Главная страница

Бойер Р.О., Морейс Г.М. - Нерасказанная история рабочего движения в США - 1957.djvu ГЕГЕЛЬ И ТЕОРИЯ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИК. ГЕГЕЛЬ И ТЕОРИЯ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ - Митин 1932 г. Всесоюзное общество воинствующих материалистов-диалектиков м. Митин гегель и теория материалистической диалектики


НазваниеВсесоюзное общество воинствующих материалистов-диалектиков м. Митин гегель и теория материалистической диалектики
АнкорБойер Р.О., Морейс Г.М. - Нерасказанная история рабочего движения в США - 1957.djvu ГЕГЕЛЬ И ТЕОРИЯ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИК
Дата25.02.2018
Размер288 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаГЕГЕЛЬ И ТЕОРИЯ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ - Митин 1932 г.doc
ТипДокументы
#33380
страница1 из 6
Каталог
  1   2   3   4   5   6

Пролетарии всех стран, соединяйтесь

ВСЕСОЮЗНОЕ ОБЩЕСТВО ВОИНСТВУЮЩИХ МАТЕРИАЛИСТОВ-ДИАЛЕКТИКОВ

М. МИТИН                 

ГЕГЕЛЬ И ТЕОРИЯ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ

(К 100-ЛЕТНЕЙ ГОДОВЩИНЕ СМЕРТИ ГЕГЕЛЯ)

ПАРТИЙНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО « МОСКВА 1932

Копия книги любезно предоставлена ресурсом: http://anime-kpi.net/mirror/shounen.ru/oldbooks/XX-25-39.html

Вычитка OCR выполнена Шиловым А.Н., блог: https://www.opentown.org/users/?id_user=24483&sel=1

Условия распространения: только бесплатно. Размещение на интернет-ресурсах с обязательной ссылкой на владельца, выполнившего работу по сканированию: http://anime-kpi.net/mirror/shounen.ru/oldbooks/XX-25-39.html

СОДЕРЖАНИЕ

Кризис буржуазной науки и философии и современное неогегельянство ............................. 3

Фашизм и социал-фашизм на втором гегелевском конгрессе.....20

Идеалистическая сущность философии Гегеля и противоречие между системой и методом.................... 26

Материалистическая диалектика Маркса, Энгельса, Ленина......41

Изучать Гегеля, следуя указаниям Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина 50

Сдано в производство 16/III—32

Подписано к печати 20/IV—32 г.

Редактор Е. Ковалев.

Техн. редактор А. Л а в р о в.

Уполн. Главл. Б-18678. Партиздат № 193

Тираж 25000. Формат бум. 82×111 см,

42000 зн. в п. л. 3½ п. л.

Тип.изд-ва «Дер Эмес», Москва, Покровка, 9.

КРИЗИС БУРЖУАЗНОЙ НАУКИ И ФИЛОСОФИИ

И СОВРЕМЕННОЕ

НЕОГЕГЕЛЬЯНСТВО.

На основе глубочайшего кризиса, переживаемого всей капиталистической системой, мы имеем за последний период времени и крайнее обострение кризиса буржуазной науки и философии, кризиса, который был проанализирован Лениным еще в 1908 г. Обострение классовой борьбы между двумя основными классами современности, между двумя социально-экономическими системами — капиталистической и социалистической — получает свое идеологическое выражение в виде крайнего обострения классовой борьбы в науке. В своей статье «Три источника и три составные части марксизма» Ленин писал: «Учение Маркса вызывает к себе во всем цивилизованном мире величайшую вражду и ненависть всей буржуазной (и казенной и либеральной) науки, которая видит в марксизме нечто вроде «вредной секты». Иного отношения нельзя и ждать, ибо «беспристрастной» социальной науки не может быть в обществе, построенном на классовой борьбе. Так или иначе, но в с я казенная и либеральная наука защищает наемное рабство, а марксизм объявил беспощадную борьбу этому рабству».

То оживление «а буржуазном «философском фронте», которое происходит сейчас вообще и в особенности в связи со столетней годовщиной со дня смерти великого немецкого философа, идеалиста-диалектика Гегеля, является яркой иллюстрацией к приведенным здесь положениям Ленина, прекрасным подтверждением марксистско-ленинского учения о партийности философии. Борьба за диалектический материализм с буржуазной философией, поворачивающей к Гегелю, — один из участков классовой борьбы современной эпохи. Второй гегелевский конгресс, состоявшийся недавно в Берлине, как зеркало, отобразил процессы классовой борьбы в науке.

3

Этот философский конгресс крайне симптоматичен в том отношении, что он явился очень- крупным звеном в процессе фашизации науки и философии, который происходит на Западе.

