Главная страница

Валерий Олегович Мисилюк - Рассказы о врачах. Валерий Олегович Мисилюк Он в операционной


Скачать 287,5 Kb.
НазваниеВалерий Олегович Мисилюк Он в операционной
АнкорВалерий Олегович Мисилюк - Рассказы о врачах.doc
Дата22.10.2017
Размер287,5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаВалерий Олегович Мисилюк - Рассказы о врачах.doc
ТипДокументы
#5874
страница1 из 9
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Валерий Олегович Мисилюк


"Он в операционной"


("Рассказы о врачах")

Серёга Петров и Андрюха Сидоров вдумчиво пили пиво. Они уже давно дружили
своими холостяцкими домами. Врач и следователь.
- Ты представляешь, какая ерунда получается! - С изумлением и тоской в
голосе говорил Петров. - Мы уже десять лет приучаем наших медсестер и
санитарок к одной простой мысли. Если кто-то звонит к нам в травматологическое
отделение, особенно вечером или ночью, и женским голосом спрашивает доктора,
то, если врача нет - ответ должен быть один:
- Он в операционной! Даже если он не дежурит. Даже если его вообще в
городе нет! Не бегать, выясняя, где доктор? А чётко и ясно, как солдат
параграф устава, отвечать - он в операционной! Всего то три слова! Не трудно
запомнить. - Сидоров смаковал пиво и внимательно слушал. Его тоже эти тезисы
брали за живое. Серёга продолжил мысль:
- Это положительно скажется на семейном климате! Жена, или там любовница,
будет знать, что её мужчина трудится в поте лица, спасая жизнь больного, и всё
у них будет хорошо и прекрасно! Никаких волнений, ревности и прочих стрессов.
Одни сплошные горячие обеды! И это не обман какой-нибудь, а просто
психотерапия такая! Я вчера, представляешь, честно дежурил. Но в графике меня
не было, с товарищем поменялся. И медсестру как раз угораздило новенькую на
моё дежурство случиться! И для полного комплекта несчастий дежурный хирург
выпил чуть, и устал. Заснул. А его напарник меня на аппендицит сфаловал.
Ассистировать. А я тут недавно с Олей познакомился. Уже месяц у неё жил. Даже
понравилось. Готовит она здорово и вообще... Знаешь её? - Петров косо
посмотрел на Андрюху, а тот простодушно заявил:
- Кто ж Ольгу не знает! Ураган баба! - Петров огорченно крякнул, и
продолжил.
- Вот звонит этот ураган в одиннадцать вечера в отделение, весь в любовных
чувствах. Захотелось ей узнать, что мне на завтрак больше всего хочется? А эта
мымра бестолковая, медсестра, смотрит в график, и заявляет:
- Петров сегодня не дежурит! - Собака! Она на смену пришла, когда я уже с
хирургом ковырялся. Ольга ноги в руки, и в больницу, у неё подруга у нас
работает. Сунулись они в травматологическую операционную, а там темнота!
Только мыши шуршат! И самое главное, мне медсестра про их визит сказать
забыла! Склеромаразматичка! Представляешь, что утром было?
- Догадываюсь. С тех пор ты опять дома?
- Точно. И пожрать никто не приготовит! Приходится всухомятку питаться. И
ведь дежурил я! И был в операционной! Но не верит! Анамнез у меня отягощенный!
Два развода.

Ну, что ты на это скажешь?
- А что говорить? В милиции с психотерапией строго. У нас, правда,
начальство это дело корпоративной солидарностью зовёт! И у нас тоже три слова
запомнить надо. - Подтвердил Андрюха. - Мы всегда дежурному сообщаем, где нас
вечером искать. И если баба какая звонит, а меня нет на месте, дежурный чётко
отвечает: Сидоров в засаде! А уж потом мне перезванивает. И я, в зависимости
от того, кто звонит - либо к ней, либо налево. Но никогда не обманываю! Иду, и
засаживаю!

