Главная страница
qrcode

Личность и неврозы. В. М. Бехтерева в. Н. Мясищев личность и неврозы издательство ленинградского университета 1960 Книга


НазваниеВ. М. Бехтерева в. Н. Мясищев личность и неврозы издательство ленинградского университета 1960 Книга
Дата09.08.2019
Размер2,36 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаЛичность и неврозы.doc
ТипКнига
#245287
страница1 из 57
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   57
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМЕНИ В. М. БЕХТЕРЕВА

В. Н. МЯСИЩЕВ

ЛИЧНОСТЬ

И НЕВРОЗЫ

ИЗДАТЕЛЬСТВО

ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1960

Книга посвящена вопросам личности как педагогической и ме­дицинской проблеме. Личность освещается с позиций марксизма-ленинизма, физиологического учения И. П. Павлова и советской материалистической психологии. На основе учения о личности и отношениях человека рассматривается ряд важнейших психолого-педагогических вопросов: о потребностях, способностях и склонно­стях, индивидуальных особенностях, психологических типах.

В центре медицинских работ стоит проблема неврозов, пред­ставляющая социальный, физиологический и психологический инте рес. Рассматриваются также вопросы неврозов и других аномалий детского возраста, дифференциальной диагностики неврозов, их отграничения от сходных состояний, связи неврозов и соматических нарушений, психотерапии, трудовой терапии, профилактического направления в связи с проблемой неврозов.

Книга представляет интерес для психологов, педагогов и врачей (не только невропатологов, но и других специальностей), а также для студентов педагогических и медицинских институтов.

Книга удостоена премии имени В. М. Бехтерева за 1960 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

В настоящей книге объединен ряд наших работ, посвящен­ных проблемам личности, неврозов и некоторых пограничных с ними болезненных состояний. Эти работы были опубликованы и разных изданиях в период с 1935 по 1960 г. и предназначались для психологов, педагогов и врачей-психоневрологов. Вновь написаны лишь первая и последняя статьи в качестве введения и заключения. За рубежом проблема личности освещается, главным образом, с конституционально-биологических, психо­аналитических и индивидуально-психологических позиций. У нас ее научной разработке уделяется совершенно недостаточное внимание, несмотря на то что задачи воспитания нового человека коммунистического общества занимают огромное место в нашей общественной и педагогической практике и литературе.

В нашей медицине проблема личности почти совсем не разра­батывается, даже в психоневрологии, хотя, казалось бы, уже одно требование чуткого врачебного подхода к больному пред­полагает правильное понимание личности человека.

Наши многолетние исследования позволили установить, что важнейшей характеристикой личности является система ее созна­тельных жизненных отношений как в норме, так и в патологии. Эта позиция основана на принципе диалектико-материалистиче-ского единства общественно-исторической и естественноистори­ческой обусловленности личности и коренным образом отли­чается от современных зарубежных реакционных учений о так называемых «межличностных отношениях».

Работы, написанные и доложенные в разное время и адресо­ванные разным читателям и слушателям, неизбежно содержат некоторые повторения, которые не были устранены, чтобы сильно не изменять первоначального текста.

Работы расположены не в хронологическом порядке, а по возможности по связи их содержания.

Мы надеемся, что издание в одной книге ряда наших работ в этой области будет содействовать широкому ознакомлению с ними психологов, врачей и педагогов и развитию дальнейших исследований. Мы будем благодарны за критические замечания читателей, надеясь ими воспользоваться в дальнейшей работе. Выражаем сердечную благодарность за помощь в подготовке книги к изданию Р. А. Зачепицкому.

Автор

ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ О ЗНАЧЕНИИ ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ

Огромные успехи современного естествознания, в первую оче­редь физики, химии и основанной на них техники, создают у не­которых людей впечатление, что достижения естествознания и техники являются единственным показателем и условием обще­ственного прогресса.

При всем огромном значении этих достижений человеческой деятельности мы подчеркиваем опасность недооценки дру­гих сторон человеческой деятельности. Иногда говорят: совре­менные люди несравненно больше знают и умеют, чем их предки, •но стали ли они лучше или счастливее? Это, конечно, зависит от социальной структуры общества, но не непосредственно от со­стояния техники. Нельзя не обратить внимания на то, что огром­ные успехи естествознания, техники и культуры в послереволю­ционной России показали их явную зависимость от социальной системы, которая создана на основе учения марксизма-ленинизма. С социальными условиями связаны возможности человека как преобразователя природы, как создателя всякой, в том числе естественной, науки и техники. Отсюда неизбежно возникает мысль, не нужно ли и не важно ли знать природу самого чело­века, прежде всего человека как деятеля, для его всестороннего усовершенствования?