Борьба между марксизмом (диалектическим материализмом) и всякого рода идеализмом, борьба между большевизмом и фашизмом, социал-фашизмом «вокруг Гегеля» — это одно из очень ярких проявлений классовой борьбы в науке, в философии, это одна из форм классовой борьбы.

Философия—арена ожесточенной классовой борьбы на идеологическом фронте. В философии резко обострилась борьба между двумя основными философскими направлениями — между материализмом и идеализмом. Очень хорошо характеризует классовый характер обоих этих мировоззрений (материализма и идеализма) известный католический писатель, которого никак нельзя заподозрить в марксизме, Макс Шеллер в его книге «Die Wissenformen und die Geselschaft» («Формы знания и общество»).

Он считает в этой книге характерным для пролетарского мышления, или, как он выражается, для мышления «низших классов», следующие черты: реализм, материализм, эмпиризм, оптимизм и диалектический способ мышления. В противоположность этим «категориям», система мышления «высших классов» по Максу Шеллеру складывается из таких элементов: бытие, телеология, идеализм, спиритуализм, априоризм, пессимизм и формализм.

Вряд ли надо, независимо от отношения к общей буржуазной концепции Шеллера, специально критиковать эти положения, которые в основном правильно характеризуют специфическую структуру мышления основных классов современного капиталистического общества.

Общеизвестно, что гегелевская идеалистическая философия имела реакционную консервативную сторону в виде его абсолютного, объективного идеализма и революционную сторону в виде его диалектики. «Гегелевскую диалектику,— писал Ленин,— как самое всесторонне богатое содержанием и глубокое учение о развитии, Маркс и Энгельс считали величайшим приобретением классической философии. Всякую иную формулировку принципа развития, эволюции, они считали односторонней, бедной содержанием, уродующей и калечащей действительный ход развития (нередко со скачками, катастрофами, революциями) я природе и в обществе». Однако гегелевская диалектика являлась идеалистической

4

диалектикой, причем диалектика и идеализм у него отнюдь не внешне были соединены друг с другом, а органически сплетены и спаяны. Вот почему Энгельс писал в своей рецензии на книгу Маркса «К критике политической экономии», что «Маркс был и остается единственным, который мог взять на себя задачу выделить из гегелевской логики то ядро, которое содержит в себе действительные открытия Гегеля в этой области, и выработать диалектический метод, освобожденный от его идеалистической оболочки, в той простой форме, в которой он только и является правильной формой развития мыслей».

Наш интерес к Гегелю, как к самому крупному представителю немецкой классической философии, есть интерес к диалектическому методу Гегеля, материалистически переработанному, поставленному с «головы на ноги». Годовщина смерти Гегеля должна явиться для лас моментом, поводом для дальнейшего развертывания борьбы за материалистическую диалектику, которая, по выражению Ленина, является «коренным теоретическим основанием», «революционной душой» марксизма. Поворот буржуазии к Гегелю обязывает нас в новых условиях развернуть с точки зрения марксизма-ленинизма критику идеализма Гегеля. Годовщина смерти Гегеля должна быть для нас моментом для дальнейшего развертывания широчайшей популяризации марксистско-ленинской философии, ленинского этапа в развитии материалистической диалектики и борьбы на два фронта — против механицизма как главной опасности, не понимающего и отрицающего диалектику, и против меньшевиствующего идеализма, извращающего марксистскую диалектику в основном в гегельянском духе.

Чем же вызывается в настоящее время особый интерес к Гегелю в буржуазной философской литературе? Что является причиной сильного оживления гегельянского или, точнее, неогегельянского движения в целом ряде стран Западной Европы, а особенно в Германии и Италии? Что служит основой того, что забытый Гегель вновь начинает занимать почетное место в современных государственных университетах, что его произведения усиленно читаются, изучаются, комментируются и издаются?

На этот вопрос, надо еще и потому ответить, что теперь положение радикальным образом изменилось по сравнению со второй половиной XIX в., когда теоретиками буржуазии была проведена большая критическая и разрушительная ра-

5

бота по отношению к гегелевской философии. Изменение отношения к Гегелю особенно разительно после критических работ Бахмана, Шопенгауэра, Тренделенбурга, Гайма, Гарт-мана, после характерного оплевывания Гегеля, обращения с ним, как с «мертвой собакой», во второй половине XIX в., после поворота к Канту и беспредельного господства неокантианства в официальной философской литературе.

