатываемой лещины. Подземные части будут подкопчены на огне, прежде всего, для их защиты.


Почти бесконечное количество гибких прутьев орешника были срезаны и переплетены за и перед вертикальными столбами, создавая на удивление крепкую ограду, начинающуюся на одной стороне дверной коробки и, в конечном счете, пройдя весь путь вокруг, встречающую противоположный дверной столб. Ни один из этих прутьев орешника не надо было расщеплять, только вплетать, что было быстрее и легче.
Крепкий прямостоячий несущий столб, держащий главный центральный хребет конька в стороне задней стены убежища, укреплен двумя отстоящими столбами с уклоном и проходящими через плетеные стены. В передней части нашего дома два крепких столба формируют A-каркас с другим наклоном, надежно скрепленные вокруг конька, где они встречаются на вершине.
Перила стены (деревянная платформа, на которой сидят стропила крыши) были прилажены к вершине нашей плетеной стены с помощью нескольких простых, но очень изящных соединений, чтобы свести к минимуму любые движения. Там, где два стропила лежат, пересекаясь друг над другом, они были связаны вместе прутьями орешника. Наши стропила были подобраны таким образом, чтобы иметь Y-вилку, чтобы при толчке сверху вниз зацеплялись за перила стены и держались бы в нужном положении. Для дополнительной устойчивости через каждые несколько футов стропила были продлены вниз и в землю (сначала прокопченные, конечно). Там, где стропила пересекают конек на верхушке, гибкие прутья орешника были переплетены между ними, охватывая их краями с обеих сторон, надежно удерживая в этом положении. Маленький лесной дом начинает обретать форму!


В нашем плане здания была подчеркнута необходимость в компактности и в легком обогреве небольшим открытым огнем внутри. Предыдущие исследования показали, что аналогичные древние жилища часто строились без трубы, позволяя вместо этого центральному огню образовывать «дымный потолок» на уровне головы, который будет медленно проникать через соломенную крышу. Это помогает сохранять стропила и убивать любых насекомых над головой.
Однако они построены, как дом для всей семьи, и, следовательно, были гораздо крупнее с более высокой крышей. Наша скромное лесная стоянка будет больше похожа на раздирающую легкие коптильню, если бы мы последовали тому же принципу, и поэтому мы придумали идею отверстия в стиле «слухового окна» в верхней части крыши на противоположной стороне от господствующих ветров. В нашей конструкции полностью закрытого убежища это отверстие также позволяет проникать свету. Идея объединения окна и дымохода стала ласково называться «вимни» [от «window» и «chimney» - прим.]
Теперь супер наблюдательные читатели среди вас могли заметить некоторую ошибку в преемственности с сезонными фонами в последовательности фото. Как и с большинством интересных проектов, кажется, что их продолжительность и работа попадут в колею, но ее не было вплоть до лета, которым мы смогли закончить следующую часть здания. Более теплая погода может создать ложное чувство безопасности, но заглядывая далеко вперед, думая о зиме, мы решили принять во внимание наше предвидение проблемы с влажностью, убедившись, что солома крыши не доходит до земли, оставляя зазор для вентиляции под свесами крыши. В теории, это должно позволить всему зданию дышать и просыхать после того, как дождь прекратится. Когда мы изначально вынашивали наши строительные планы, мы воображали красивую соломенную крышу, как в мультфильме про Астерикса из Галлии, однако очень быстро поняли, что общий охват нашей крыши потребует слишком много соломенных материалов отличного качества для достижения такого причудливого вида.
Папоротник в изобилии растет в наших лесах и его длинные стебли, казалось, могли бы стать хорошей альтернативой соломе, но для такого пологого уклона крыши нам потребуется соломы на глубину, как минимум фут, возможно, и больше. Использовать только стебли папоротника-орляка - это трудноразрешимая задача. Лень и чувство вины (где будут жить все клещи, если мы полностью вычистим лес от папоротника... наверное, на мне) давило внутри, и мы пришли к выводу, что единственной реальной альтернативой соломы станут собранные листья, ветки, комки мха и кусочки коры.


Обычно при использовании лесной подстилки в качестве соломы для жилища огромный объем материала постепенно складывали около укрытия от уровня земли и вверх. Чтобы сохранить наш вентиляционный зазор между крышей и землей, мы должны были предотвратить соскальзывание со стропил листовой мульчи и беспорядочной смеси материалов. Так родилась «гигантская соломенная скрутка-колбаса».
Большой, длинный сноп ершисто-ветвистой древесины наброшен на конец каждого стропила около фута от земли, образуя непрерывную буферную линию, проходящую вокруг нижней части крыши укрытия и уходящую вверх над крыльцом (да, мы построили крыльцо тоже!). Соломенные материалы будут сидеть над этим буфером, создавая нужную глубину с фут, но еще и оставляя важный вентиляционный зазор. Где требовалось, лежали горизонтальные жерди орешника поперек стропил, чтобы обеспечить прочную базу после хорошего слоя колючей ершистой древесины, закрывая некоторые пробелы и создавая поверхность, хорошо «приклеивающую» (простите за каламбур, но это, скорее, хорошо...) листья мульчирующего слоя.
Гигантские соломенные удерживающие колбасы-скрутки сделали большую работу по удерживанию первого изолирующего слоя листьев там, где мы хотели, и вскоре наша маленькая хижина в лесу начала красиво сливаться с окрестностями.
Просто спускаясь вниз по дорожке, мы удачно нашли огромную полосу высокого, зрелого папоротника. Мы сделали из этого сезонного ресурса хорошее покрытие нашей крыши, оставив остальное клещам. При заготовке папоротника-орляка важно подрезать стебли, а не тянуть их. Для начинающих: корни, как правило, не глубокие и, если растение удаляют с корнями, то не будет папоротника на следующий год. Кроме того, у стеблей острый хребет - мать всем бумажным срезам, если тянуть их вверх. Чтобы собрать хороший букет, надо с помощью длинного острого лезвия ножа осторожно срезать стебель под углом на уровне земли.
Мы обнаружили, что получившиеся длинные заостренные стебли идеальны для протыкания через листовую мульчу и ершистые древесные соломенные слои, лежащими на крыше. Начав с нижней части крыши и двигаясь вверх в сторону гребня, каждый лист накладывался по направлению предыдущего, максимально по дождевым струям, с дополнительным бонусом «закрепления» мульчи и ершистого слоя вместе.