* * *


Ветеринарная гинекология


("Рассказы о врачах")

Гинеколог наш, Паша Гридин - большой брехун! Как начнет, только уши
затыкай. Мы как раз с ним на охоту собирались. Вернее собирался я, искал хоть
пару патронов, а он стоял в коридоре, ждал. Дубленка ладная нараспашку,
ботиночки начищены, шарф, шапка ондатровая. Вроде и не на охоту, а к девкам
идем. Однако ружье на плече, и гончая его русская, Тюльпан, во дворе скулит.
Своего хозяина - татарина зовет.
А тот при моей жене заливает:
- Вот добуду сейчас лисовина, и твоей жене подарю! - Происходит это 23
февраля, так что на наши веселые сборы жена смотрит сквозь пальцы. И даже
выставляет господам офицерам бутылку шампанского! Шампанское мы забираем, -
пить по дороге. Я тоже не хочу ударить лицом в грязь в этом гусарском
поединке:
- А если я добуду лису, то твоей жене, Пашка, подарю!
- У меня же нет жены!
- Ну, будет.
- Тьфу-тьфу, не дай Бог!
Идем по дороге, пьем из горлышка холодное шампанское. Слушаем песню
Тюльпана, - лису погнал. Дорога ведет к ближайшей деревне через небольшой
лесок. В этой деревне Паше нужно посмотреть бабку. Она позвонила, не подумав,
в праздник, в больницу. Гинеколог ей, видите ли, нужен! И именно Гридин! Паша
отказать не мог, но одному ему, хитрому татарину, идти лень. Вот он и придумал
весь этот цирк с охотой. Однако, если мы не охотимся, а пьем шампанское, то
Тюльпан работает на полном серьёзе. И вскоре выгоняет на нас небольшую лису! Я
как раз к бутылке приложился, а Паша среагировал, - выстрел, и рыжая лиска с
белым ошейником, забилась прямо на дороге. Гридин подбежал, радостный, не
ожидал удачи. Но я его отрезвил:
- Это, - говорю, - моей жене! - Немая сцена! Но он слово свое гусарское
держит, и я забираю лису в свой рюкзак. Паша отвернулся, чтобы запить
шампанским горькую мужскую слезу (от жадности). А неутомимый Тюля, как в кино,
опять на нас какую-то мелкую лисишку выгоняет. Тут уж я не подкачал, благо,
руки от бутылки свободные были.
- Ура! - Кричит Гридин. - Это - моей жене! (Забыл от счастья, что не
женат).
- Да, - говорю, - повезло нам сегодня! Может, не пойдем к бабке в деревню,
это ж еще четыре километра переть с полными рюкзаками!(Это я его на врачебную
совесть проверяю!). Но Паша своему татарскому Гиппократу клятву дал:
- Не могу женщине отказать, особенно старушке! Такие вот врачи бывают, а с
виду не скажешь!
Приходим, взмокшие. Ожидаем увидеть бабульку с каким-нибудь маточным
кровотечением. Её еще надо будет придумывать, как в больницу доставить. Шофера
то на "Скорой" в честь праздника пьяны в стельку! Да и то сказать, участковая
больничка, какой спрос?
Но Пашина бабка сидит во дворе на табуреточке, и вид имеет вполне румяный.
В руках у нее скалка, а у ног что-то меховое.
- Павел Батькович! (Даже я Пашино отчество произносить не научился!) Я же
с утра вам звонила, а там ничего не поняли! Я ж с рассвета его, собаку лесную,
стерегу!
И тут мы видим, что растянувшийся у бабкиных ног, огромный лис, (просто
огромный, я таких сроду не видел), поднимает голову и открывает мутные глаза!
Бабулька бьет его скалкой по башке, вводит в рауш-наркоз, и продолжает:
- Он в хорий капкан попал одним пальчиком! Я думала, хорь у меня кур
ворует. А это вон кто. Я его утром первый раз пристукнула. Ровно на полчаса
хватает. А сейчас смеркается уже! Забирайте его, доктор, я ж знаю, какой Вы
охотник знатный! Да пошли за стол, уж накрыто. Праздник же у вас!
Не мог я удержаться, чтоб не спросить:
- А этот, Паша, чьей жене?