Не вычеркнуть насмешек и издевательства над Гегелем например «философа мещанства» Шопенгауэра, отнюдь не одинокого в этом деле, который величал. Гегеля не иначе, как «пачкуном бессмыслиц и губителем умов». В своей работе «Об университетской философии» он писал: «Как худшее, что может случиться с государством,— это если бразды правления попадут в руки негоднейшего класса, подонков общества, — так и для философии и всего от нее зависящего, т. е. для всего знания и духовной жизни человечества, ничего не может быть хуже, чем если дюжинная, голова, отличающаяся только, с одной стороны, своей уродливостью с другой — своей наглостью в писании бессмыслиц, — словом, какой-нибудь Гегель с величайшей, прямо беспримерной настойчивостью провозглашает себя величайшим гением, в котором философия наконец навсегда достигла своей желанной цели».

И несмотря на это, опять интерес буржуазии к Гегелю!

Буржуазная философия давно уже прошла тот исторический рубеж, который отделяет период восходящего развития этой философии от периода ее упадка и разложения.

Именно с Гегелем заканчивается период восходящего развития буржуазной философии. Первый период после поражения гегелевской "философии, нанесенного ей марксистской философией, философией революционного пролетариата, буржуазия питалась жалкими эклектическими философскими системами. Эпоха так называемого органического развития капитализма, наступившая после бурной революционной середины прошлого века, сделала наиболее модной среди буржуазного философского лагеря философию Канта. Буржуазии казалось, что с Кантом, вернее с неокантианством, она переживает свою вторую философскую молодость, что начинается новая полоса восходящего развития буржуазной философии, как в свое время с философии Канта началась эпоха классической немецкой идеалистической философии. Однако начавшаяся эпоха империализма, эпоха загнивания капитализма, эпоха пролетарских революций внес-

6

ла новую растерянность в ряды буржуазной философии. Разразившийся в самом начале XX в. кризис естествознания еще более обострил растерянность и разложение буржуазной философии. Лучшие представители естествознания стихийно потянулись к диалектическому материализму. Другая же часть естествоиспытателей вместе с буржуазной философией тщетно искала ответов на- новые вопросы, выдвинутые новой эпохой, в покрытых плесенью философских системах Юма, Беркли и др.

Всемирная империалистическая война 1914—1918 гг. «потрясла всю систему мирового капитализма и положила начало периоду его общего кризиса». Этот кризис глубоко захватил собой и буржуазную философию и науку. Нынешний экономический кризис, развернувшийся на базе общего кризиса капитализма и являющийся «самым серьезным и самым глубоким из всех существовавших до сих пор мировых экономических кризисов» (Сталин), наиболее ярко обнаружил и обострил те процессы в развитии буржуазной философии, которые наметились в ней с началом эпохи империализма и особенно с началом периода общего кризиса капитализма.

Направление в развитии буржуазной философии в современный период коротко может быть определено как поворот к философии Гегеля в ее модернизированных формах. Шумиха, поднятая в буржуазном философском лагере в связи со столетней годовщиной со дня смерти Гегеля, является лишь одним из внешних проявлений поворота буржуазной философии к Гегелю.

В модернизировании философии Гегеля буржуазия пытается найти себе еще раз философское оружие.

Можно отметить две основных причины современного интереса и поворота к Гегелю в буржуазной философской литературе.

Основная причина оживления интереса к Гегелю состоит в том, что в связи с мировым кризисом капитализма и обострением всех его противоречий мы имеем известный рост, усиление, развитие фашизма в главных европейских странах, в частности в Германии. Реакционная, консервативная,, идеалистическо-мистическая система гегелевской философии очень привлекательна для фашизма, может быть использована в качестве теоретической базы для него, может вызвать и действительно вызывает к себе с его стороны особый интерес.

7

Абсолютный идеализм Гегеля служит базой для самых диких современных мистических, идеалистическо-религиозных воззрений фашиствующего буржуа. Активная черта немецкого классического идеализма — действенность гегелевской философии является очень привлекательной для активистического, наступательного, действенного характера современного фашистского движения. Освящение со стороны Гегеля абсолютным духом его философии современной ему Прусской монархии, национализм и шовинизм, характерные для произведений Гегеля, — все это крайне симпатично уму и сердцу, империалистическо-захватническим, националистическо-фашистским настроениям буржуазии.

Современное неогегельянское движение, в значительной своей части переплетающееся с фашизмом, имеет глубокие социальные корни, глубокую внутреннюю социальную подоснову.

Материалы первого международного гегелевского конгресса, который происходил в прошлом году в Гааге, дают более или менее исчерпывающую характеристику современного неогегельянства.