Наука об обществе не исключает науки о человеке. А. М. Горь­кий говорил о «человековедении», но антропология как буржуаз­ная наука о человеке была у нас подвергнута справедливой критике. Однако проблема изучения человека остается. Она разрабатывается советской антропологией, основанной на науч­ной теории общества, созданной основоположниками марксизма-ленинизма. Неоднократно указывалось, что в настоящее время

участками наиболее активного роста науки являются про­блемы, пограничные между несколькими областями знания. Уче­ние о человеке, или антропология, и является такой наукой, в которой скрещиваются проблемы естественных и обществен­ных наук.

Той частью антропологии, которая изучает человека в наибо­лее характерных для него, отличающих его от животного свой­ствах, является психология, изучающая не только отражатель­ную, но и творчески преобразовательную деятельность человека. Марксистская философия учит, что «сознание... не только отра­жает объективный мир, но и творит его» •.

Одинаково грубой ошибкой с точки зрения марксизма является отрицание сознания, отрицание его познаваемости, отрицание его действенной роли и приписываемая ему роль только эпифеномена. Между тем этих позиций еще придержи­ваются не только многие зарубежные ученые, но и некоторые наши, считающие себя марксистами, но рассматривающие психо­логию как выражение субъективизма и идеализма или, в лучшем случае, полузнания, еще не достигшего уровня научной зрелости. Понятно, что особенно сложные, тонкие, трудно улавливаемые проблемы психики человека достигают зрелости позже других наук. Тем не менее повседневная действительность требует издавна образовательно-воспитательной работы с человеком.

Социальные науки и общественные требования ставят перед нами задачи воспитания, но обоснование методов решения этих задач остается еще недостаточным. Физиология объясняет--моз­говые процессы, лежащие в основе поведения и деятельности человека, но как формируется каждый человек прежде всего как личность, каково существо личности и законы ее развития, об этом, конечно, не говорят ни социальные науки, ни физиоло­гия. Это является предметом психологии. Опираясь на ее дан­ные, педагогика разрабатывает вопросы об общих, типичных, и индивидуальных приемах воспитания и образовательной работы.

Психология основывается на социальных и биологических науках, но не сводится к ним. Всякая попытка ограничить ее одной только социальной или биологической областью является метафизической ошибкой. Объектом ее является своеобразный синтез обеих указанных групп дисциплин. Этот синтез представ­лен не формальнологическим исключением или социального, или биологического, но диалектическим единством того и дру­гого. Едва ли есть необходимость ставить вопрос, существует лц психология, если существуют своеобразные категории психиче­ских фактов.

Современная советская, иначе научная, психология, опираясь на марксистско-ленинское учение, сформулировала свои прин­ципиальные и методические позиции. Однако она страдает еще

1 В. И. Ленин Соч., т. 38, стр. 204.

недоразвитием, и существенным пробелом ее является то, что психика рассматривается преимущественно как процессы, но носитель их — личность — изучается недостаточно. Деятельность исследуется в отрыве от деятеля. Объект — процессы психиче-( кой деятельности — изучается без субъекта — личности. Хотя I» ряде работ справедливо указывается на единство личности и деятельности, но реализация этого положения еще не удовле­творяет требованиям науки и практики.

Огромная зарубежная буржуазная литература вопроса столь же велика, сколь ошибочна ее теоретическая и методоло­гическая база. Наша литература в этом вопросе, ориентируясь на марксистские позиции, еще крайне бедна. Причина этого контраста ясна. В учении о личности заинтересованность господ­ствующей политической верхушки капиталистического общества очень велика, и здесь искажающее влияние тенденциозного осве­щения всех вопросов сказывается с величайшей силой. Наша психология выросла'в борьбе материализма против идеализма. Преодолевая лженаучные буржуазные учения, она освещала прежде всего вопросы более простые, легче доказуемые и более доступные для позитивного, материалистического, физиологиче­ского объяснения. Наиболее ярко это выразилось в объективной психологии, потом рефлексологии В. М. Бехтерева. Под его влия­ние в значительной мере попал К. Н. Корнилов, который, кон­струируя реактологию, пытался сочетать классический метод экспериментальной психологии с учением о рефлексах. При объективном и материалистическом характере этого направле­ния существенным дефектом его явилось сведение сложного к простому.