* * *


Волшебная сила оргазма


("Рассказы о врачах")

Ромка Пряхин у нас вечно замороченный был. Всю учебу в медицинском он
где-то работал ночами. То санитаром в морге, то медбратом в каком-нибудь
отделении, то фельдшером на "Скорой". Все старался побольше практических
знаний ухватить.
А на лекциях потом спит, храпит даже. Очень много конфузов у него на эту
тему случалось. Например: любил у нас профессор по физиологии поднимать
невнимательных студентов. И заставлял повторять последнюю, произнесенную им
фразу. По его мнению, это дисциплинировало студентов, а его прерванные мысли
вновь собирались в кучу. Вот чешет он нам что-то про кроликов, а Ромка в
наглую на втором ряду сидя спит, уронив голову на скрещенные руки, и
всхрапывает. Даже слюни пустил из угла рта.
- Пряхин, встань! - Ромка вскочил с выпученными глазами, ничего понять не
может. Видно, сон ему эротический приснился.
- Повтори, пожалуйста, что я только что произнес?
- Ромка молчит. Я рядом, шепчу:
- Каждый половозрелый кролик...
- Ромка молчит. Шепчет весь ряд:
- Каждый половозрелый кролик...
- Опять тишина.
- Уже вся аудитория ему громким шепотом:
- Каждый половозрелый кролик...
Профессор нервничает, его это раздражает.
Вдруг в образовавшейся тишине Ромка неуверенно произносит:
- Каждый половозрелый кролик?...
Но профессор уже в гневе:
- Что каждый половозрелый кролик? - кричит он.
Пряхин проснулся окончательно, понял, что экзамен ему с первого раза не
сдать, и уже спокойно отвечает:
- А что кролик? Каждый половозрелый кролик хочет бабу! - Вот такой
сексуальный юморист у нас Ромка.
Мы перед вторым курсом поехали на месяц на картошку. В совхоз, карельского
названия которого я не помню, но раньше по-русски он назывался Хрущевка. В
честь Хрущева. Это была самая занюханая и отдаленная деревня. Пряхин отоспался
за неделю от своих бесконечных дежурств ...
И вдруг захотелось ему того же, что и его знаменитому на весь курс
половозрелому кролику.
То есть любви. Он ведь романтик. А объекта подходящего рядом нет. Из
местного населения там только бригадир, невысокий, косоглазый мужичек, лет
пятидесяти. Он не ходил, а почти бегал, низко пригибаясь к земле, будто нюхал
что-то. Вторым бригадиром была его жена, а еще была у них дочка. Расскажу
сначала о жене, потому что мы, все семнадцать мужиков (восемнадцатым был
Пряхин) пользовались исключительно ее секс - услугами. Тетка была довольно
симпатичная, лет сорока, небольшого роста, крепкая. Но главное - глаза!
Страшно блудливые! Ленька Миронов, большой спец в этом деле, увидев ее глаза,
тут же прокомментировал:
- Хоть счас стели! - И ушел на разведку боем. Муж ее вечно ездил закрывать
наряды на центральную усадьбу. Возвращался поздно, пьяный. Так что доступ к
телу был свободный.
Ленька вернулся через три часа счастливый, пьяный. В одной руке нес
сковородку с жареной ряпушкой, в другой - полстакана водки. Не забывал о
коллегах. Он то и предложил, во избежание сперматоксикоза и пьяных разборок,
установить график посещений. Мы его совместно начертили, вывесили на стену и
строго соблюдали. Доценту, руководителю группы, сказали, что это график уборки
помещения. Он спросил:
- А почему Пряхин не участвует?
- А Ромка у нас романтик, он любви хочет.
И Рома выбрал дочку. Надо отдать должное его мужеству, так как это
двадцатипятилетнее дитя картофельных полей весило около ста двадцати
килограммов. Но при этом обладало удивительной, звериной какой-то, грацией.
Звалось дитя Марией. И как ее тезка, тоже оказалось девой. О чем Маша, как
старший товарищ, предупредила в первый же вечер:
- Я еще девушка, так что без глупостев, до свадьбы никому не дам, даже не
надейтесь!
Но романтик - это не клинический идиот. Пряхин жениться на Марии не
собирался. Он хотел любви, то есть постели. Или применительно к данной