Так например один из докладчиков на прошлогоднем гегелевском конгрессе—Биндер—по вопросу «Свобода как-право» (о гегелевской «философии права») говорил о том, что либерализм не в состоянии в настоящее время побороть марксистскую теорию государства, что он беспомощен перед «сумасбродными требованиями социализма», что только крепкая государственность, опираясь теоретически на гегелевское учение о государстве, может справиться с марксизмом.

Он писал: «Вполне последовательно, что социализм не играет никакой роли у Гегеля: это происходит не вследствие того, что Гегель был философом сытой буржуазии, как это часто утверждали в нежелательном для него смысле, но вследствие того, что Гегель впервые нашел правильное понятие государства, в котором снят эгоизм как движущий принцип гражданского общества».

Так Биндер, опираясь на Гегеля, используя его философию права, борется с «требованиями социализма», с марксизмом. Сам он следующим образом интерпретирует сущность учения Гегеля о государстве, о свободе и необходимости:

«Так как дух бога и божественная воля действительны только в нашем сознании и через наше сознание и так как история развития человеческого духа есть вместе с тем исто-

8

рия осуществления божественного духа в мире, то наша свобода становится тем более действительной, чем более мы поднимаемся к сознанию нашей зависимости от воли бога, чем более наша индивидуальная воля умерщвляется в пользу божественной воли... Мы тем более свободны, чем более мы осознаем себя марионетками в руках бога».

Так борется в настоящее время с коммунизмом «марионетка в руках бога» и действительная марионетка в руках современного фашизма — буржуазный профессор Биндер.

Особенно изощряются фашистские неогегельянцы в вопросе о нации и государстве. В центре философских и социологических воззрений фашистских «теоретиков» стоит вопрос о нации. Гегелевские категории «целое и часть», «общее, особенное и единичное», «единство», «целостность» и т. д. и т. п. всячески эксплуатируются фашистами для оправдания своего террористического господства. Нация — это целостность; нация — это общность, которая высоко стоит над единичным — личностью. Вся история — вопреки ненавистному марксизму — есть не история классовой борьбы, а история борьбы наций, история борьбы «национальных духов», «народных духов» и т. п. Национализм против коммунизма, против марксизма — вот основной лейтмотив фашистских «теоретиков» и фашистских политиков; национализм — вечная категория — вот излюбленные выводы фашистских философов. Гегелевская «Философия истории», его же «Философия права» — основные произведения, от которых они отправляются. Прусский госфилософ первой четверти XIX в. - Гегель — знамя современного фашизма. В тесной связи с проблемой нации находится проблема государства. Целая плеяда фашистских «теоретиков» занимается теоретической разработкой этого вопроса (Геллер, Шпан, Биндер, Моро и др.). Оказывается, что «национальный дух» — нация — получает свое высшее воплощение в государстве. Она становится превыше всего, выше культуры, религии; она — высшее воплощение нравственности. Гегель делается отцом современного фашистского корпоративного государства (Джентиле). Совершенно понятно то обстоятельство, что Гегель превращается даже в духовного прародителя современного империализма (Иоганн Пленче, Брунович).

Во-вторых, интерес к Гегелю несомненно связан с современным кризисом буржуазной науки. Этот кризис, ставший всеобщим, характеризуется полным распадом старых

9

форм и методов мышления. Все чаще и чаще раздаются голоса ученых различных областей науки, голоса философов, естественников, социологов о назревшей потребности в логической, методологической революции. Все чаще можно слышать указания о необходимости «новой логики», «новой философии», или, как некоторые говорят, «новой таблицы категорий». Жгучую потребность современной науки в новой методологии по-своему выразил и Вигерсман на первом гегелевском конгрессе в Гааге, когда он характеризовал «трагизм современной культуры» и «тоску по единой науке наук».

Единственный выход из всеобщего кризиса науки возможен только на пути диалектического материализма, на пути методологии и мировоззрения единственного прогрессивного, революционного класса современной эпохи — пролетариата. Это является теоретическим выражением того, что единственно возможный выход из всеобщего кризиса всей капиталистической системы возможен только на пути диктатуры пролетариата и строительства социалистического общества.

Однако проникнутые классовыми предрассудками представители буржуазной философии и науки, преисполненные страхом перед материализмом и материалистической диалектикой, «ученые мужи», не удосуживающиеся даже познакомиться с богатейшей литературой по марксистской философии, наполненные ненавистью к коммунизму и смертным ужасом перед пролетарской революцией, ищут выхода из кризиса науки в самых крайних и разнообразных выражениях идеализма, мистики и религиозного мировоззрения. Все это определяет интерес к идеалистической методологии и идеалистической диалектике, великим творцом и гениальным мастером которой был абсолютный обективный идеалист Гегель.
  1   2   3   4   5   6

перейти в каталог файлов
связь с админом