Дальнейшие усилия материалистической психологии были направлены на то, чтобы, объективно изучая личность, раскрыть процесс развития человека как возникновение новообразований в его сложной, высшей нервной, иначе психической, деятельности (Л. С. Выготский).

В этих поисках изучение процессуальной стороны психиче­ской деятельности обогнало изучение личности, но возникла до сих пор не преодоленная трудность: изучалась конкретная дея­тельность абстрактной личности. Это расхождение можно объяс­нить со значительной долей вероятности. Сложность изучаемого процесса и его объем мы можем регулировать. Мы можем созда­вать процессы, ставя разные задачи перед личностью, процесс и значительной мере определяется нами. Но, личность мы не можем как-то искусственно ограничить. Во всей ее сложности и многообразии, в целом она выявляется во всякой деятельности, определяясь в каждой реакции всей независящей от нас и часто недоступной нам историей ее прошлого. Изучая процесс деятель­ности, мы регистрируем факты, правильное объяснение которых фебует знания личности как сложного принципиального образо-иаиия, как интегрального результата истории всех прошлых про-

net гон, пмлпнпдуалыюго опыта. Поэтому знание процессов без пинии личности представляет в известной мере самообман.

Признавая сложность исследования личности, мы вынуждены, нес же работать над тем, чтобы преодолеть безличное, хотя и. объективное, изучение процессов деятельности и поведения чело-, века, опираясь на предварительное определение самого понятия, личности. Это мы делали в ряде работ, часть которых здесь. публикуется.2 Мы указываем на необходимость конкретно-психо­логического рассмотрения личности, опираясь на положения марксизма о сущности человека как совокупности общественных отношений, о единстве объекта и субъекта, о конкретно-истори­ческом изучении личности в процессе и в результате ее развития в условиях определенного общества.

Личность представляет сложное целое, но функциональная психология разлагала психическое целое на части, на психиче­ские функции. Процессы психической деятельности, изучением которых у нас заменили психические функции, представляют разные по характеру функциональные психические структуры, при анализе распадающиеся на безличные элементы.

Изучение сложного целого по частям неизбежно, но оказы­вается продуктивным при условии, что его элементы одновре­менно выражают это целое. Элементом, соответствующим этому требованию, является понятие отношения личности, или психи­ческого отношения человека. Этим понятием пользовались наши учителя — В. М. Бехтерев и А. Ф. Лазурский. Оно имеет известное распространение за рубежом, хотя там освещается с чуждых нам позиций. В связи с этим ряд наших работ посвя­щен понятию отношения человека,3 а также связи понятий пси­хические функции и отношения.4

Рассматривая понятие отношений человека с позиций физио­логии высшей нервной деятельности,5 мы сделали попытку осве­тить его на основе взглядов основоположников марксизма-ленинизма.6 В связи с этим мы рассмотрели в плане личности и ее отношений ряд психологических проблем. Сюда относятся проблемы индивидуально-психологических особенностей харак-

2 См. «Проблема личности и советская психология». Проблемы личности мы также касаемся в совместной с А. Г. Ковалевым работе «Психические особенности человека», Изд. ЛГУ, т. I, 1957, т. II, 1960. См. также наш доклад по проблеме личности в Трудах конференции по проблеме личности, а также посвященные этому вопросу доклады В. Н. Колбановского, А. Н. Веденова, К- Н. Корнилова и др. *(М., Изд. АПН РСФСР, 1958).

3 См. «Проблема отношений человека и ее место в психологии». Здесь и в дальнейшем приводятся названия статей настоящего сборника.

4 См. «Психические функции и отношения»; «Психология отношений и физиология мозга».

5 См. «Проблемы психологии человека в свете учения И. П. Павлова об отношении организма в среде».

6 См. «Проблемы психологии в свете взглядов классиков марксизма-ленинизма на отношения человека».

H'p.i и психологического типа, способностей и проблемы потреб­ностей и склонностей.

Значение личности велико не только в теории, но и на прак-1Пко. Практическое взаимодействие с людьми требует умения считаться с личностью другого человека и умения учитывать ее особенности.7

Необходимо бороться с обезличкой в подходе к человеку и имеете с тем с гипертрофированным признанием и переоценкой роли отдельной личности.