конкретной местности - сеновала.
Услышав:
- До свадьбы не дам! - он выругался на свой манер, считая это проявлением
своей "врачебности" -
- Вот мандибуля! - Это по латыни так нижняя челюсть называется, но Мария
услышала и обиделась.
- Да что ты, Маша, это же комплимент, это по латыни - фиалка полевая. -
Ворковал Ромка, терпеливо, каждый вечер, выгуливая Машу вокруг вожделенного
сеновала. Если врач хочет выругаться, продолжал он, то говорит:
- Сулькус тендинис мускулис флексорис халлюцис лёнги! - Правда, грозно
звучит?
Так называется одна маленькая бороздка на стопе - бороздка сухожилия мышцы
длинного сгибателя большого пальца. Но Марию латынь завораживала, и Ромка
терпеливо раздражал эту ее эрогенную зону.
- А что, Маша, - спрашивал он, - слышали ли Вы выступление итальянской
певицы Риммы Пуденди? (рима пуденди - половая щель по латыни).
- Нет, - отвечала Мария, - а что, классно поет?
- Я думаю, Вы еще ее пение услышите!
Маша млела, однако не давала притронуться даже к своей могучей груди. Тут
еще папаша ее косоглазый стал под ногами путаться. Что-то заподозрил,
наверное.
Рома пытался с ним вежливые разговоры заводить, да как-то кисло
получалось.
Видит, тот в выходной возится во дворе, вежливо его спрашивает:
- Это Вы глину мешаете?
- Нет, - строго отвечает папаня, - я ее палкой размешиваю!
- Или в другой раз:
- Это Вы баньку топите?
- Нет, я ее дровами растапливаю!
В общем, ни с папой, ни с дочкой - никакого взаимопонимания. А к маме
Пряхин не идет принципиально, неинтересно это ему. Да и не включен он в
график.
Уже прошло больше полмесяца, и Роман решил перейти в решительное
наступление. Он очень просил нас помочь ему. Отчего ж не помочь.
И началось:
- Маш, ты знаешь, что такое оргазм?
- Не-а!
- Это вершина женского блаженства! - Начинает Пряхин.
А мы, при каждом удобном случае продолжаем Ромкину тему. Грузим на трактор
мешки с картошкой. Маша вместо бати, ходит рядом, считает.
- Оргазм, Мария, - это одновременное ритмичное сокращение мышц половых
органов, возникающее в момент оттока от них крови, прилившей туда в результате
стимуляции эрогенных зон!
- Оргазм, Машенька, сопровождается ощущениями сладострастия и
возникновением чувства удовлетворенности.
- В столовой Леня ей:
- А ты знаешь, Маня, какой замечательный оргазм бывает при возбуждении
клитора языком? Называется клиторальный оргазм!
- Еще, Манюня, есть вагинальный оргазм! И даже множественный оргазм! Волны
удовольствия накатывают на тебя, каждая ярче предыдущей!
- Ученые описывают у женщин, Мария, даже внегенитальный оргазм!
- Богохульник Петька добавляет:
- Еще, Маня, бывает религиозный оргазм! Это, когда женщина в экстазе
кричит:
- О, Боже!
- А когда слышишь:
- О, да! Да! Да! - Это называется позитивный оргазм.
- А когда стонет:
- О, Рома! Рома! - Это фальшивый оргазм.
Но девку не пронять.
Все. Отвальная. Картошку убрали. Все напились, Ромка больше всех!
Столько трудов целого коллектива - и в результате целый месяц воздержания.
Пошел Пряхин в кустики поблевать. Только завершил промывание желудка -
железная рука схватила его за шиворот и поволокла к сеновалу.
- Не знаю, что еще за одазма такая у вас, но если я ее не получу -
придушу! - Страстно прохрипела Мария.
Утром вернулся Рома. Несколько, правда, озадаченный, но живой.
Видно, получила Машка от него свою "одазму"!
А может, спела ей напоследок, итальянская певица Римма Пуденди.


* * *


Главный гинеколог Северного флота


("Рассказы о врачах")

Семен поступил на медицинский факультет после армии. Вернее, после флота.
Северного. Высокий, мощный, загорелый до черноты. Это ж понимать надо, его
северный корабль на Кубе базировался.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

перейти в каталог файлов
связь с админом