Я всегда сужу о надежности убежища по тому, выдержит ли оно вес взрослого человека, стоящего на крыше. Будучи наверху небольшой папоротниково-соломенной поверхности - это именно то, что убежище должно было удерживать - я радостно отметил, что, несмотря на меня, владельца акций в обоих Ginster [производитель самых продаваемых пирогов и сэндвичей на территории Великобритании. - прим.] и Cadbury [британская компания по производству кондитерских изделий - прим.], крыша сохранилась.
Когда лето сменилось осенью, знакомый ресурс стал доступен вновь. Недавно опавшие листья были добавлены к сейчас уже увядшему папоротнику, придавая убежищу большую защиту от непогоды, а также некоторый сезонный камуфляж.
Подготавливаясь к зиме, я решил добавить некоторую «замазку» на плетеные стены из орешника: что-то подобное я видел в образцах реконструированных англо-саксонских деревнях. Во-первых, я перевернул клочок земли за укрытием, затем добавил воду и старые стебли папоротника, чтобы связать смесь. Одного ингредиента не хватало, но не было лошади и другого способа производить навоз (не один я придумывал альтернативу), так что папоротник мог бы стать заменой. Смешивая несколько ведер известкового раствора и штукатурки, когда мы делали ремонт на старой даче, я узнал, что для консистенции важно, чтобы землистый осадок прилипал к стене. С помощью бушкрафтерского наиболее важного инструмента (моих рук) я хлюпал и разглаживал замазку между плетением орешника, пока весь фасад не был покрыт и все отверстия не были заполнены.
Несмотря на довольно грязную работу я нашел, что это, возможно, наиболее приятная частью всей сборки, наподобие полировки слоем воска мебели ручной работы. Концепция применения такого легко доступного ресурса и его эффективного использования во всепогодной стене укрытия мне очень близка, и я уверен, что это не последний раз, когда я экспериментирую с ним, как со строительным материалом.
Как упоминалось ранее в статье, только время покажет, насколько наши усилия создали устойчивое к атмосферным воздействиям и долговечное жилье. Во время строительства и особенно теперь, когда оно окончено, я навещал лесное жилище. В первую зиму дому пришлось выдержать сильные ветры и длительный период влажной погоды, сопровождающейся снегопадом. Я ожидал, что придется произвести некоторый поспешный ремонт, но к удивлению все части остались нетронутыми и защищенными. Многослойная кровля прекрасно защищает от ливня, в то время как внутри сухо и уютно. Не плохо для необитаемой хижины из веток!
После того, как там три зимы никто не жил, точно так же, как и почти в любом нежилом доме, он нуждался в ремонте. Центральный хребет изогнулся и, в конце концов, сломался под грузом соломы и снега. Если бы дом имел постоянных жителей, эта проблема бы была замечена и устранена. Грязь для замазывания треснула, как только она высохла (что, очевидно, ожидалось, и совершенно нормально), но я жутко наслаждался возможностью еще раз смешать мутное варево и приступить к заделыванию трещин. Конечно, дверь по-прежнему крепка...



● Итак… а что бы я сделал по-другому с высоты прошедших лет?
Для начала я бы доукомплектовал его опоры. Хотя дом был небольшой, но влажная соломенная крыша плюс снег весят чертовски много - даже больше меня! Я, возможно, должен был поискать другие кровельные материалы. Листы березовой коры, покрытые газоном, возможно, подошли бы. Или с инструментами, которые мы имели, с достаточным временем и терпением, мы могли бы покрыть все расколотыми деревянными черепичными элементами. Я бы поэкспериментировал с углублением вниз на несколько футов, чтобы не было таких больших конструкций над землей.
Наша почва высыхает очень хорошо, ведь мы на высоком лесистом холме из кремня и мела, так что с хорошей крышей, сточной канавой и огнем внутри, я не думаю, что влажность будет вопросом. С небольшой по размеру конструкцией, мы могли бы разводить только небольшой костер для обогрева, опасаясь возгорания крыши. Уже после появления дизайна «вимни» я обнаружил, что старые соломенные жилища также позволяют дыму проникать через крышу из соломы, потому что это создает «эффект затухания» - дым под потолком над головой тушит любые искры в сторону сухой, покрытой древесным дегтем соломы. Дымовое отверстие фактически поощряет веселые яркие искры, направленные прямо к труту сухой соломы. Возможно, не лучшая идея, в конце концов! Моя следующая попытка может включать в себя здание из камня и глиняного камина с дымовой трубой...
Первоисточник:

http://joeoleary1.blogspot.co.uk/2013/11/building-long-term-shelter-part-1.html

http://joeoleary1.blogspot.co.uk/2013/11/building-long-term-shelter-part-2.html
перейти в каталог файлов


связь с админом