Специальное внимание нами уделяется проблеме личности и связи с задачами медицинской теории и практики и, главным образом, в связи с проблемой изучения, лечения и предупрежде­ния неврозов. Это обусловлено тем, что при неврозах в наиболь­шей полноте личность взрослого человека может стать доступной "ошанию другого человека. От врача нет тайн, а, следовательно, он по сравнению с представителями других профессий обладает нозможностью более глубокого познания личности, ее мотивов и переживаний. Вместе с тем существенные материалы для изу­чения организма и психики доставляет сравнительное исследова­ние нормы и патологии. Данные патологии личности, освещаясь учением о нормальной личности, вместе с тем содействуют уяснению ряда вопросов нормальной психологии, особенно при неврозах, где черты личности скорее заострены, чем извращены или разрушены болезнью, как в психозе.

В. М. Бехтерев полагал, что психозы представляют болезни личности. Рибо утверждал это в отношении неврозов. Современ­ная психиатрия, включая учение о неврозах, нуждается в серьез­ной работе над своими теоретическими основами. Если освеще­ние ее проблем с биологической, физиологической, биохимиче­ской, патофизиологической сторон стоит на твердом основании, то в области именно психопатологической, в области проблем соотношения мозга и психики, в области изучения роли личности в возникновении, течении и исходе болезненного состояния есть еще большие и неразработанные вопросы.

Если начало 50-х годов XX в. характеризовалось подъемом теории нервизма, то сейчас в этом вопросе мы видим неоправ­данное сутью дела охлаждение. Это охлаждение однако не слу­чайно. Оно вытекает из того, что пропаганда принципов нер­визма отставала от конкретных знаний в этом вопросе, а также из того, что к многообразию сложнейших соотношений нервного и соматического применялись слишком общие, простые и до­вольно однообразные толкования, и эта стереотипная комбина­ция нескольких понятий была явно недостаточна для понимания

7 «Проблема отношений в психологии индивидуальных различий»; «Про­блема психологического типа в свете учения И. П. Павлова»; «О потребностях как отношениях человека». См. также нашу совместно с А. Г. Ковалевым ра­боту «Психические особенности человека», т. I. Характер, 1957, т. II. Способ­ности, 1960. Л., Изд. ЛГУ.

гло/isiioii иерархии механизмов невро-психической и невро-сома-шчгемж динамики у человека. Здесь очень остро ощущалась и ощущается необходимость творческого развития физиологии высшей нервной деятельности человека. В области психиатрии наряду с той*же проблемой нервно-мозгового и соматического особенно ясно выступала проблема психического и мозгового. Последовательный нервизм в применении к человеку основы­вается на синтезе наших сведений о деятельности психики, мозга и организма. В сущности здесь не три компонента, а два — пси­хика и организм, так как мозг представляет часть организма. Но психика, как функция мозга, т. е. функция части организма, является той стороной, через которую осуществляется все много­образие влияний на- организм внешнего ,мира, и прежде всего социальной действительности.

Влияние внешнего мира — индивидуально-социальный опыт — формирует сложные динамические, системные функцио­нальные образования мозга, которые у человека в их социально-психологической стороне объемлются понятием личности.

Если понятие личности в психологии недостаточно развито, то ясно, что в медицине соматической оно отсутствует. Однако, отнюдь не случайно, что в одной из крупных попыток клинико-теоретического синтеза в книге «Общая и частная патология личности» известного интерниста Крауза 8 мы встречаемся с уже ясным сознанием роли понятия личности для внутренней меди­цины, хотя рассмотрение им вопроса имеет энциклопедически-эклектический характер. Развитое за рубежом, но ориентирую­щееся на психоанализ психосоматическое направление не имеет научной основы и, хотя имеет огромный материал наблюдений, но факты здесь так перемешиваются с психоаналитическим тол­кованием, что из этого трудно вылущить убедительные научно положительные данные. Как известно, в медицине с древних веков боролись два направления — «соматиков», представляв­ших материалистически-механическое течение, и «психиков», представлявших направление идеалистическое. Психосоматиче­ское течение представляет современных «психиков». Современ­ными «соматиками» являются те представители медицины, кото­рые удовлетворяются сравнительно элементарными данными физиологии и игнорируют роль сложных нервных (психических) образований и процессов в жизни человека.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   57

перейти в каталог файлов


связь с админом